На каком языке молиться Богу? - Мнения священнослужителей

05.08.2010 11:04



Спору о языке богослужения Русской Церкви уже без малого век. Он не прекращается и по сей день и остается одним из самых острых – как внутри церковной ограды, так и, отчасти, за ее пределами.

Regions.Ru не могли обойти своим вниманием этот вопрос, см.:
Священнослужители о языке богослужения

Священник Георгий Кочетков о языке богослужения

Интернет-издание «Правда.ру» опубликовало статью священноигумена Феогноста (Пушкова) Молиться Богу нужно на родном языке, где собраны воедино доводы сторонников языковой реформы. Они вкратце таковы:

- Упорно держась за церковнославянский, мы предаем дело свв. Кирилла и Мефодия, которые как раз отрицали самоё идею сакрального языка и стремились дать славянам понятное им Писание и богослужение;

- Церковнославянский более не является на сегодня ни языком нашего общения, ни языком нашего мышления; верующий должен переводить его в уме, тем самым отрывая свое сознание от молитвы;

- Богослужение — это школа, и чтобы быть реальной школой, оно должно совершаться на живом современном языке;

- Богослужение на живом языке потребует действительного внимания и сосредоточенности молящегося; ревнители же славянщины фактически не молится, а просто "вычитывают" тексты.

«Согласны ли вы со словами отца Феогноста? Если нет, то что бы вы ему ответили?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

Отец Сергий Махонин
Протоиерей Сергий Махонин, настоятель храма Сошествия Святаго Духа в пос. Первомайском Нарофоминского района Московской области, директор Московской православной гимназии имени Иоанна Богослова, со словами о. Феогноста категорически не согласен.

«Странно слышать от кандидата богословия жалобы на то, что молитвы на церковнославянском приходится в уме переводить на современный русский язык. Это, видимо, проблемы самого о. Феогноста, но не церковного народа. Если богослужебный или евангельский текст читается в храме правильно, т.е. четко, с правильными ударениями и интонацией, то проблем с его восприятием быть не должно. Здесь самое главное, чтобы на эти слова откликнулось сердце. А если оно на них не откликается, то какая разница, на каком языке их читать», - сказал он.

«Святые Кирилл и Мефодий стояли у истоков великой культурно-исторической традиции, которая прошла путь от зарождения и становления до своего расцвета. И профанировать эту традицию недопустимо. Ведь она дошла до нас благодаря трудам и преп. Сергия Радонежского, и св. Александра Невского, и преп. Серафима Саровского, и новомучеников уже двадцатого века», - добавил отец Сергий.

Отец Савва
Заместитель председателя синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями игумен Савва (Молчанов) напомнил позицию святителя Феофана (Говорова) по поводу перевода богослужения.

«Я придерживаюсь точки зрения Феофана Затворника, который писал, что если и менять что-то в богослужебном языке, то это должно происходить постепенно, слово за словом – и совершенно естественно. Другой точки зрения для меня быть не может», - заявил он.

«Тем более для понимания церковнославянского языка нужно просто быть внутри церковной культуры, приобщенным к ней. На самом деле там всего несколько десятков непонятных поначалу слов, которые нужно добавить в свой внутренний словарь. Ведь никто не удивляется, что для вхождения, к примеру, в юридическую или военную культуру, ему приходиться узнавать и запоминать новые слова и понятия! Почему же мы с церковнославянским языком хотим поступать совсем наоборот?» - поинтересовался игумен.

«Перевести многогранность церковнославянского языка практически невозможно, как и при всяком переводе (это общеизвестный факт) как минимум треть смысла будет утеряна. Не проще ли все-таки войти в эту культуру и следовать благословению святителя Феофана, в то время как с течением времени совершенно естественно будет понемногу меняться церковнославянский язык», - заключил о. Савва.

Игумен Лука (Степанов)
«Богослужение призвано возвышать, а не принижать человеческое сознание. Поэтому высокий стиль церковнославянского языка не должен поддаваться какому-либо реформированию. Этот язык идеален и Богом дарованный, как говорил еще Ломоносов», - заявил заведующий кафедрой теологии Рязанского государственного университета им. С. Есенина игумен Лука (Степанов).

По словам священника, «в связи с ограниченностью и ущербностью современного человека Церковь не должна отказываться от тех благословенных ступеней, по которым человек восходит в Царство Небесное. Ее задача думать не о том, как изменить язык богослужения, а о том, как можно сделать его ходовым и желанным в проповедях священников, в диалогах молодежи и пастырей».

