Москва точно может позволить себе многостороннюю социальную поддержку. Достаточно плитку перекладывать не два раза в год, а один, и сэкономленные деньги направлять на заботу о пожилых людях

Хотелось бы спросить у Мишустина, что бы он взял из опыта Китая и Вьетнама, чтобы и мы начали развиваться, а не деградировать

Контроль над чиновниками должен быть действенным, а не мелочным (мнения парламентариев)

16.03.2012 11:38


13 марта президент Дмитрий Медведев утвердил национальный план по борьбе с коррупцией и представил итоговый вариант законопроекта о контроле расходов госслужащих, который приводит механизм контроля расходов полностью в соответствие до сих пор не подписанной Россией статье 20 антикоррупционной конвенции ООН. Концепция законопроекта отменяет для чиновников презумпцию невиновности, и все дорогостоящее имущество, законность происхождения которого они не смогут доказать, будет изыматься в пользу государства.

Это уже не первый национальный план по борьбе с коррупцией в России – предыдущий был подписан президентом 31 июля 2008 года. О реализации этого плана можно судить хотя бы по тому, что, согласно январскому опросу Фонда "Общественное мнение" (ФОМ), 41% граждан считают, что коррупции в стране становится только больше. Впрочем, Россия решительно борется с коррупцией с первого года своего существования, и теперь находится по уровню коррупции на 143-м месте из 182 стран, по соседству с Угандой и Нигерией.

В создавшейся ситуации особое внимание политики и гражданское общество начали уделять контролю за качеством принимаемых законов по борьбе с коррупцией. Так уже высказываются претензии к президентскому законопроекту о контроле над расходами чиновников. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко считает, что законопроект требует серьезной доработки, в противном случае он может стать началом "охоты на ведьм". По ее словам, такой закон может стать инструментом для снятия неугодных людей. Отметим, что осенью и сам президент предупреждал, что контроль за расходами "может превратиться либо в сведение счетов, либо в такую систему, которая сама будет провоцировать коррупцию". Отметим, что еще осенью минувшего года аналогичные опасения высказывал и президент Медведев, однако уже в декабрьском Послании федеральному собранию, которое состоялось после выборов в Госдуму и начала массовых уличных протестов, глава государства предложил ввести контроль за расходами чиновников.

При этом, по мнению экспертов, законопроект будет неэффективным против настоящих преступников. Так главный экономист ИК "Уралсиб Кэпитал" Алексей Девятов считает, что законопроект не содержит механизмов для контроля над собственностью, приобретаемой за рубежом или в кредит.

Не станет ли контроль над расходами чиновников началом "охоты на ведьм"? Что надо сделать, чтобы борьба с коррупцией стала наконец эффективной? С такими вопросами корреспондент REGIONS.RU/"Новости Федерации" обратился к представителям верхней и нижней палат российского парламента, а также экспертам.

Парламентарии в целом согласились со словами В.Матвиенко о том, что президентский законопроект о контроле над расходами госслужащих может обернуться "охотой на ведьм". Они также поделились соображениями о том, как сделать борьбу с коррупцией эффективной.

Валерий Шнякин Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам, представитель в СФ от исполнительного органа госвласти Нижегородской области Валерий Шнякин:

Пока законопроект вызывает больше вопросов, чем дает ответов.

Спрашивается, кто будет заниматься такого рода контролем? Спецслужбы, налоговые органы, еще кто-то? Как, например, быть с категорией госслужащих, в том числе парламентариев, которые имеют крупные состояния, но которые у них появились еще до того, как они пришли в тот же парламент? Как быть с теми, кто занимается меценатской деятельностью? Нельзя также упустить из виду и тот факт, что в нашей огромной стране критерии оценки роскоши слишком разняться: в частности, то, что является роскошью для регионов, не является таковой для Москвы. В общем, в законопроекте я не увидел механизма оценки богатства.

