Был у нас недавно Орешкин, которого выгнали. И можно сказать, зря выгнали. Он просто сказал правду - фактически признал, что в общем-то экономика будет катиться под гору

Анна Щёкина победила не случайно - все кандидаты от ЛДПР проходят очень серьезную политическую школу, серьезный отбор, среди них не может быть «кого попало». Это достойные люди

Совет Федерации заслушал министра юстиции и директора Федеральной службы исполнения наказаний

04.02.2010 13:03


Вопросы совершенствования правового регулирования в сфере социальной реабилитации лиц, осужденных за совершение преступлений, обсуждены на заседании Совета Федерации в рамках "правительственного часа". С докладами выступили Министр юстиции РФ Александр Коновалов и директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер. Как сообщили Regions.Ru в пресс-службе верхней палаты российского парламента, они ответили на многочисленные вопросы членов Совета Федерации.

Обращаясь к парламентариям, А.Коновалов высказал убежденность в том, что принимаемые государством и обществом меры по социальной реабилитации лиц, отбывших наказание в виде лишения свободы, отнюдь не являются благотворительностью или гуманитарной деятельностью. По его словам, эти действия представляют собой форму самозащиты общества.

Как сообщил министр, ежегодно из мест лишения свободы освобождаются около 300 тысяч человек. "При этом у значительной части этих людей разорваны социальные связи, отсутствуют постоянный источник дохода, место жительства. Очень многие из них впитали в себя твердую и системную традицию недоверчивого отношения к государству, а порой и откровенной ненависти к государству и обществу". Таким образом, подчеркнул А.Коновалов, обустройство жизни этих людей, содействие тому, чтобы они - или хотя бы часть из них - все-таки вернулись к нормальному социальному состоянию, являются мерами, которые нацелены на обеспечение безопасности населения страны.

Министр обратил особое внимание на необходимость формирования в местах лишения свободы системы "социального лифта". Не секрет, сказал он, что "социальный лифт" – это двигатель любого общества. Но если такие "лифты" в обществе доставляют людей с первого этажа на последующие, то такие же "лифты" должны обязательно быть и для доставки людей из "подвала" общества на нулевой уровень. "Иными словами, наша задача – создать прозрачную, эффективно работающую, справедливо работающую систему стимулов для ресоциализации спецконтингента".

При этом А.Коновалов подчеркнул, что даже самая хорошо организованная деятельность по ресоциализации осужденных не будет продуктивной, если сами эти люди не будут на это настроены. Он остановился на предложениях, которые могут стимулировать людей к этому.

Для тех, кто еще отбывает наказание, актуальным представляется вопрос смягчения условий, отметил министр. Заложенная еще в советском пенитенциарном законодательстве эта идея отчасти существует и сегодня, сказал он, но она нуждается в серьезном улучшении и обеспечении нормативной базой. Однако самое главное, по его словам, в улучшении нуждается практика ее претворения в жизнь. А.Коновалов отметил, что для совершенствования порядка отбытия наказаний, режимов мест лишения свободы, предстоит реализовать важнейший принцип перемещения осужденных в зависимости от их законопослушания, активной вовлеченности в программы по ресоциализации либо с более мягкого режима на более суровый, либо наоборот.

Другая важнейшая проблема - это обустройство в жизни на свободе. Эта группа стимулов, по словам А.Коновалова, нуждается в еще более серьезном и системном обеспечении. Начинать нужно с уголовно-судебной политики, подчеркнул министр. Он проинформировал Совет Федерации, что в скором времени в Правительство и Администрацию президента будет внесен большой пакет законопроектов с новеллами в уголовное, административное, уголовно-исполнительное законодательство. Поправки, заявил он, предполагают существенные изменения в сторону так называемых альтернативных мер уголовных наказаний, то есть не связанных с лишением свободы. В первую очередь речь пойдет о таких мерах, как ограничение свободы, а также о принудительных работах.

"Уверен, - сказал А.Коновалов, - что вовлечение лиц, нарушивших закон, но осужденных без изоляции от общества, в трудовую деятельность способно быть важнейшим стимулом для их ресоциализации в том случае, если для них будут созданы приличные условия работы, неплохой заработок, по крайней мере гораздо выше, чем сейчас, с соблюдением норм и правил техники безопасности и с человеческим отношением к ним".

Министр остановился на вопросах совершенствования собственно мест лишения свободы. Он высказал убежденность в том, что в основу исполнения этого наказания должен быть положен жестко соблюдаемый принцип сепарации лиц: по-настоящему социально опасных и лиц, которые менее опасны для общества, а самое главное - нацелены на ресоциализацию.

