Назовите фамилии тех, кто конкретно должен справляться с сокращением потребления незарегистрированного алкоголя, но не делает этого, кто закрывает глаза в обмен на многомиллиардную мзду!

Перенаселенность Москвы - вина властей, которые по-прежнему надеются, что вот этот базар, который они называют сладким для них словом «рынок», все отрегулирует. Не отрегулирует, и рассчитывать на это бесполезно!

Священнослужители о письме в защиту "панк-молитвенниц"

11.03.2012 10:55


Журналисты и блоггеры продолжают обсуждать последствия выходки «панк-феминисток» в храме Христа Спасителя.

На днях задержали трех участниц группы. Одна из них, а также активист арт-группы "Война" Петр Верзилов после допросов были отпущены из полиции с вручением повестки о явке к следователю 6 марта, а двух других задержали. Возбуждено уголовное дело по статье "хулиганство". Максимальное наказание по данной статье - лишение свободы на срок до двух лет.

"Прекрасно, что правоохранительные органы всерьез отнеслись к расследованию преступления, совершенного в храме Христа Спасителя. Симптоматично, что одна из участниц группы уже сказала, что они не могут исполнить очередное свое "произведение", то есть пресечены следующие правонарушения", - заявил глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин. Он считает, что оценка этого преступления должна быть такой, "чтобы ни у кого в будущем и мысли даже не было сделать что-то подобное. И если не действует разум и уважение к чувствам других, пусть действует хотя бы страх, если без него эти люди не способны ничего понять".

"Конечно, на первый раз можно проявить милосердие. Сажать в тюрьму, наверное, не надо, но должна быть обеспечена неотвратимость наказания, и оно должно быть серьезным. Более того, нужно ужесточать требования закона, касающиеся таких случаев", - убежден отец Всеволод.

С другой стороны, в интернете собирают подписи под письмом к патриарху Кириллу, где говорится: «Мы, авторы этого письма - верующие люди. Большинство из нас считают подобное поведение в храме недопустимым. Но еще более недопустимой мы считаем реакцию на произошедшее событие - уголовное преследование и лишение свободы, а также жестокие отзывы в адрес участниц «панк-молебна» от членов Православной Церкви. Ведь в Евангелии сказано: «благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас».
Ваше Святейшество, мы просим Вас проявить христианское отношение к участницам группы Pussy Riot и ходатайствовать перед судом о закрытии этого уголовного дела. Мы так же просим Вас выступить с обращением ко всем членам православной Церкви и дать пример христианской реакции на произошедшее событие, остановив тем самым ненависть и гнев, которые прихожане православной Церкви в дни Великого Поста обрушивают на головы четырех девушек».

«Должны ли, на ваш взгляд, участницы выходки быть наказаны, и если да, то как? Вы бы одобрили, если бы ваш прихожанин подписал это письмо патриарху? Что бы вы ему сказали?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям.

Отец  Александр Добродеев
Протоиерей Александр Добродеев, заместитель заведующего сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями:
К сожалению, у нас нет законодательной базы, предусматривающей за подобные выходки адекватное наказание.

На мой взгляд, эти девочки не сами по себе придумывают и осуществляют гадости - это подготовленные агенты, которые проводят спланированные некоторыми силами спецоперации с целью опорочить или осквернить святыню. Нельзя к ним относиться просто как к правонарушителям, которые ошиблись в своей жизни. Они это делали не просто так, а за деньги, заранее все просчитав и продумав. Нормальный человек такого же не сделает. Необходимо наказывать еще и организаторов-«кукловодов», которые остаются в стороне, поскольку наше законодательство не позволяет отдать их под суд. Поэтому наказание девушек похоже на подстригание ногтей – потом они опять вырастут.

И еще проблема в отсутствии законодательной базы в отношении духовных преступлений. Наши храмы относятся к нежилым помещениям, поэтому такое преступление аналогично тому, что вы совершите в сарае у соседа. А вот если бы осквернение святынь каралось в два-три раза тяжелее, чем осквернение частного имущества (хотя, опять же, попробовали бы эти девушки сделать то же самое в квартире какого-нибудь высокопоставленного чиновника), то такого бы не происходило. Представим, что аналогичное происшествие случилось в синагоге или в мечети – да там бы просто разорвали их на мелкие кусочки. А в православном храме можно делать все, что угодно.

