Власть расширяет права полиции потому что понимает,что люди будут жить все хуже и хуже, люди будут выходить на улицу, чтобы заявить свое возмущение и протест, чтобы попытаться до власти достучаться

Новый закон о полиции - страшный для граждан страны и я, как депутат, призову людей прийти к зданию Думы и не допустить его принятия. Иначе мы получим абсолютный и кровавый произвол полицейщины

Раис Сулейманов: Татарстан может стать и новой Чечней, и новой Сирией

07.08.2012 14:55


Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов дал интервью порталу «Свободная пресса». Он, в частности, сказал:

«Ваххабиты Татарстана стали копировать своих северокавказских единомышленников: люди действительно сидят в лесу, записывают видеообращения с автоматами в руках под знаменами халифата. Ваххабитское лесное бандподполье действительно появилось. Лидер моджахедов Татарстана, как он себя представил амир (военный руководитель) Мухаммед, а настоящее его имя Раис Мингалиев, выступает без каких-либо масок. Этот факт говорит о том, что человек перешел уже на стационарное обитание в лесу в своем лагере, а его единомышленники поставляют ему пропитание и боеприпасы.

Тот факт, что в своих первых двух обращениях он присягнул на верность Доку Умарову, уже говорит о многом. Все обратили внимание, что он взял на себя ответственность за организацию недавних покушений на муфтия и его заместителя, но многие не обратили внимания на то, что он объявил войну традиционному для татар исламу ханафитского мазхаба. На практике это означает отстрел традиционного мусульманского духовенства.

Важно понимать, что ваххабитское сообщество Татарстана – это не 10 моджахедов, сидящих в лесах и снимающих видеоролики. Это сообщество насчитывает порядка 3000 человек. Между ними есть значительная координация деятельности, потому что покупка одного автомата требует до 200 тысяч рублей, и чтобы укомплектовать оружием хотя бы один взвод, требуются значительные финансовые ресурсы.

Ваххабиты перешли на самообеспечение, причем весьма своеобразным образом. В основном они осуществляют рэкет на рынках, а сейчас пойдут по пути рэкетирования более крупных предпринимателей, чиновников и даже депутатов районного, городского или республиканского уровня. Это делается так: человеку присылается диск с видеозаписью, где тот же амир Мухаммед говорит, в какой школе учится его сын, в какой садик ходит дочь, называет адреса, по которым живут все его родственники, а после этого говорит, что этот человек обязан платить закят. Закят в исламе – это обязательная милостыня, которую он, естественно, должен платить этому «амиру». А если предприниматель не мусульманин, то он обязан платить джизью – налог для неверных.

Все эти события – покушения, съемка видеороликов – развиваются на фоне бурной митинговой активности в Казани и Набережных Челнах, где члены террористической организации «Хизб ут-Тахрир» выходят на улицы и говорят, что «вот, начались репрессии против мирных мусульман, и мы требуем создать исламское государство». Буквально позавчера, 5-го августа, прошел такой митинг, на котором они потребовали свергнуть светское правительство Татарстана. Примечательно то, как уверенно вели себя его организаторы: митинг проходил по «законам шариата», то есть его участников разделили по половому признаку: с одной стороны находились мужчины, с другой – женщины. При этом была своя исламская «полиция» - одетые в зеленые жилеты крепкого телосложения бородатые мужчины, которые в течение часа, что длился митинг, ходили и наблюдали, чтобы никто из женщин или мужчин не переходил на другую сторону. Что интересно, эти правила они распространили и на светских журналисток – их тут же поставили в женский ряд и сказали, что они могут находиться только там. Того же самого потребовали и от полицейских – городской полиции было сказано, чтобы она стала в мужской ряд, и полицейские им быстренько подчинились.

Дошло до курьезов. В Казани есть движение «Против преступности и беззакония», которое возглавляет Дмитрий Бердников. Он тоже решил поддержать, как он их называет, «мусульманских диссидентов», и пришел на митинг со своим флагом. А флаг представляет собой российский триколор, на котором написано название движения. Когда Бердников развернул его с мотивом «Я поддерживаю мусульманских оппозиционеров, которые борются против путинского режима», к нему подошли бородачи из этой исламской полиции и потребовали немедленно убрать этот флаг. На это он с удивлением сказал: «Погодите, я – ваш союзник...», на что получил ответ, что здесь могут быть только флаги халифата, и ни в ком случае нельзя демонстрировать знамя кяферского государства. В итоге Бердников ретировался.

