Московский мусор сегодня лучше хранить в Кремле, который достаточно высок, и не скоро заполнится, и тогда, возможно, до властей дойдет, что мусор надо перерабатывать и утилизировать

В стране смертность от сердечно-сосудистых заболеваний на порядок превышает такие же параметры по странам Западной Европы, а где-то даже в 10 раз

Фильм "Византийский урок" глазами историка

18.02.2008 20:08


Собираясь смотреть фильм архимантдрита Тихона (Шевкунова) "Падение империи. Византийский урок", я думал, что теперь будет что показывать студентам, изучающим византийскую историю. Достаточно быстро стало ясно, что фильм этот я им, к сожалению, показать не смогу, в первую очередь потому, что он не про Византию: он про "византийский урок", каким его понимает о.Тихон, к контексте конкретной исторической ситуации. Я этот урок понимаю иначе, но главное - Византия была другой, нежели ее видит о.Тихон.

Если сравнивать Византию с какой-либо страной современного мира, то ее скорее можно сравнить, как это ни странно, не современной Россией, а с Соединенными Штатами: христианское большинство при наличии сильных меньшинств, многонациональный состав государства при наличии единого языка культуры и делопроизводства, агрессивная внешняя политика вместе с эффективнейшей для своего времени экономической системой, вера в монополярность мира, в котором цивилизованный мир (ойкумена) должен в идеале совпадать с границами единой империи (Pax Romana). При этом четкое представление о свободах, правах и обязанностях гражданина (римское право) и незыблемая система государственной власти, по своей сути не подверженная произволу отдельных ее представителей. Возможно, это сравнение несколько натянуто, но оно не дальше от реальности, чем картина о. Тихона.

В фильме немало фактических натяжек: предшественник императора Василия I (867-886 гг.) Михаил III, получивший прозвище "Пьяница", не был бездарным правителем, кардинал Виссарион не был "олигархом", а премьер-министр последнего византийского императора Лука Нотара (с ударением на последний слог) храбро защищал Город при последнем штурме, вместо того, чтобы удалиться к своим сбережениям, хранившимся в генуэзском банке Св.Георгия. Эти натяжки можно, наверное, не считать ошибками, поскольку они нужны автору фильма для того, чтобы показать те реалии современной России, которых в Византии не существовало: олигархи, преемник, стабфонд, вертикаль власти, всеобщая воинская повинность (которую враги хотят заменить профессиональной армией), Болгария и Сербия, которых переманивают в Евросоюз, и т.д. Но поскольку фильм не про Византию, то и рассматривать его стоит под иным углом.

С учетов всех перечисленных выше реалий современной России можно без сомнения сказать, что по своему жанру фильм приближается к политическому (предвыборному) памфлету с определенной программой на будущее. Мол, были тяжелые времена в Византии, когда императоры правили только по четыре года, но бывало одновременно и по два императора; просто выбрать себе преемника недостаточно - надо чтобы он продолжал успешный курс предшественника. Олигархов надо душить налогами, а тех, кто вывозит деньги на запад - осуждать.

Но о.Тихон не сказал, что делать, если сам властитель не вполне уподобился Периклу, гордившемуся тем, что за время пребывания у власти не преумножил свое состояние ни на одну монету. Фильм отличается разнообразной критикой как Византии, так и новейшей России, однако критика не распространяется на одну сферу - на современную российскую власть и того, кто ее персонифицирует. И это печально, поскольку церковь не должна полностью идентифицировать себя с какой бы то ни было государственной властью.

Но с точки зрения, которую представляет о.Тихон, позиция церкви неотличима от позиции "генеральной линии". В русской истории это направление выражено слишком ярко, однако в XX в. оно приобрело название "сергианства", когда церковное руководство солидаризировалось с государственным в самый неподходящий для этого момент. И здесь дело не в том, хорошо или худо это государственное руководство, а в том, что церковь вообще не должна терять собственной позиции, которая в любой ситуации будет отлична от позиции власти. Если святитель Тихон, патриарх Всероссийский, не благословлял духовенство служить благодарственные молебны по случаю успехов Белой Армии, то стал бы он выражать свое удовлетворение по поводу "операции "Преемник"?

Кстати, в Византии эти операции редко проходили безболезненно: около половины византийских императоров погибли насильственной смертью. Так, например, Василий I, который в фильме о.Тихона является прообразом главного положительного героя, собственноручно задушил своего предшественника и покровителя Михаила Пьяницу в его собственной спальне.
При этом патриархи в Византии на всех этапах истории империи могли запретить императору войти в храм и отлучить его от причастия, лишить права на христианское погребение и т.д. Удивительно, что этих патриархов не постигала судьба московского митрополита Филиппа: это было в порядке вещей. Таким был византийский "цезарепапизм".