А.Коновалов подчеркнул крайнюю актуальность задачи восстановления в российском законодательстве и правоприменительной практике института административного надзора за теми, кто по тем или иным причинам продолжает представлять опасность для общества. "Подчеркну: не только по причинам их криминального состояния; возможно, и по состоянию их здоровья, психики".

Министр уделил особое внимание вопросам стимулирования тех, кто призван обеспечивать социальную ресоциализацию освобождающегося спецконтингента. Так, одной из мер, по его словам, могут стать налоговые льготы для бизнеса. Уверен, заявил он, что предусматривавшееся и предлагаемое по-прежнему квотирование рабочих мест в конечном счете не будет до конца продуктивным. "Работа "из-под палки" никогда не приносила хорошего результата. Поэтому только система экономических мер способна призвать бизнес к тому, чтобы активно сотрудничать сегодня с Федеральной службой исполнения наказаний".

С содокладом выступил директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер. Он остановился на проблемах правового обеспечения и участия региональных органов власти в решении задач, которые стоят перед государством и обществом. По его словам, субъекты Федерации с различной степенью активности принимают участие в нормативно-правовом регулировании в сфере социальной реабилитации осужденных за совершение преступления. "В таких регионах, как Башкортостан, Татарстан, Кемеровская, Липецкая, Тверская и Тульская области, приняты и успешно действуют нормативные акты в сфере социальной адаптации и реабилитации лиц как отбывающих наказание, так и освободившихся из мест лишения свободы. В них прописаны вопросы о квотировании рабочих мест, определены права нуждающихся в трудоустройстве и обратившихся в органы службы занятости населения из числа освободившихся из мест лишения свободы. В целом в 68 субъектах Российской Федерации принято 186 нормативных актов такого характера".

А.Реймер сообщил о накопленном в Архангельской, Нижегородской областях, Башкортостане положительном опыте работы по оказанию социальной помощи осужденным. Такой подход, по его словам, характерен для Краснодарского и Хабаровского краев, Астраханской, Кировской, Самарской, Саратовской и Ростовской областей. Вместе с тем, добавил он, в ряде регионов вопросы оказания содействия в социальной адаптации не решаются в полной мере: в республиках Адыгея, Алтай, Дагестан, в Камчатском крае, в Амурской, Белгородской, Волгоградской, Костромской, Мурманской и Сахалинской областях нет ни одного центра социальной реабилитации для лиц, освободившихся из мест лишения свободы.

Директор Федеральной службы отметил положительные показатели по сокращению рецидива преступлений среди несовершеннолетних, которые были осуждены к наказаниям без изоляции от общества. Такие результаты, сообщил он, были достигнуты в Республике Татарстан, в Краснодарском крае, в Республике Башкортостан, в Архангельской области. "Уровень повторной преступности данной категории лиц в указанных регионах в два-три раза ниже среднероссийских показателей. В то же время в тех субъектах Федерации, где нет ни программ, ни постановлений правительств, ни законов, рецидивная преступность несравнимо выше и превышает среднероссийскую в два-три раза", - констатировал А.Реймер.

Из сказанного руководитель ФСИН сделал вывод: принятие законов на федеральном уровне – это одно направление деятельности, "а принятие соответствующих законов на уровне субъектов Федерации – это, на наш взгляд, абсолютно самостоятельное действие, которое может дать не менее серьезный эффект, чем исполнение федеральных законов".
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

«Очень хорошо, что в ряде регионов местные власти с огромным вниманием относятся к благоустройству городской среды, в том числе к созданию парковых зон. Необходимо эту практику взять на вооружение во всех субъектах федерации. В частности, на это следует обращать особое внимание в промышленных центрах, где от количества парков в прямом смысле зависит жизнь людей»,- считает сенатор Валерий Васильев

Парламентарии комментируют

Как говорится, поживем – увидим. Но здесь есть над чем задуматься, в том числе и региональной власти, и федеральной. Ведь это же не шутки – руководить городом, тем более с большим промышленным потенциалом, где нужно профессионально и эффективно решать проблемы жителей. Ведь если их не решать, они будут копиться, расти как снежный ком, и потом их придется решать уже с использованием гораздо больших ресурсов, затрат и усилий

Служебные машины должны быть, во-первых, отечественного производства, а во-вторых, недорогими – до 1 млн рублей. Возможно, тогда у нашего чиновничества появится желание добиваться развития российского автопрома, чтобы у нас появились машины более дешевые и более комфортные. А если чиновникам будут закупаться дорогие машины зарубежного производства, то своих хороших автомобилей у нас не будет никогда

Отсутствие четко обозначенной государственной правовой политики не способствует улучшению качества законодательной работы в России, а в ряде случаев прямо ведет к его ухудшению. Проблема касается самых разных отраслей права, включая уголовное законодательство, которое можно отнести к наиболее активно меняемым и дополняемым в последние годы