Кроме того, как мне кажется, нельзя также исключать и того, что в комиссию, которую создадут для контроля расходов чиновников, смогут попасть и завистники, и те, кто по каким-то причинам хочет кому-то отомстить. А это как раз прямой путь к тому, о чем говорила Валентина Матвиенко.

Вместе с тем хорошо уже то, что такой вопрос встал и начались поиски пути его решения. Но спешки здесь быть не должно, это опасно. Тем более, во власти грядет приход новой команды, которая, скорее всего, по-новому взглянет на борьбу с коррупцией и вычленит новые приоритеты.

Александр Починок Член Комитета Совета Федерации по социальной политике, представитель в СФ от исполнительного органа госвласти Пермского края Александр Починок:

Над ним еще надо поработать. Документ пока сыроват, претензии экспертов справедливы.

В представленном варианте законопроект разным людям предоставляет разные права. Так, в зависимости от дохода, для одного дорогостоящим имуществом может быть собственность в 50 тысяч рублей, а для другого – в 500 тысяч. Такого, естественно, быть не должно.

Законопроект, на мой взгляд, должен предусматривать процедуру автоматического контроля. Есть, к примеру, категория граждан, которая исправно сдает декларации о доходах в течение 10, а то и 20 лет. Так вот, если их расходы никогда не превышали доходов, то контролировать здесь нечего. Кроме того, есть группа чиновников, представители которой до госслужбы были крупными предпринимателями. Взять, в частности, губернатора Тульской области Владимира Груздева. Сейчас у него зарплата главы региона, но поскольку благодаря своей прошлой деятельности, причем, абсолютно легальной, он нажил огромное состояние, то и с сегодняшней зарплатой губернатора он может позволить себе любую покупку. Понятно, что таких людей не должна касаться норма закона о трехгодовом доходе.

Для того, чтобы борьба с коррупцией стала наконец эффективной, нельзя давать чиновникам возможность единолично принимать любого рода решения, так как они могут быть приняты за определенную мзду. Поможет в этом деле и монетизация льгот чиновников, что предложил ввести Дмитрий Медведев. Кроме того, все подарки госслужащим, включая какие-то дорогие вещи, турпоездки, банкеты и т.д., необходимо отнести к категории "доход", чтобы с них платили налоги.

Я ни в коем случае не выступаю за то, чтобы чиновники были нищими. Они должны получать хорошие зарплаты, но при этом все их доходы должны быть задекларированы. И подарки, в принципе, они принимать могут, только уплачивая с них налог в обязательном порядке.

Виктор Звагельский Заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, член фракции "Единая Россия" Виктор Звагельский:

Готов полностью подписаться под словами Валентины Матвиенко о том, что без надлежащей проработки этот законопроект таит в себе опасность "охоты на ведьм". Действительно, пока совершенно непонятны критерии, определяющие степень законности приобретенного чиновниками имущества. Это напоминает мне печальную практику 90-х, когда в течение нескольких лет налоговые инспекции пытались рассматривать граждан, получивших имущество или крупные денежные суммы в наследство, как потенциальных преступников. А возможным это стало по той причине, что на законодательном уровне тогда не были урегулированы не механизмы декларирования доходов, ни вопросы, связаннее с приобретением наследства. Поэтому, те опасения, которые спикер Совета Федерации выражает в связи с новым законопроектом – это абсолютно нормальный посыл. В законопроекте необходимо четко определить критерии, определяющие законность получения доходов чиновника и членов его семьи. В противном случае мы столкнемся с манипулированием должностными лицами со стороны тех, кто зачастую стоит над ними, использует в своих интересах.

Не могу согласиться с утверждениями о том, что борьба с коррупцией в России стоит на месте. Уже одно то, что была введена система отчета не только самих чиновников, но и членов их семей, о своих доходах, является большим шагом вперед. Скажем, далеко не каждый человек решится переписать квартиру на своего соседа или знакомого. Считаю, что большего успеха в борьбе с коррупцией можно будет добиться в том случае, если антикоррупционные законы будут исключать любые лазейки для отмывания незаконно нажитых средств. К примеру, совсем недавно мы с большим трудом приняли наконец закон о борьбе с фирмами-однодневками. Но и он пока еще остается достаточно "сырым" и требует необходимого совершенствования.