Я не знаю, какие мотивы движут теми, кто просит о помиловании. Считаю, что любое правонарушение, тем более, публичное, должно быть публично наказано. В Китае вообще публично расстреливают – на стадионе, что вызывает страх у остальных. А если легко простить преступника, то это будет только потворствовать дальнейшим кощунственным деяниям.

Отец Андрей Спиридонов
Протоиерей Андрей Спиридонов, клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве:
Уголовное преследование – это дело закона, а Церковь должна призывать к милости.

Прихожане имеют полное право подписывать такие письма. Апостол Павел говорил: «Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами». Мне кажется, Церкви в целом не к лицу настаивать на уголовном преследовании.

Мы живем в светском обществе, где много разных мнений, и по отношению к Церкви в том числе. Конечно, то, что совершено – по меньшей мере, хулиганство, - даже если отвлечься от религии, просто с точки зрения общественной нравственности. Но уголовное преследование – это дело специальных органов и закона. Церковь же должна призывать к смягчению приговора и наказания.

Если же Церковь займет слишком жесткую позицию, это послужит поводом обвинить ее, что она с помощью государства преследует тех, кто выступает против нее. Поэтому здесь я с Всеволодом Чаплиным не согласен и считаю, что ничего дурного в этом письме нет.

Отец Максим Первозванский
Главный редактор журнала «Наследник» протоиерей Максим Первозванский:
Государство должно защищать своих граждан от хулиганских выходок.

Я с самого начала назвал это происшествие в храме Христа Спасителя жесткой провокацией. Не дело Церкви судить этих девиц, но, зная о предстоящих выходках, надо попытаться оградить от них храмы.

Наказывать нарушителей – дело государственных органов. В зависимости от того, что решит суд, Церковь действительно может ходатайствовать о смягчении наказания, если оно будет неадекватным. Но Церковь не должна защищать или оправдывать преступников, призывать государство к ужесточению или смягчению закона.

Поэтому мне не близка позиция отца Всеволода, - мне вообще не близка позиция, когда церковные люди призывают наказать кого-то за вполне светское преступление. Мы должны прощать людей, которые не ведают, что творят. Я лично их прощаю, и в первый же день после этой выходки в своем блоге призвал к диалогу обе стороны. И, кстати, на заявление православного молодежного движения «Георгиевцы», которые как раз призвали к диалогу этих девушек, ответил Марат Гельман, но диалог пока не состоялся.

Отец Александр Борисов
Протоиерей Александр Борисов, настоятель храма святых Косьмы и Дамиана в Шубине:
Мне здесь ближе позиция протодиакона Андрея Кураева. Если бы во время масленицы, т.е. во время народных гуляний, скоморошества этих девушек пригласили на блины, если бы отнеслись к этому с юмором и иронией, это действительно было бы более христианским отношением.

А всякое жестокое наказание вызвало бы обратную реакцию в обществе. Ведь Иисус покарал людей не страхом, а любовью.

Патриарх мог бы, конечно, публично выразить порицание такого рода поступка и простить, подавая пример христианского отношения к такого рода вещам. Я думаю, что это вызвало бы положительный резонанс в обществе. Именно нравственное порицание, а не уголовное наказание за этот проступок вызвало бы уважение к Церкви, послужило бы укреплению ее авторитета в нашем обществе.

Отец Сергий
Известный православный миссионер игумен Сергий (Рыбко), настоятель храма Сошествия Святаго Духа на апостолов на Лазаревском кладбище:
Я бы не стал вмешиваться в дела своих прихожан. Подписывать или нет подобные письма, им самим решать.

Но сам я согласен с отцом Всеволодом - особенно в той части, что сажать все-таки не надо на первый раз. А ужесточать законодательство, наверное, надо. В первую очередь, по-моему, должны быть очень высокие штрафы. Я думаю, что и в данном случае можно было бы обойтись хорошим штрафом - в несколько десятков тысяч евро. А не смогут заплатить, пусть отрабатывают на общественных работах. И другим недоумкам неповадно будет, когда увидят, что за глупость надо серьезно платить.

Хотя здесь видно, что этих, с позволения сказать, девушек просто купили. Еще панками назвались! Настоящие панки не продаются! Панки – люди идейные. При всем своем нигилизме панки Церковь хулить не будут. Священнослужителей иногда ругают, но к самой Церкви относятся уважительно. Так что здесь просто самозванки какие-то. Почти все мои знакомые рок-музыканты этой выходкой возмущены.

