Если в течение восьми лет Запад не смог посадить Киев за стол переговоров с Донецком и Луганском, то сегодня это сделает Россия

Если сложить уровень жизни какой-нибудь Марьи Ивановны, уборщицы и того же Абрамовича, то, конечно, в среднем получится выше, чем в СССР

Священнослужители об этнорелигиозных угрозах

21.05.2013 08:37


Агентство "Интерфакс" опубликовало доклад "Карта этнорелигиозных угроз". Авторы доклада предупреждают о критической ситуации в некоторых регионах России, связанной с распространением идей радикального ислама в среде мигрантов.

"Мигранты испытывают враждебность к обществу, в котором они оказались. Это прекрасная среда для распространения фашистской идеологии на религиозной основе", - считает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. Комментируя упрощение миграционной политики, он заявил: "В итоге может произойти подлог. Юридически вместо облегчения получения гражданства для русскоязычных будет нечто совершенно другое - облегченная натурализация для граждан бывшего СССР. Изменить это можно только корректировкой закона о соотечественниках".

Налицо фактическое выпадение из правового пространства России ряда регионов. Это Чечня с беспрецедентной автономией ее силовиков, фактическим иммунитетом от преследования для отдельных лиц, ограничениями в деятельности федеральных структур власти на территории республики, включая силовые и специальные службы. Это Ингушетия и Дагестан, где в лице подполья сложилась, по сути, параллельная система власти, обладающая как ресурсами воздействия на официальную власть и бизнес, вплоть до теневого налогообложения, так и относительной легитимностью в глазах части населения. Там прослеживается общая черта - формирование неподконтрольной федеральному Центру системы организованного насилия.

Во-вторых, складываются этнократии практически во всех, даже благополучных республиках РФ. Тенденции к правовому партикуляризму наблюдаются в Татарстане, Башкортостане, Якутии, Туве. Дискриминация в пользу титульных этносов национальных республик в системе государственной службы является негласной нормой, правящие элиты и/или контрэлиты этнических регионов активно разыгрывают этническую или религиозную карту для решения своих задач.

В третьих, прогрессирует распространение радикального политического исламизма, на базе которого формируется самоподдерживающаяся социальная антисистема (то есть сообщество, выступающее деструктором того общества, к которому оно принадлежит, и при этом питающееся его слабостями). Наиболее тревожной представляется экспансия исламистских, и в том числе непосредственно ваххабитских, сетей в трех различных, но критически важных типах социальных сред: молодежь, бюрократия, криминальный мир. Доцент МГЛУ, директор Правозащитного центра Всемирного русского народного собора Роман Силантьев говорит: "Сейчас мы столкнулись с ваххабитским интернационалом, который совершает подавляющее большинство терактов в России, и практически все теракты, связанные с гибелью людей, на их совести", - добавил он. По словам Силантьева, общая численность ваххабитов в России превышает 5% от общего числа мусульман (около 700 тысяч человек). К 2013 году ваххабитские общины были созданы во всех субъектах РФ, за исключением Чукотского АО. По мнению экспертов, вскоре в Поволжье будет наблюдаться ситуация, схожая с той, что была на Северном Кавказе 15 лет назад.

В ближайшие 5-10 лет произойдет окончательный выход на общественно-политическую арену России мигрантов (особенно второго поколения, уже родившегося в стране, но не интегрированного в культурном плане), причем как внешних, так и внутренних (с Северного Кавказа). Тенденция к участию мигрантов в рядах исламских фундаменталистов в Поволжье стала ощутимо заметной в последнее время.

«Согласны ли вы с диагнозом, поставленным в докладе? Какие меры борьбы с этими угрозами кажутся вам самыми неотложными?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

Протоиерей Александр Пелин

Настоятель собора св. Спиридона Тримифунтского Чудотворца в Главном штабе ВМФ РФ в Адмиралтействе в Санкт-Петербурге

21.05.2013 09:35

Если у нас нет реального понимания, что такое российская нация, если мы говорим: «мы – многонациональный народ России», а при этом непонятно, в чем же заключается единство, - тогда в самой идее национальности как раз есть скрытая угроза.