Анатолий Локоть Член Комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления, член фракции КПРФ Анатолий Локоть:

О необходимости такого закона, как и о многих других мерах по борьбе с коррупцией, оппозиция говорит уже очень давно. И я считаю, что у нас потеряна масса времени, в течение которого можно было бы их принять и начать реализовывать. За все четыре года антикоррупционной деятельности под руководством президента Медведева не было сделано никаких эффективных шагов в данном направлении. Сегодня мы, напротив, сталкиваемся с беспрецедентным чиновничьим произволом. Несмотря на все громкие заявления о решимости государства бороться с коррупций, она только процветает.

Заявление спикера Совета Федерации о том, что введение контроля над расходами госслужащих может обернуться преследованием неугодных лиц, представляется мне крайне надуманным. Особенно если учесть, что самой Валентине Матвиенко уж точно не грозит оказаться в числе "неугодных". Думаю, что подобные высказывания могут свидетельствовать лишь о том, что нас ожидает колоссальное сопротивление принятию данного закона.

Убежден, что реальная борьба с коррупцией должна начинаться "сверху", с высших эшелонов государственной власти. Нужно избавляться от структур-подлипал вокруг правительства и федерального бюджета, кормящихся за счет инсайда. Только тогда, когда станут очищаться от коррупции верхние уровни власти, можно будет рассчитывать и на успех в борьбе с этим явлением в целом по стране.

Оганес Оганян Член Комитета Госдумы по вопросам собственности, член фракции "Справедливая Россия" Оганес Оганян:

Думаю, что любой принимаемый сегодня закон, направленный на противодействие коррупции, способен хоть немного сдвинуть вперед этот процесс. Надеюсь, что и закон о контроле над расходами чиновников даст хороший сигнал и толчок для борьбы с коррупцией. Что же касается опасений по поводу того, что данная мера может привести к "охоте на ведьм", то хочу заметить, что у нас такое сложное и запутанное законодательство, что подобную "охоту" можно устроить и вне зависимости от того, будет ли принят этот новый антикоррупционный закон.

В любом случае, я выступаю за ужесточение нашей правовой базы по борьбе с коррупцией, в том числе уголовного законодательства – вплоть до того, чтобы приравнять коррупционные преступления к измене родине. Одна из наиболее принципиальных мер – введение института конфискации имущества коррупционеров и членов их семей. На мой взгляд, именно это заставит многих задуматься о последствиях своих шагов. Но одновременно нельзя забывать и о повышении статуса госслужащего, о необходимых социальных гарантиях работникам государственных органов.

Стоит также признать, что борьба с коррупцией в России зачастую идет "по низам". Основное внимание уделяется мелким чиновникам, замешанным в коррупционных скандалах, при этом предпочитают закрывать глаза на незаконную деятельность среди высокопоставленных должностных лиц.

Максим Мищенко Член Общественной палаты РФ, лидер общероссийского движения "Россия молодая" Максим Мищенко:

Действительно многие чиновники капитализируют свои вклады в различных долях собственности ближайших людей, что приводит к серьезным тратам из госбюджета, поскольку деньги перетекают на счета успешных фирм, аффилированных чиновниками.

Это может быть проведение за счет бюджета или денег территориального ФОМС высокотехнологичных операций в частных клиниках региона, которые находятся в ведении коррумпированных чиновников, или же фирма может обслуживать парк автомобилей исполнительной власти региона, либо какого-нибудь федерального министерства.

