Мы можем установить прожиточный минимум в 2 копейки, и тогда у нас все будут богатыми...

Нужно не уговаривать сверхбогатых делиться, а заставить! Куда они сбегут? Во Францию, где до 70% прогрессивный налог? Им некуда бежать! А будут обманывать – тюрьма, банкротство, конфискация имущества...

Инновации: на пути к стратегической политике

17.12.2008 18:03


От инерционной к стратегической политике

 

   Современное состояние государственной политики в сфере инноваций, как это не парадоксально звучит, характеризуется тем, что сама эта политика не является инновационной. Её скорее можно назвать инерционной, т.к. она основана на теориях и схемах прошлого века, который принято связывать с понятием индустриального общества. России, которая декларировала переход к инновационному развитию, нужны современные эффективные стратегии, такая стратегическая политика, которая даст прорывной результат и рост инноваций в разы, а не на проценты, хотя количественная сторона дела здесь далеко не главная.

Инерционная политика покоится на ряде слабо связанных между собой концептуальных редукций, механическая сумма которых не позволяет сформировать целостный подход к инновационному развитию.

Первое. На практике исповедуется технократический, узко экономический подход и обсуждается переход к «инновационной экономике». Но возможен ли он без инновационного мышления, инновационной политики, инновационной стратегии, инновационного образования и т.д.? Как следствие, в качестве главной ставится задача коммерциализации научно-технических разработок, которую схематично представляют формулой «идеи – инновационный рыночный продукт – деньги». Очевидно, что такая «линейная» схема инновационного процесса, которую можно назвать схемой естественного роста (или выращивания) инноваций, принимается и воспроизводится большинством управленцев и предпринимателей. В то же время, современная практика развитых стран показала, что эта схема устарела и в современном складывающемся постиндустриальном мире уже эффективно не работает.

Второе. Сила технократического подхода, основанная на его технологичности, примененная к популятивным системам становится беспомощной или даже разрушительной, если не направляется глубоко осмысленными трансценденциями, т.е. идеальными сущностями (идеями, стратегиями и т.д.). 

Господствующая технократическая парадигма основана на руководстве и управлении наукой и инновационной сферой как объектом, системой той или иной степени сложности. Эта парадигма вполне успешно работала в условиях жесткой административной системы. В современных условиях проблема состоит в том, что сфера науки и технологий, равно как и другие сферы общественной жизни, являются объектами управления только в умах управленцев. Сам объект управления настолько не определен, активен, обладает своими целями и бесконечным числом степеней свободы, что даже современный суперменеджер-технократ не способен эффективно управлять такой "системой".

Третье. Академическая наука говорит о необходимости создания единой теории Национальных инновационных систем[1], при этом  НИС определяется как «набор организаций, которые участвуют в инновационном процессе: научные лаборатории, технопарки, инкубаторы, то есть те места и люди, которые делают науку и изобретения». Тем самым, хотя в определении НИС и упоминаются люди, но как объекты исследования или управления. При таком подходе отсутствует перспектива выйти за рамки традиционных экономических и управленческих теорий. 

Представляется, что теории НИС, как научной и тем более единой быть не может. Научная теория должна предсказывать поведение исследуемого объекта во времени и пространстве. В то же время, НИС – это становящаяся во времени сфера, которая формируется, с одной стороны, за счет действий людей, активных, рефлексивных и ставящих свои цели субъектов, а, с другой стороны, благодаря естественному развитию исторического процесса. Поэтому описательные теории, представляющие собой «посмертный слепок» того, что уже произошло в развитых западных странах 10-50 лет назад, неадекватны стоящей перед страной задаче, хотя и могут быть полезны, если построены на большом фактическом материале.

Нужна не теория, а инженерная (в широком смысле) методологическая дисциплина, назовем ее «инновационная инженерия», которая дает организатору эффективный рабочий инструмент.