То есть надо было в свое время не вестись на навязанные нам идеи конституционного устройства, когда пытались одновременно построить новое государство на фундаменте разрушившегося СССР, но при этом сохранить схему национального устройства, которая был разработана при Ленине-Сталине: с массой национальных республик. Само это устройство представляет угрозу для единства страны – не забудем, что Союз и «разломили» по границам республик.

Так что единственный возможный вариант сохранения государственной нации – это понимание нации как гражданской политической общности - единой российской нации. Никаких других наций и народностей нет. Тогда человек, приезжающий в нашу страну, обязан знать историю, культуру, традиции и единый язык общения. Если в США человек должен знать американскую версию английского языка, знать Конституцию страны, историю и культуру и сдавать экзамены на эту тему, и то же самое во Франции, Англии и других странах, то и в России должно быть так же.

А то приезжают к нам мигранты, а им говорят – надо учить русский язык. А зачем, если у нас куча разных национально-культурных автономий? И каждый регион начинает заниматься выпячиванием своей народности. И чего мы тогда хотим? Единственный фактор общенационального единства – это признак подчиненности законам государства, возможно исповедование единой веры или поддержание единой идеологии, которая сейчас недосформирована и недоопределена.

Как из этой ситуации выйти? Во-первых, в Концепции государственной национальной политики должен быть жестко разделен фактор этничности и религиозности. Во-вторых: у нас должна быть одна нация, и она должна быть названа. Что такое российское общество в Москве сегодня? Это группа национально-культурных автономий: кланов армянских, чеченских и прочих, которые живут по своим законам, а законы страны презирают. Они уже, может, и не мигранты, а граждане России, но считают себя вправе не соблюдать законы этой страны. Только переломив эту ситуацию, можно создать единую нацию.

Разрушение страны по национальному принципу – это одна из страшнейших угроз, которая разрушила многие крупнейшие империи мира, начиная от древнекитайских цивилизационных систем до Византийской империи или недавней Югославии. Не дай Бог нам попасть в такую мясорубку.

Игумен Мелетий (Соколов)

Игумен, преподаватель Московской духовной семинарии

21.05.2013 09:23

Я думаю, что уже разработана и весьма эффективно действует внутренняя этнорелигиозная политика.

Сложности, безусловно, есть. Разрешить их можно, с одной стороны, мерами законодательными, препятствующими экстремизму, а с другой – мерами по укреплению традиционных религий, не склонных по своей сути к экстремизму. Это в том числе не радикальный, а именно традиционный ислам, которого уже много лет придерживаются народы, живущие с нами бок о бок.

Я считаю, что представители традиционных вероисповеданий – и православные, и мусульмане, и буддисты – всегда смогут найти общий язык. Государственная поддержка их, укрепление связей между ними будет способствовать и укреплению религиозной и духовной безопасности в нашей стране.

Иерей Валерий Буланников

клирик храма свт. Николая в Отрадном

21.05.2013 09:16

Наверное, у авторов доклада есть основания для такого диагноза. Сейчас во всем мире идет процесс радикализации экстремистских группировок, прежде всего исламского толка. Это связано с упрощенным подходом к религии – сделай то-то и то-то и получишь то-то и то-то. Это, конечно, ближе к магии, к язычеству.

Есть это не только в исламе. Примитивный взгляд на мир, примитивное отношение к человеку может рядиться в одежды и ислама, и либерализма. Тогда все делится на черное и белое – либо ты враг, либо не враг. Такой упрощенный подход обостряется на фоне социальных и политических проблем.

Радикализация, безусловно, идет. Решение этой проблемы в нашей стране связано в первую очередь с решением социальных проблем. И, конечно, должен быть жесткий контроль за миграционным процессом. Прежде получения гражданства должна быть доказана определенная лояльность русской культуре.