Добраться до головы такой рыбы, которая "отпиливает" себе деньги из бюджета, как правило, очень тяжело. Вычислять таких людей можно, контролируя расходы и сопоставляя их с реальными официальными доходами. Покупки дорогих машин, элитной недвижимости, безусловно, вызовут сомнения в честности чиновника.

Законопроект Дмитрия Медведева о контроле расходов госслужащих абсолютно увязывается с не раз озвученной Владимиром Путиным концепцией налога на роскошь. Поскольку помимо такого налога, надо смотреть – как, откуда и у кого эта роскошь появилась. Сейчас чиновники поражены не просто коррупцией, они занимаются элементарным выкачиванием денег из бюджета, используя административный ресурс или протежирование своих проектов.

См. также:

"Не надо лишать чиновников всей собственности (мнения парламентариев)".

"Можно ли проконтролировать расходы чиновников? – Мнения парламентариев".

"Есть ли у России успехи в борьбе с коррупцией? – Мнения парламентариев".

"Нельзя победить коррупцию, если нет желания с ней бороться (мнения парламентариев)".

"Должны ли чиновники отчитываться за расходы? – Мнения парламентариев".

"Чиновник не должен ездить на дорогом автомобиле (мнение парламентариев)".
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

"Вообще-то по Конституции принудительный труд у нас запрещен, а сенатор предлагает привлекать к принудительным работам граждан, получающих пособие по безработице, хоть знает, что это за пособие, и стоит ли из-за него, как говорится, «жилы рвать»? Да это крошечные деньги, и он еще предлагает наказывать! Наказывать надо того, кто придумал такое пособие по безработице, которое у нас ниже прожиточного минимума..."

Парламентарии комментируют

"Мы последовали сценарию ВОЗ, который требует действительно огромной, мощнейшей медицинской системы. А такая система есть в основном только у тех стран, которые изначально по-другому относились к медицине. В России такого отношения к медицине не было, и в результате мы попали в самую плохую нишу. То есть, у нас сейчас гигантская смертность по сравнению с теми же европейскими странами, и явно не наш стиль, выбранный в пандемию. Поэтому нам было бы лучше вернуться к советскому принципу карантина..."

Парламентарии и бизнес

Наша страна – это страна тротуарной плитки, торговых центров и видеокамер. Те люди, которые формируют у нас институты власти, финансовые потоки, - им нужно, чтобы в стране было как можно больше видеокамер, потому что это очень хорошие деньги. Какая-то фирма получит теперь право заниматься и цифровизацией судов. Возможно, уже есть какой-то приближенный олигарх, который будет этим заниматься. А как мы будем предъявлять бумаги и документальные свидетельства тех или иных слов, которые озвучивает адвокат?

"Результаты работы парламента будут зависеть прежде всего от того, собирается ли правительство существенным образом изменять экономический курс. Судя по бюджету, этого делать не предполагается. При такое политике практически невозможно существенно улучшить материальное и социальное положение людей. Поэтому по-прежнему российская экономика будет развиваться относительно медленно, и не будет выполнен указ президента № 204, согласно которому мы должны обеспечить экономический прорыв. не будут ...

Видимо, когда власть не может сделать жизнь людей лучше, - не важно, по причине нежелания, или неумения, - власти нужно министерство, которое будет вбивать людям в голову то, что они стали жить лучше. И, наверное, первое, что будет делать министерство – это раздавать нашим гражданам бесплатно телевизоры, с комплектом федеральных каналов. Для такого министерства это будет самым эффективным способом воздействия на умы людей. Раньше это делалось посредством радио и газет, теперь добавилось тел ...

"Этот законопроект предусматривает прямую цензуру в интернете - если, например, появляется информация о коррупции чиновника, то ему можно будет написать заявление в прокуратуру, и будет примерно так же, как в сталинские времена, когда т.н. «тройки» тут же принимали решения и приводили их в исполнение. По сути, это будет тот же внесудебный приговор к высшей мере, только по отношению к сайту. И потом человеку придется ходить по судам и доказывать, что его сайт должны восстановить..."