Отец Никон
Игумен Никон (Головко), председатель Издательского совета Донского ставропигиального монастыря:
Виновные, конечно, должны быть наказаны. Речь идет об осквернении святыни и оскорблении чувств верующих. Может быть, не уголовное, но административное наказание – штраф, например. Но оно обязательно должно последовать.

Представьте только, если мы экстраполируем эту ситуацию на мечеть или синагогу. Реакция мусульман или иудаистов была бы совершенно однозначной. И наказание последовало бы неотвратимо. Я думаю, что нам, православным, если бы мы это представили, это помогло бы правильнее оценить ситуацию.

А письмо Патриарху я считаю пустой затеей. Там много натяжек и передергиваний. Это какая-то очередная провокация, какое-то искушение во время Великого Поста.

Отец Алексий Козливсков
Священник Алексий Козливсков, клирик Богоявленского собора в Елохове:
Больные души этих "кошачьих" феминисток конечно же должны быть уврачеваны. Однако в арсенале врачей не только сироп да пластырь, но и прижигания, а то и скальпель. На покаяние в Церковь хулиганки не идут, поэтому пусть действует государство.

Своими кощунственными выкриками и плясками в святом месте они не только принесли боль православным верующим, но и надругались над памятью наших славных предков! Как известно, храм Христа Спасителя – мемориал в честь победы в Отечественной войне 1812 года, на его стенах имена героев - защитников Отечества. Этот плевок в народную душу безусловно не должен остаться безнаказанным и неосужденным, иначе вскоре как саранчой покроется страна наша плясками на гробах и святынях.

Сейчас создается судебный прецедент. Если государство не защитит народные святыни, то спровоцирует толпу на самосуд. Дай Бог нам этого избежать. Вот почему очень важно, чтобы именно сейчас проявилось верховенство Закона, а не мнение либералов.

Подписанты лукаво цитируют Евангелие, "забывая", как Христос защищал святость Храма.

Я никого бы не благословил подписывать это письмо, в котором есть и прямая ложь. Никто из священства, представителей Церкви не высказывал ни " жестоких отзывов", ни ненависти, ни жажды мщения. Наоборот, от " накормить блинами" и поругать - до " избавить от заключения". Это уже дело суда, который обязан учесть и степень вины и наличие детей, и назначить такое наказание (в Древней Руси сказали бы «научение»), чтобы молодые женщины научились зарабатывать на жизнь более честным способом.

Отец Антоний Скрынников
Главный редактор официального сайта Ставропольской и Невинномысской епархии, преподователь Ставропольской духовной семинарии, клирик храма целителя Пантелеимона в Ставрополе священник Антоний Скрынников:

Я глубоко убежден, что среди подписчиков петиции к патриарху нет по-настоящему верующих людей. Даже беглый взгляд на список подписавших вызывает недоумение.

Представьте, кто-то плюнет в лицо вашей матери, а вы вместо того, чтобы начать возмущаться и защищать маму, начнете собирать подписи в защиту хулигана. Абсурд? - Такой же абсурд требовать от патриарха закрыть глаза на оскорбление чувств верующих и вмешиваться в ситуацию, которую должен разрешать суд. Именно суд уполномочен в нашем государстве давать правовую оценку тому или иному поступку.

Что касается наказания, то лично я против того, чтобы оно было связано с лишением свободы. Вот если за этим последует рецидив, тогда вполне возможно требовать и уголовного наказания. На данный момент лучшим решением будет приличный штраф или длительные общественные работы. Если их посадить за решетку, то либеральная пресса объявит их мучениками. А вот если заставить их мести улицы по утрам или выносить утки за больными, то это никак не тянет на романтику.

Отец Георгий Белодуров
Священник Георгий Белодуров, клирик Воскресенского (Трех исповедников) храма Твери:

Простить за такую выходку можно при наличии покаяния.

На мой взгляд, оптимальный вариант в этой ситуации лежит посередине: с одной стороны Церковь должна более персонифицировано участвовать в судьбе этих девиц. То есть, как в свое время великая княгиня Елизавета Федоровна посетила в тюрьме убийцу своего мужа, так же и здесь желательно, чтобы о. Всеволод Чаплин, или другое официальное лицо от Церкви, лично встретился с этими девицами. Здесь для церковного человека важно, прежде всего, покаяние: если участницы этой группы оценивают свою выходку как недостойную, и их внутреннее настроение говорит о том, что они никогда больше подобного не сделают ни в церкви, ни на другом святом месте – в таком случае Церковь должна ходатайствовать о том, чтобы к ним применили самую мягкую меру наказания, предусмотренную законом. Если же покаяния нет, то тогда эти девочки выйдут на свободу как герои и скажут, мол, мы вам еще и не такое устроим!