Одновременно интересно посмотреть на то, какие флаги были развернуты самими организаторами митинга: белое полотно, на котором черными буквами написана шахада, – символ мусульманской веры – «Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед - пророк Аллаха». И были знамена, где это было написано на черных полотнищах белыми буквами. С теологической точки зрения, если надпись указана черными буквами на белом полотнище, это означает, что мусульмане находятся на территории «Дар аль Ислам», то есть территории ислама. А если они выходят с черными флагами, на которых слова написаны белыми буквами, то это означает, что они находятся на территории «Дар аль Харб» – территории, где мусульмане подвергаются притеснениям, и где ислам ещё не распространился. На вчерашнем митинге выходили и с теми, и с другими знаменами. Теологически это трактуется так, что Татарстан они воспринимают как территорию ислама, но в то же время – как территорию войны. То есть, что нужно свергнуть светское государство, и Поволжье должно войти в состав исламского халифата. Именно это вчера они и заявили. Выступала лидер местной сепаратистской организации «Мили Меджлис» Фаузия Байрамова, которая прямым текстом заявила, что нужно свергнуть светское правительство и создать независимое исламское государство.

Фактически мы видим классический пример арабских революций: регулярная уличная активность, когда вначале люди выходили как бы за права человека, а заканчивалось все призывом свергать собственное правительство.

Многие до сих пор пребывают в иллюзии, что Татарстан – это островок стабильности, где все хорошо. Проблема заключается в том, что светские власти долгие годы либо потворствовали распространению идеологии ваххабизма, либо закрывали на него глаза. Сейчас это все дает свои результаты. Выросло поколение тех, кто был воспитан и вырос в ваххабитских медресе, вернулся из Саудовской Аравии, они здесь пустили свои корни. То есть семена были посеяны в 1990-е годы, когда сюда приезжали саудовские «миссионеры», а сейчас мы пожинаем плоды.
Власти уже не могут контролировать эту ситуацию. Они пытаются направить ее в некое сепаратистское русло против федерального центра. С одной стороны, мы сейчас видим, что центральная площадь Казани фактически превращается в каирскую площадь Тахрир, а с другой стороны, ситуация развивается по северокавказскому сценарию, когда лесное вооруженное подполье имеет целую сеть ваххабитских ячеек по самой республике.

Остается проблема зарубежного религиозного образования, когда молодой человек уезжает на 5-7 лет учиться в Саудовскую Аравию. Его становление как личности происходит именно там, в стране, где ваххабизм является государственной религией. Самое главное - что у саудитов нет мирного опыта совместного проживания с немусульманами. Там даже мусульман-шиитов преследуют. Естественно, что когда эти молодые люди возвращаются и видят, что татары и русские, мусульмане и христиане, живут совместно и мирно, они недовольны. Начинают проповедовать то, что они называют «чистым исламом». Постепенно это создает очень значительные проблемы.
Запретить получать образование в Саудовской Аравии нельзя – это нарушение конституционных прав человека. Тогда пошли по другому пути: в пятницу 3-го августа в местном парламенте приняли поправки к закону о религиозных организациях, суть которых в том, что религиозная организация может устанавливать квалификационные требования к своим работникам. В данном случае Духовное управление мусульман Татарстана устанавливает, что имамы, преподаватели татарских медресе обязательно должны иметь российское мусульманское религиозное образование. Благо, что в республике все необходимое для этого есть.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

Местное население, конечно, может быть недовольно теми, кто к ним приехал и ведет себя из рук вон плохо, вне закона. В этих случаях требование может быть только одно: чтобы власть применила власть. То есть, власть должна своевременно все предвидеть и предотвращать. Непредвиденной бывает только смерть, все остальное можно и нужно предвидеть, просчитывать

Идея РПЦ - закрепить за эмбрионом право на жизнь - является логичной, если исходить из принципов христианской морали. Но если со своей стороны государство не прогарантирует женщине максимальную поддержку при рождении ребенка, то конечно, эта инициатива будет выглядеть как некая крайность. Поэтому необходимо не к ограничениям каким-то стремиться, а создавать такие условия, чтобы у самой женщины была мотивация отказываться от аборта

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".