«Мне глубоко враждебны попытки любого человека, даже священнослужителя, заменить церковнославянский язык современным и примитивным русским языком. Мы должны не уничтожать, а пытаться сохранить и возвысить данный нам нашим Отцом язык богослужения», - заключил отец Лука.

Отец  Александр Добродеев
Зав. сектором по взаимодействию с правоохранительными учреждениями Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами иерей Александр Добродеев также оказался приверженцем церковнославянского языка.

«Я служу уже много лет и могу по собственному опыту сказать, что церковнославянский язык напрямую связь не только с духовным, но и интеллектуальным развитием человека. К примеру, когда в высших учебных заведениях нашей страны убрали латынь как обязательный предмет, уровень успеваемости понизился на 20%. Латинский и церковнославянский языки при их изучении поднимают человека в духовном отношении, у него открывается и сознание, и какое-то особое боговидение», - поделился опытом о. Александр.

«Литургическое общение на церковнославянском языке можно сравнить с глотком чистой родниковой воды. Пепси-кола тоже вкусная, искрящаяся, красивая – но с ключевой водой ее не сравнить. В этом смысле мы являемся хранителями величайшей ценности, и если мы ее утратим, замылим, разольем на маленькие бутылочки ширпотреба, то мы потеряем очень много. Мы сменим натуральный духовный продукт на суррогат, потому что очень плохо ругаться на рынке, болтать о пустяках и молиться на одном и том же языке – это получается какой-то винегрет», - подчеркнул он.

Отец Олег Кобец
Cвященник Олег Кобец, настоятель Преображенского кафедрального собора г. Белгорода, указал, что тот, кто недостаточно владеет церковнославянским, всегда может воспользоваться переводом.

«Аргумент, что мы предаем дело Кирилла и Мефодия, немного натянут: церковнославянский никогда не был разговорным языком – сравните его хотя бы со «Словом о полку Игореве», - сказал он.

«Если говорить об информативности богослужения, то я согласен с теми, кто считает необходимым чтение Евангелия и апостольских посланий на понятном языке, потому что это очень важные тексты. Но есть множество песнопений, которые трудно переводимы на современный язык. Вы попробуйте перевести слово «Приснодева» - у вас сразу возникнет ряд ассоциаций, который будет только мешать молиться. В этом удобство церковнославянского – он никогда не вызывает бытовых, будничных ассоциаций», - уверен о. Олег.

«И мне кажется, что уже сам церковнославянский язык несет в себе огромный запас духовности, он сам по себе воздействует на душу – как «Троица» Рублева или «Лунная соната» Бетховена, для понимания которых не нужно быть специалистом в иконописи или музыке. В таких частях богослужения как Евхаристический канон даже не столько информативности, сколько высокой духовной поэзии, воздействующей на человека», - заключил он.

Собор в Белгороде
Священник Владимир Тимофеев, клирик белгородского Спасо-Преображенского собора, заметил, что церковнославянский язык зачастую не уступает в понятности современном русскому.

«Отчасти я согласен с позицией о. Феогноста, отчасти нет. Человек, молясь, конечно, должен понимать смысл молитвы. Если молитва – это разговор с Богом, то с Ним нужно общаться на понятном языке. Но это вовсе не значит, что нельзя молиться на церковнославянском», - подчеркнул он.

«Церковнославянский язык очень емок: одно его слово или выражение вмещает намного больше, чем в русском языке. Человек, молящийся с детства на церковнославянском, не нуждается в переводе – как и с любыми иностранными языками, которыми он владеет», - отметил священник.

«Довод о замене молитвы механическим «вычитываением» тоже слаб – ведь можно читать молитвы и по-русски, но не вникать в их смысл. Тут все зависит только от человека»», - добавил он.

«И последнее. Одно не мешает другому, ведь после молитвы на церковнославянском можно помолиться и по-русски. А молитвы, написанные святыми, которые есть у нас практически только в славянском переводе, помогают человеку настроиться, потому что в них уже заведомо заложена необычайная глубина», - подытожил о. Владимир.

Отец Валерий Буланников
Иерей Валерий Буланников,  считает, что святые Кирилл и Мефодий все-таки не выступали против идеи сакрального языка как такового.

«Любой язык, на котором человек молится и обращается к Богу, является сакральным. А церковнославянский в качестве языка великой культурной традиции связывает нас со всеми поколениями православно верующих, жившими в разные эпохи. И чтобы церковнославянский стал живым и понятным языком, верующему человеку много времени не потребуется», - сказал он.