Четвертое. Инерционная политика, исповедующая линейную схему роста инноваций и не учитывающая процессы глобализации, неявно предполагает, что указанный рост возможен, когда более или менее равномерно выстроены все элементы цепочки, обслуживающий инновационный процесс. Условно говоря, такой подход в наших условиях можно было бы сравнить со стрельбой по площадям вместо применения высокоточного оружия. Трудно отрицать необходимость планомерного развития всех институтов, способствующих созданию инновационной среды. Увы, у России нет еще нескольких десятилетий для такой работы с перспективой получить ожидаемый при таком подходе результат, т.к. человеческий научно-образовательный ресурс, доставшийся нам, благодаря десятилетиям значительно более целенаправленной и осмысленной предшествующей работы уже иссякает.  

Пятое. Сложившаяся к настоящему времени система закрытого конкурсного отбора прикладных научно-технологических разработок, претендующих на финансовую поддержку государства, архаична, не обеспечивает независимую экспертизу, создает почву для коррупции и господства научных кланов, оставляя за бортом значительное количество действительно прорывных разработок. Кроме того, и это, возможно, самое главное, она практически никак не связана с решением проблемы востребованности инноваций.       

Шестое. В качестве неявной альтернативы разработке стратегии развития инновационной сферы и источника большинства ее проблем нередко называется отсутствие соответствующего закона. Предложения по закону об инновационной деятельности обсуждаются уже не менее десяти лет. На наш взгляд, в ситуации, когда в стране не выработана современная инновационная политика и даже отсутствует общее понимание базовых схем инновационной деятельности, принятие федерального законодательства (региональное требует особого рассмотрения), регулирующего эту сферу, было бы контрпродуктивным, т.к. оно фиксировало бы имеющую здесь место понятийную катастрофу. Наше утверждение, очевидно, никак не противоречит необходимости незамедлительного совершенствования «обслуживающего» законодательства в области налогообложения, образования, науки, наукоемкого производства, инвестиций, защиты и управления интеллектуальной собственностью, противодействия коррупции и др. Трудно даже представить какой урон развитию инновационной деятельности нанес только один 94-й ФЗ.         

Седьмое. Несоразмерно преувеличивается роль количественных критериев в оценке эффективности инновационной деятельности. В том числе, когда большая часть бюджета формируется за счет поступлений от продажи сырья, а прогнозы Правительства предусматривают лишь незначительный рост высокотехнологичной продукции,  деньги как выход от инновационной деятельности серьезным стимулом для него в обозримой перспективе служить не могут (чего, правда, нельзя сказать о большинстве регионов). Таким стимулом для России сегодня могут быть только стратегические вызовы и угрозы, в частности надвигающийся системный кризис и реальная возможность потери шансов быть значимым игроком на мировой арене, деградации и скатывания страны на периферию мировой цивилизации в качестве поставщика сырья и свалки экологически опасных отходов, что нам предрекают аналитики из Национального разведывательного совета США[2]. Критическая проблема состоит в том, удастся ли российской власти к наступлению системного кризиса (примерно 2015 год) произвести кардинальный поворот от инерционной к стратегической инновационной политике. Изменение менталитета нового поколения россиян, выросшего в период смуты 90-х годов, и углубляющийся демографический кризис как часть системного кризиса уже привели к тому, что по последним опросам «Левада-Центра» половина молодых и успешных россиян мечтает об эмиграции. Таким образом, к 2015 году реальной альтернативой государственной стратегической политике может быть уже не инерционная политика, а ее полная деградация или политика транснациональных корпораций на российской территории.   

 

От функционирования к развитию

 

При анализе дискуссий по инновационной политике напрашивается аналогия с популярными темами, которые в последнее время обсуждаются на разных уровнях. Это инфляция и рост потребительских цен. И в том, и в другом случае, как нам кажется, имеет место подмена ключевых проблем вторичными. А ключевые проблемы – это конкурентоспособность России и изменение управленческой парадигмы от функционирования к инновационному развитию.

При всех международных финансовых кризисах страны - мировые лидеры по конкурентоспособности, не ставят в качестве стратегических задачи борьбы с инфляцией, удвоения ВВП и пр. Их цель – глобальное интеллектуальное и организационное превосходство. Собственно, и в России необходимость подобного подхода начинает осознаваться и декларироваться на высшем политическом уровне, но обсуждение пока  идет в старой парадигме функционирования, в которой он принципиально не реализуем. Несмотря на то, что в последнее время активизировалась дискуссия по проблемам развития инновационной сферы, в ходе которой нередко высказываются глубокие мысли концептуального характера и ценные практические рекомендации, они, как правило, оказываются невостребованными. Можно предположить, что неспособность государственной  машины сформировать стратегическую инновационную политику, адекватно транслировать высшие цели, которые ставит руководство страны, обусловлено отсутствием соответствующего слоя людей, института независимой общественно-государственной экспертизы и механизма трансляции.

