Назовите фамилии тех, кто конкретно должен справляться с сокращением потребления незарегистрированного алкоголя, но не делает этого, кто закрывает глаза в обмен на многомиллиардную мзду!

Перенаселенность Москвы - вина властей, которые по-прежнему надеются, что вот этот базар, который они называют сладким для них словом «рынок», все отрегулирует. Не отрегулирует, и рассчитывать на это бесполезно!

Священнослужители о "политкоррекции" классиков

16.03.2012 10:43


Представители организации Gherush92 утверждают, что Данте Алигьери, чье значение для итальянской культуры не сравнимо ни с чем (для итальянцев он значит, пожалуй, больше, чем даже Пушкин для русских) - расист, а «Божественная комедия» должна быть удалена из школьной программы по литературе.

Gherush92 - структура, консультирующая, в частности, Экономический и социальный совет ООН. В Италии они заняты правозащитой и образованием. Президент Gherush92 Валентина Серени предъявила претензии, в частности, к тому, что у Данте исламский пророк Магомет мучается в аду как еретик, причем казнь его безобразна («Нутро у одного зияло От самых губ дотуда, где смердят: Копна кишок между колен свисала, Виднелось сердце с мерзостной мошной, Где съеденное переходит в кало. Несчастный, взглядом встретившись со мной, Разверз руками грудь, от крови влажен, И молвил так: "Смотри на образ мой! Смотри, как Магомет обезображен!"»)
Гомосексуализм Данте тоже, разумеется, считает грехом, за который положены муки в аду или в чистилище – такое, с точки зрения правозащитников, детям тоже нельзя давать в руки. Кроме того, Данте обвинили в расизме и антисемитизме.

Представители организации предлагают совсем удалить поэму из школьной программы или сопроводить необходимыми разъяснениями – как в СССР комментировали христианские и другие «неблагонадежные» мотивы у классиков.

Произведения литературы, написанные до распространения идеологии политкорректности, не впервые подвергаются цензуре или удаляются из школьных программ. Так, в США расистскими считаются не только такие классические произведения, как «Приключения Гекльберри Финна» и «Унесенные ветром», но и «Хижина дяди Тома», которая в свое время была знаменем борьбы за освобождение негров.
«Десять негритят» Агаты Кристи сейчас издаются под названием «И не осталось никого» (“And Then There was None”), а в тексте негритята заменены «маленькими индейцами».

Не секрет, что в произведениях русской классики при желании также можно найти пассажи, обидные для представителей тех или иных народов (включая русских) или вероисповеданий. Так, не раз звучали требования исключить из школьной программы «Тараса Бульбу» Гоголя за антисемитизм.

«Может ли, на ваш взгляд, быть оправдана такая «политкоррекция» классиков?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям.

протоиерей Александр Кузин
Протоиерей Александр Кузин, клирик храма Космы и Дамиана в Шубине:
Современное культурное общество решило, что победило мир новым мышлением. И это еще только начало.

С такой «политкоррекцией» мы знакомы хорошо – начиная со знаменитой «Пощёчины общественному вкусу», где призывали сбросить Пушкина, Достоевского, Толстого с «парохода современности». Мы свою революцию взглядов, которая начиналась с деклараций левых эсеров и закончилась массовыми репрессиями, пережили.

Теперь же другие силы устанавливают свой мировой порядок. Думаю, Данте с Марком Твеном - это только начало, и, пока они не опомнятся, много дров наломают.

В 20-е годы прошлого столетия мир ужасался эпатажным заявлениям, - сейчас эта «свобода» гуляет по всему миру, и будет гулять, пока мир не опомнится и не встанет на защиту мировых культурных ценностей.

Россию ее страшная история уже отрезвила. Приходит наше время заступаться за мировую цивилизацию.

Отец Александр Лаврин
Протоиерей Александр Лаврин, клирик храма иконы Божией Матери "Живоносный источник" в Царицыне:
Я задумался: а кто следующий в очередь на политкоррекцию? Шекспир? Лесков? – но потом решил, что никого из классиков она не минет.

Я воспринимаю это как курьез и нелепость жизни «в режиме онлайн». Ведь еще блаженный Августин в своей «Исповеди» учил смотреть на исторические реалии и события с точки зрения того времени, когда это происходило. И этот подход, безусловно, применим не только, скажем, к истории Священного Писания, но и вообще к истории и культуре.

Но если на вооружение будут взяты методы вышеупомянутых «поборников политкорректности», то наша культура будет просто уничтожена, потому что в принципе нет таких произведений, которые бы всех устраивали.