В России традиция отношения церкви к власти сложилась, к сожалению, иной, и о.Тихон как раз ее, кажется, и продолжает. Вполне возможно, что из искренней любви. Но в такой ситуации не остается возможности даже для традиционного русского "печалования" перед властью, не говоря уже о проповедях св. Иоанна Златоуста, который с кафедры столичного архиерея обличал в Константинополе роскошь, персонифицированную в лице императрицы, не говоря уже о том, что сам он ни коим образом не следовал этой печальной моде на роскошь, а, напротив, являлся примером аскетизма и социального церковного служения.

Другая важная тема фильма - антизападная. Подробно описывается то, как западные варвары из Парижа, Лондона и Брюсселя разграбляли в 1204 г. Константинополь, с чего будто бы и началось стремительное обогащение Западной Европы. Сам факт разграбления, надо сказать, достаточно известный, как и то, что Католическая церковь, изначально осудившая такое беззаконие, не так давно вновь просила за него прощение у потомков византийцев.
Непонятно, чему служит в фильме последовательное противопоставление Запада и Византии (в действительности не существовавшее), и зачем нам это сегодня. Православные христиане, живущие на Западе, сегодня ощущают там себя как дома и вовсе не стремятся переходить в российское или греческое подданство. Почему? Да потому что разделение между верой и неверием, истиной и ложью, любовью и страхом проходит сегодня, как и во все времена, не по границам Востока и Запада, севера или юга. Как писал на рубеже II и III веков автор "Послания к Диогнету", "христиане, населяя города эллинские и варварские, кому как довелось, и следуя обычаям соотечественников в одежде, пище и остальном быту, показывают при этом удивительное устроение своей внутренней жизни: живут на родине, но как иноземцы; участвуют во всем, как граждане, и все терпят, как пришельцы; всякая чужбина им - родина и всякая родина - чужбина". Так что противопоставление Запада и России, возможно, соответствует "геополитическим" интересам той или иной стороны, однако оно совсем не христианского происхождения, и не с церковной кафедры его провозглашать. Для православных сегодня и Россия, и Америка, и мусульманский мир, и Израиль - все является миром, нуждающимся во Христе и Его правде, хотя мир этот все еще очень и очень от этого далек.

О. Тихон мечтает о государстве, где все граждане объединены одной религией. Реально ли это в современном мире? Я знаком с обществами, где нет светских браков (соответственно - нет браков смешанных), где религиозные законы определяют немало в образе жизни всего общества, а принадлежность к "альтернативной" религии делает человека в глазах большинства существом второго сорта. В России о таком обществе можно только мечтать. Но стоит ли мечтать именно о нем?
Государственная религия сегодня в любой стране лишается значительной части доверия в глазах многих, а попытки насадить ее принципы силой вредит ей еще больше. "Человек рожден самовластным" - говорили Отцы. И не религиозному большинству какой бы то ни было страны делать выбор за каждого из нас. Дело государство - в поддержании этой врожденной "самовластности" каждого человека, а также мира между различными группами общества. А в своей личной, духовной и культурной жизни мы, наверное, сможем разобраться без его непосредственного вмешательства: государство действительно призвано к тому, чтобы земная жизнь "не превратилась в ад", но при этом оно не должно "закрывать нам солнца".

В фильме не упоминается по имени никто из глав российского государства. Кроме одного - "бывшего семинариста Джугашвили" - в контексте восстановления в конце войны запрещенной им ранее византинистики (опять же с неточностью: это восстановление произошло раньше - первый "Византийский сборник" был приготовлен к печати еще в начале 1941 г.). Случайно ли это упоминание? Или этот образ лучше других подходит для многих аспектов восприятия архимандритом Тихоном российской власти и государственности? Однако я не думаю, чтобы святейший патриарх Тихон и новомученики российские - подлинно "рожденные самовластными"! - с этим согласились бы.

Александр Занемонец,
кандидат исторических наук

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

"Она направлена, в том числе, на формирование более комфортных условий для переселения в Россию на постоянное место жительства соотечественников из-за рубежа, а также – на создание чётких правил въезда и получения права на проживание, работу, на приобретение российского гражданства".

Возгорание временного деревянного храма Апостола Иоанна Богослова произошло 6 ноября на территории религиозной организации "Подворье патриарха Московского и всея Руси при храме святителя Николая Мирликийского в Тушино г. Москвы".

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".