Государственный бюрократический механизм по своей природе настроен только на функционирование, поэтому в идеале, чтобы он служил целям развития, необходимы дополнительные специальные процедуры и схемы редукции, которые не искажают, а формируют и уточняют высшие цели и стратегии. Очевидно, в СССР эти функции выполняла КПСС. Функционирование не предполагает сколько-нибудь полноценной трансляции сверху вниз идеальных сущностей типа целей, понятий, стратегий. Оно обеспечивается, условно говоря, «из-под палки» бюрократией посредством реализации функций, которые ей предписаны, включая использование таких современных инструментов, как информационно-коммуникационные технологии, или таких методических суррогатов, заимствованных из бизнеса,  как БОР (бюджетирование, ориентированное на результат). Для обеспечения парадигмы развития необходим дополнительный общественный ресурс, а именно, особый слой людей - элита, в том числе бизнес-элита, который способен выдвигать и транслировать высшие цели государства и общества. Как действующий механизм этот ресурс у нас пока оформлен (в частности вследствие слабой способности к самоорганизации) и почти не востребован. Другой важный инструмент стратегии развития – институт независимой общественно-государственной экспертизы, также находится пока в зачаточном состоянии.

 

К новым формам организации инновационной деятельности: от естественного выращивания инноваций к формированию инновационной среды и потребности в инновациях

 

Практика показала, что за редким исключением, попытки поддержки государством инновационной деятельности через такие, казалось бы, зарекомендовавшие себя на Западе такие формы инновационной инфраструктуры как технопарки и бизнес-инкубаторы в России не дали ожидаемого результата.   Если мы будем развивать инновации без учета того, что заимствуемые организационные формы полувековой давности были разработаны для иной социальной и экономической среды, тем более, формы, которые в современном мире уже не работают - то это заведомо тупиковый путь. Пока мы пользуемся устаревшими представлениями, на практике в России будет воспроизводиться всё та же модель индустриального общества.  

            В условиях глобализации, когда источники новых знаний стали более диффузными и скорость вывода технологии на рынок существенно возросла, проведение исследований и разработок стало возможным только в нецентрализованных открытых моделях, моделях «открытых инноваций», что означает партнерство, альянсы, структуры c низким уровнем бюрократизации, структуры, позволяющие сочетать ресурсы, имеющиеся внутри страны или региона, с теми ресурсами, которые существуют вовне.

Поскольку в условиях постиндустриального общества конкуренция между развитыми странами идет уже не на материальном уровне, а на уровне  идей, стратегий и концепций развития, технологий воздействия на сознание, современный подход к инновационной политике не может ограничиваться поддержкой конкретных инновационных бизнесов, реализацией отраслевых программ, совершенствованием законодательства, и пр., он должен обеспечить кардинальное изменение социокультурной ситуации в стране, в первую очередь формирование слоя стратегически и инновационно мыслящих людей, реализовать целостную инновационную инфраструктуру, одной из главных функций которой является формирования потребности в инновациях.

            Хотим стимулировать инновационное развитие - нужно искать новые формы организации.

На наш взгляд, одним из основных ресурсов в мировой конкурентной борьбе мог бы стать для России переход в инновационной деятельности от технократической к социально-инженерной парадигме, в которой ведущими являются  организационные инновации – разработка и внедрение новых форм организации во всех сферах жизни страны, в том числе синтез организационных и наукоемких инноваций[3]. Одна из новых современных форм организации инновационной инфраструктуры, отвечающая изложенной выше концепции и основанная на упоминавшейся выше инновационной инженерии, – социально-инженерный парк[4] 

 

Социально-инженерный парк как новая форма организации  современной инновационной инфраструктуры

 

Организация инновационной инфраструктуры определяется парадигмой инновационной деятельности, принятой на данном этапе развития общества. Соответственно смена парадигмы должна привести к изменению инфраструктуры обеспечения инновационной деятельности.  