Целью Церкви является исправление человека, приведение его к Богу или хотя бы исправление нравственного отношения к миру. Прощение может быть полезно для человека, а может быть и вредно. Но через прощение человек должен увидеть, что Церковь полна милосердия и любви, Церковь – то место, где невозможно аморальное поведение и кощунство.

Если бы меня мои духовные чада попросили подписать такое письмо, и если бы в нем звучал мотив о необходимости покаяния за совершенный грех, то я бы подписал. Но в этом письме нет призыва к покаянию, поэтому на подписание именно в таком варианте я бы не благословил своих прихожан.

Отец Валерий Буланников
Иерей Валерий Буланников, клирик храма свт. Николая в Отрадном:
У авторов этого письма и тех, кто его подписывает, что-то не в порядке с верой. Они плохо читают св. Евангелие, плохо знают Свв. Отцов, плохо знают христианство.

Это обычные интеллигенты, таких много. Они по-своему толкуют милосердие, у них свое особое отношение к Церкви, у них какая-то своя вера, к христианству, в общем-то, отношения не имеющая. Это такая гуманистическая позиция, что вот, мол, «бедненьких» давайте пожалеем. Вот, например, панков, или «голубых», или всяких таких.

Девочки эти, конечно, несчастные. То ли они одержимые, то ли попались на провокацию, то ли делали это сознательно, но выходка их злостная. В любом случае они должны понести наказание. Не думаю, что оно должно быть очень строгим (до семи лет тюрьмы дело доводить все-таки, наверное, не стоит). Но оценка этому должна быть очень строгая. Потому что такие действия не только нарушают мир и покой в обществе, но провоцируют и негативный эмоциональный всплеск. Ведь в следующий раз за подобную выходку могут и бока намять.

Поэтому, чтобы не доводить дело до кровопролития, чтобы у провокаторов не было желания повторить что-то подобное, и должна быть достаточно жесткая реакция. Так что с отцом Всеволодом я полностью согласен. А подписанты пусть лучше помолятся за этих девушек, да и за себя тоже.

иеромонах Макарий (Маркиш)
Иеромонах Макарий (Маркиш), священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии:

Человек достоин прощения, если он покаялся и мы видим плоды его покаяния.

Прежде всего, надо сказать об одном из опаснейших наших грехов – правовом нигилизме. Не стоит забывать, что наказывает за проступки гражданский закон, а не Церковь. И вопрос о вынесении наказания, о сроках – надо задавать прокурору. Суд будет решать судьбу этих девиц именем закона, а не именем Христа. Существует уголовный кодекс и правоприменительная практика, которой мы должны подчиняться.

Что касается ходатайства о помиловании, то надо понимать, что оно возможно лишь в том случае, когда человек покаялся. Обществу ведь важно, чтобы закон торжествовал, а не уступил место нашим добрым чувствам, которые в принципе возможны, но не в этом случае.

И еще: почему-то никто не обращает внимание на то, как переводится на русский язык название этой «панк-группы». Чтобы их выходки вызывали меньше недоумений, люди должны знать перевод, который звучит как «мятежные половые щели». Для меня, который в США прожил 15 лет, странно, что об этом предпочитают умалчивать.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

Местное население, конечно, может быть недовольно теми, кто к ним приехал и ведет себя из рук вон плохо, вне закона. В этих случаях требование может быть только одно: чтобы власть применила власть. То есть, власть должна своевременно все предвидеть и предотвращать. Непредвиденной бывает только смерть, все остальное можно и нужно предвидеть, просчитывать

Идея РПЦ - закрепить за эмбрионом право на жизнь - является логичной, если исходить из принципов христианской морали. Но если со своей стороны государство не прогарантирует женщине максимальную поддержку при рождении ребенка, то конечно, эта инициатива будет выглядеть как некая крайность. Поэтому необходимо не к ограничениям каким-то стремиться, а создавать такие условия, чтобы у самой женщины была мотивация отказываться от аборта

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".