Отец Павел Грачев
Протоиерей Павел Грачев, настоятель храма Св. Троицы деревни Макеиха Рузского района Московской области:
Данная ситуация близко напоминает сцену из знаменитого романа Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту», где в обществе будущего сжигают книги неугодных той или иной группе авторов: «Цветным не нравится книга "Маленький черный Самбо". Сжечь ее. Белым неприятна "Хижина дяди Тома". Сжечь и ее тоже... Нужна безмятежность, Монтэг, спокойствие. Прочь все, что рождает тревогу. В печку!»

Исторические или культурологические комментарии к произведениям античных или средневековых авторов, да и к классике XIX века, безусловно, необходимы: многие реалии тех эпох и особенности мировоззрения современному читателю зачастую уже непонятны. Это нужный и благодарный труд.

Другое дело, когда в угоду тем или иным политическим или идеологическим веяниям произведения классиков цензурируют, а то и вообще запрещают. Это уже какое-то варварство. Конечно, это и недопустимо, и очень печально.

Отец Димитрий Арзуманов
Священник Димитрий Арзуманов, настоятель храма св. првд. Иоанна Кронштадтского в Жулебине:
Конечно, никакая «политкоррекция» классиков недопустима.

Понять «политкорректоров» нетрудно. Два последних тысячелетия наша культура формировалась вокруг христианства, а теперь христианство потихоньку вытесняется сатанизмом. Культурное наследие, появившееся на христианской почве, теперь, безусловно, будет подвергаться либо «коррекции» и снабжаться «обеззараживающими» комментариями, либо вообще уничтожаться.

Точно так же покушаются и на Священное Писание, и на святоотеческое наследие, и на богослужебные тексты. Что уж говорить о бедных светских литераторах!

Остается надеяться на здравый смысл, на способность думать и адекватно воспринимать то или иное произведение в культурно-историческом контексте.

Отец Антоний Скрынников
Главный редактор официального сайта Ставропольской и Невинномысской епархии, преподователь Ставропольской духовной семинарии, клирик храма целителя Пантелеимона в Ставрополе священник Антоний Скрынников:
Мы хорошо помним, как советская цензура поганила сказки Андерсена, вычеркивая, например, из «Снежной королевы» упоминания о Христе и дьяволе.

На мой взгляд, редактировать классиков может лишь тот человек, который по уровню своего культурного развития сам может творить шедевры. Если позволить редактировать Лермонтова или Достоевского, у которых можно найти много чего «неполиткорректного», - чиновнику, который не написал в своей жизни ничего более умного, чем полугодовой отчет, получим советскую бездарщину. Знаем, проходили.

Политкорректность вводится под разговоры о свободе, при этом используют тоталитарные методы цензуры и принуждения.

Альбир-хазрат Крганов
Член Общественной палаты РФ, муфтий Москвы и Центрального региона России Альбир-хазрат Крганов:
Каждый человек имеет право на свое суждение, так же, как и право выбора.
Версий и суждений по поводу содержания литературы может быть много, но я склоняюсь к тому мнению, что в школе как раз детей надо воспитывать в любви и уважении друг к другу и не допускать недопонимания и вражды на национальном и религиозном уровне. Поэтом считаю оправданным применять правила литературной «политкорректности» именно для детей. А уже после школы пусть изучают литературу в любом им угодном виде.

Все эти книги были и остаются в нашей жизни, совсем от них мир избавиться не сможет, даже при таком активном насаждении политкорректности. Поэтому взрослые люди должны и могут сами выбирать, в каком варианте им читать классику – в исправленном варианте, или же в оригинале.

 Валиулла-хазрат Якупов
Начальник отдела образования ДУМ Татарстана Валиулла-хазрат Якупов:
В будущем проблема взглядов на классическую литературу будет обостряться еще больше.

Сегодня мы возвращаемся к вере, естественному состоянию русской национальной культуры, и все чаще встает вопрос о том, как быть с советской литературой, поскольку она носила заданный государственный атеистический характер. А народ нашей страны уже через 20 лет будет совсем другим, и вопросы о «политкорректности» литературы будут все больше обостряться. К примеру, у нас в Казани в театре идут пьесы советского периода, и сегодня они уже подвергаются критике с точки зрения исламских ценностей.

Думаю, здесь надо выработать какой-то критерий, который бы минимизировал ущерб культуре. Возможно, некоторые произведения школьной программы, наиболее одиозные для современного восприятия, стоит изучать в сокращении, в адаптированном варианте – для этого есть специальные педагогические инструменты. Главная задача образования, чтобы дети, изучая конкретные произведения культуры, стали морально и психологически устойчивыми, чтобы они обрели гармонию. Поэтому, считаю, всегда можно найти здравый подход, не вставая на путь полного отрицания произведения.