В развитии человеческого общества в прошедшем ХХ проявились две ведущие тенденции.

 «ХХ век – это век научно-технической революции», «наука стала производительной силой» - тезисы, которые мало у кого вызывают сомнение.    Политика большинства развитых государств была направлена на развитие связей науки и промышленности, стимулирование коммерциализации научных разработок и т.д., что привело к созданию и широкому распространению во второй половине ХХ века инфраструктуры поддержки научно-технических инноваций (научные и технологические парки, технополисы, регионы науки и т.д.).

В то же время, «техногенная цивилизация», коренным образом изменившая образ жизни населения большинства стран мира, стала источником такого количества проблем в развитии человечества (истощение ресурсов, экологические и техногенные катастрофы, глобальное потепление, деградация природной среды и пр.), что это позволяет говорить о ее кризисе. Одна из главных причин этого явления состоит в господстве технократического и экономического сознания, неадекватной оценке границ применимости методов науки и проектирования, переносе их на область общественных отношений.    

Сфера науки и технологий, к которой относится инфраструктура поддержки технологических инноваций, являясь элементом социальной организации общества, также, не может быть эффективно организована технократическими методами.

Несмотря на большие ожидания и распространенное мнение об  эффективности известных форм инновационной инфраструктуры, практика показала, что даже в развитых странах с устойчиво развивающейся экономикой они постепенно исчерпывают свой инновационный ресурс и поглощаются новыми формами организац

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

"Вообще-то по Конституции принудительный труд у нас запрещен, а сенатор предлагает привлекать к принудительным работам граждан, получающих пособие по безработице, хоть знает, что это за пособие, и стоит ли из-за него, как говорится, «жилы рвать»? Да это крошечные деньги, и он еще предлагает наказывать! Наказывать надо того, кто придумал такое пособие по безработице, которое у нас ниже прожиточного минимума..."

Парламентарии комментируют

"Партия «Единая Россия» - самая многочисленная, самая крупная, самая богатая и самая могучая. Но, строго говоря, это не партия в ее привычном понимании. На языке политической науки «Единая Россия» скорее называется «клиентела». Если использовать наши традиционные выражения – «приводной ремень»..."

Парламентарии и бизнес

Наша страна – это страна тротуарной плитки, торговых центров и видеокамер. Те люди, которые формируют у нас институты власти, финансовые потоки, - им нужно, чтобы в стране было как можно больше видеокамер, потому что это очень хорошие деньги. Какая-то фирма получит теперь право заниматься и цифровизацией судов. Возможно, уже есть какой-то приближенный олигарх, который будет этим заниматься. А как мы будем предъявлять бумаги и документальные свидетельства тех или иных слов, которые озвучивает адвокат?

"Результаты работы парламента будут зависеть прежде всего от того, собирается ли правительство существенным образом изменять экономический курс. Судя по бюджету, этого делать не предполагается. При такое политике практически невозможно существенно улучшить материальное и социальное положение людей. Поэтому по-прежнему российская экономика будет развиваться относительно медленно, и не будет выполнен указ президента № 204, согласно которому мы должны обеспечить экономический прорыв. не будут ...

Видимо, когда власть не может сделать жизнь людей лучше, - не важно, по причине нежелания, или неумения, - власти нужно министерство, которое будет вбивать людям в голову то, что они стали жить лучше. И, наверное, первое, что будет делать министерство – это раздавать нашим гражданам бесплатно телевизоры, с комплектом федеральных каналов. Для такого министерства это будет самым эффективным способом воздействия на умы людей. Раньше это делалось посредством радио и газет, теперь добавилось тел ...

"Этот законопроект предусматривает прямую цензуру в интернете - если, например, появляется информация о коррупции чиновника, то ему можно будет написать заявление в прокуратуру, и будет примерно так же, как в сталинские времена, когда т.н. «тройки» тут же принимали решения и приводили их в исполнение. По сути, это будет тот же внесудебный приговор к высшей мере, только по отношению к сайту. И потом человеку придется ходить по судам и доказывать, что его сайт должны восстановить..."