«Проблем понимания смысла перевод богослужения на современный русский язык, по-моему, не решит - тем более, что современный язык уже и русским-то назвать трудно. А мне, например, да и многим верующим не все равно, молимся мы о просто хорошей погоде или же о «благорастворении воздухов». Делать богослужебный язык более рациональным и приземленным, лишая его культурного и эстетического богатства, по-моему, не стоит»», - заключил отец Валерий.

Иеромонах Платон (Воробьев)
Не согласен со словами священноигумена Феогноста председатель молодежного отдела Рязанской епархии иеромонах Платон (Воробьев).

«Богослужение не нуждается в реформе, в том числе и в переводе на современный русский язык. Сперва объявляют ненужным церковнославянский, потом – посты, и неизвестно, где остановятся. В свое время патриарх Пимен перед смертью завещал: «Держитесь церковнославянского языка!», - сказал он, порекомендовав при этом отцу Феогносту в следующий раз высказывать свое мнение менее категорично.

По словам священника, «церковнославянский язык - это наше богатство, наша культура. Не стоит жить в угоду нынешнему времени».

«Церковнославянский язык вполне понятен. Поэтому если человек действительно верует, то он заинтересуется этим древним языком и начнет заниматься самообразованием, изучая его. Нужно лишь научиться работать над собой постоянно», - заключил отец Платон.

Виталий Власенко
Пресвитер Виталий Власенко, руководитель отдела внешних церковных связей Российского союза евангельских христиан-баптистов, напомнил, что Российская Евангельская Церковь появилась только после перевода Библии на современный русский язык.

«Мы, протестанты, относимся с большим уважением к традиции Русской Православной Церкви, которая сохраняет много веков церковнославянский язык и служит на нем литургию. Но нам как христианам-баптистам видится, что более понятным и доходчивым было бы служение и проповедь на современном языке», - отметил он.

«Как приятно нам всем в воскресный день слышать на центральном канале Патриарха Кирилла, выступающего именно на современном языке. Его проповеди слушают не только православные, но также протестанты и католики, которых немало в нашей стране. И даже невоцерковленные люди, слушающие эти проповеди, говорят: «Как понятны и ясны становятся те вопросы, о которых говорит Патриарх». Но я понимаю, что в Русской Православной Церкви споры о языке идут далеко не первый год, поэтому не нужно делать ничего поспешно. В Русской Церкви достаточно мудрых иерархов, которые без напора извне самостоятельно решат этот вопрос. Самые большие свои надежды в этом деле я возлагаю на Патриарха Кирилла, очень образованного и мудрого человека», - признался Виталий Кириллович.

Виктор Лега 
Не имеет ничего против осторожного реформирования языка богослужения РПЦ доцент кафедры культурологии МФТИ, кандидат богословия, заведующий кафедрой философии Православного Свято-Тихоновского гуманитарного Университета Виктор Лега.

«Некоторая реформа церковнославянских текстов вполне возможна, с тем, чтобы сделать их более понятными современному человеку. Однако проводиться она должна очень осторожно, поскольку чрезвычайно велика опасность раскола Церкви», - сказал он.

«Я, как и многие верующие, против полного перехода на русский язык в богослужении. Молитва должна оставаться молитвой! Нельзя молиться на том языке, на котором наши бабушки ругаются на кухне», - подытожил Виктор Петрович.

Валентин Владимирович Лебедев
«Псевдодоводами» назвал высказывания священноигумена Феогноста (Пушкова) председатель Союза православных граждан Валентин Лебедев.

«Действительно, спор о языке богослужения и о его переводе на современный русский язык идет уже почти сто лет. Однако все перечисленные доводы несостоятельны. Дело в том, что церковнославянский и русский язык весьма близки, - ну зачем переводить слово «древо»?», - воскликнул он.

«Попытки реформировать богослужение, в частности, его перевод на современный русский, сделают его несовершенным и искаженным, как это бывало не раз. Очень трудно перевести всю красоту и полноту языка богослужения», - сказал он.

По словам главы СПГ, «отказ от церковнославянского языка опасен для всей РПЦ в целом. Поэтому Церковь должна проявить инициативу и начать издавать литературу, которая будет пояснять суть Писания и богослужебных текстов, помогая их полноценному пониманию», - заключил Валентин Владимирович.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

В ночь на 1 августа 32-летний мужчина приставил к памятнику лестницу и ударил топором по голове изображение цесаревича Алексея. Вскоре он был задержан сотрудниками Росгвардии. Мотивы его поступка неясны. От дачи показаний подозреваемый отказался. По неофициальным данным, нападавший - бывший сотрудник правоохранительных органов.

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".

Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике (Брянская область). Депутат Госдумы (1993-1998, 2011-2015). Член ЛДПР. Министр труда и социального развития РФ (1998-2000)