А для взрослого человека никаких ограничений быть не должно, когда уже воспитаны нравственные мерила в душе, человек сам разберется, что ему читать и в каком виде.

 Андрей Глоцер
Андрей Глоцер, пресс-секретарь главного раввина России Берла Лазара:
По принципу такой «политкорректности» можно исключать всю художественную литературу подряд.

На мой взгляд, исключение классической литературы, или же отдельных слов из произведений, как в случае с негритятами у Кристи, - это абсурдная практика, которая не оставляет читателю возможности понять, как жили люди до эпохи политкорректности. И вообще, лучшее лекарство от ксенофобии и расовой ненависти – это исторические уроки, способность посмотреть на опыт, который был в истории человечества, а он отражен именно в мировой художественной литературе.

Было и есть немало глупых попыток изъять разные произведения из нашей жизни, - вплоть до запрета Библии, поскольку в ней, по мнению некоторых, содержится много ксенофобских моментов. Но это же чушь какая-то! Одно дело, когда мы изучаем художественное произведение, где описывается некая историческая реальность, а другое дело, когда имеем дело с высказываниями нынешних политиков, которые действительно направлены на разжигание вражды. Это совершенно разные вещи.

В угоду какой-то политкорректности, которой без году неделя, перечеркнуть всю историю человечества?! Нет, конечно!

 Ирина Дергачева
Ирина Дергачева, доктор филологических наук, и.о. декана факультета иностранных языков, профессор кафедры лингвистики и межкультурной коммуникации Московского городского психолого-педагогического университета:
Никто не имеет права лишать наших потомков и современников возможности приобщиться к отобранным веками классическим текстам.

На мой взгляд, такой подход к классике недопустим и являет лишь вопиющее невежество. Данте Алигьери в своей поэме воплотил теологическую систему католичества: для католиков его авторитет приближается к святоотеческому. Что до того, как и кого Данте изобразил, то это было видение того времени, - как мы можем по прошествии веков его менять? Сомневаюсь, что эти правозащитники так хорошо понимают Данте, чтобы им можно было позволить его править.

Это не просто глупость отдельных людей, это, попросту говоря, разрушение культурного наследия. Ученые всю жизнь занимаются анализом и изучением классических произведений, а какой-то неуч, который явно не связан с наукой и литературой, будет учить нас читать, к примеру, «Тараса Бульбу» или вообще его запрещать? Это просто абсурд!

 Александр Михайлович Копировский, магистр богословия, профессор Свято-Филаретовского православно-христианского института
Александр Копировский, магистр богословия, профессор Свято-Филаретовского православно-христианского института:
Правозащитники «поправляют» Данте – это же смешно, это же «Моська лает на слона».

Все это, конечно, следствие глубоких духовных искажений в сознании современного человека, когда он вроде бы хочет хорошего, а получается даже не «как всегда», а гораздо хуже, чем было. Потому что люди вместо того, чтобы заниматься реальными проблемами: борьбой за человека, реальной борьбой против антисемитизма и расизма, борются с высокохудожественными произведениями, которые они трактуют в меру своей испорченности.

Что-то похожее уже пытаются сделать и с Библией, которую обвиняют и в пропаганде неравноправия женщин, и в расизме. К этому, по-моему, надо относиться как к болезни, т.е. терапевтически. Не надо, наверное, ввязываться в этот спор, что можно, а что нельзя – об этом и речи нет, но надо разъяснять суть проблемы, надо помогать этим людям с искаженным сознанием увидеть реальный, а не искаженный мир.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

Местное население, конечно, может быть недовольно теми, кто к ним приехал и ведет себя из рук вон плохо, вне закона. В этих случаях требование может быть только одно: чтобы власть применила власть. То есть, власть должна своевременно все предвидеть и предотвращать. Непредвиденной бывает только смерть, все остальное можно и нужно предвидеть, просчитывать

Идея РПЦ - закрепить за эмбрионом право на жизнь - является логичной, если исходить из принципов христианской морали. Но если со своей стороны государство не прогарантирует женщине максимальную поддержку при рождении ребенка, то конечно, эта инициатива будет выглядеть как некая крайность. Поэтому необходимо не к ограничениям каким-то стремиться, а создавать такие условия, чтобы у самой женщины была мотивация отказываться от аборта

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".