Кавказская проблема представляется гораздо более сложной. Мне кажется, что там ситуация как-то стабилизируется, укрепляется понимание того, что лучше жить все-таки в неких цивилизованных рамках, что оружие и войны добра и процветания не принесут. Безусловно, эти идеи должны пропагандироваться. Нужно поддерживать традиционный ислам, а радикальные группировки нейтрализовывать, это ясно. Но этим надо заниматься не в «пожарном порядке». Должна быть четкая и последовательная программа и у органов государственной власти, и у органов госбезопасности. Должна быть ясная национальная политика. Нужен соответствующий орган, соответствующие законы. Непонятно, почему этого нет или это не работает.

Священник Александр Шумский

клирик храма Святителя Николая в Хамовниках

21.05.2013 09:13

Что эти этнорелигиозные угрозы существуют, никакого спору нет. Россия интенсивно насыщается радикальными исламистскими элементами. Это уже буквально бросается в глаза в обычной повседневной жизни. Прекрасно видно, что в Москве, например, мусульман за последний год стало гораздо больше.

Мы, конечно, за мирное сосуществование с исламом. У нас есть богатый исторический опыт такого сосуществования. Это вполне нормально, - если русский народ и православие будут иметь, по крайней мере, «титульность».

Понятно, что исламистские центры заинтересованы в том, чтобы исламский элемент стал доминирующим повсюду. И если мы уступим, и исламистский элемент станет преобладающим, - о последствиях лучше не говорить. Что происходит на Ближнем Востоке, все прекрасно знают. В Сирии, например, радикальные исламисты уже пишут на стенах, что Россия – следующая.

Как христианин я ничего не имею против конкретного мусульманина. Но сам процесс исламизации нашего общества вызывает много неприятных чувств. То, что этот процесс идет, это факт. Пока, может быть, только на «молекулярном» уровне. Но ведь по законам диалектики количество переходит в качество. И в определенный момент исламисты потребуют власти политической, религиозной и общественной. Учитывая, что ислам все-таки весьма жесткая религия, не основанная на любви и всепрощении, государственной задачей должно стать обеспечение нашему народу, в первую очередь его русскому ядру, безопасности от всякого рода агрессивных элементов.

Безусловно, мы должны стремиться к империи, но империи православной, а не исламистской. При доминировании русского православного элемента в России соработничество и сотрудничество с представителями других религиозных традиций принесет добрые плоды.

Исмаил-хаджи Бердиев

председатель ДУМ Карачаево-Черкесии, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа

21.05.2013 09:11

Я с этим докладом не согласен. Ощущение, будто авторы специально нагнетают обстановку. На самом деле все не до такой степени страшно. Приезжих из бывших республик СССР мы считаем своими соотечественниками, но почему ими считаются только русские, а другая национальность не считается? А ведь в этих республиках остались и карачаевцы, и ингуши, и балкарцы…

А из-за того, что нагнетают обстановку, и получают в итоге ту ситуацию, которая у нас царит сегодня. В СМИ мусульман считают исключительно террористами, не пытаясь разобраться в сути вопроса. Так нельзя, так ничего не получится. Каждый человек, который живет в России, он – россиянин, и к нему надо относиться, как к россиянину. А если мы начнем делить всех по национальному признаку, считать только русских российскими гражданами, то государства не получится. Особенно остро это ощущается на Северном Кавказе. Ставропольский край ассоциирует себя с Россией и всех, кто приезжает из соседних республик, там считают пришлыми, врагами.

Исламский фундаментализм и мигранты между собой мало связаны. Этим просто запугивают людей. Когда мигрантов отторгают, конечно, они враждебно будут настроены. Мы должны относиться ко всем одинаково, не надо смотреть на национальность и вероисповедание. И для всех закон должен быть един: если нарушает мусульманин - наказывать, нарушает русский – наказывать так же.

Альбир-хазрат Крганов

Член Общественной палаты РФ, муфтий Москвы и Центрального региона России

21.05.2013 09:05

Позиция традиционного мусульманского духовенства по этой теме очевидна: мы твердим, что миграционная политика не должна быть в ущерб основным гражданам страны, и что очень серьезно надо относиться к религиозности мигрантов.

Одно дело, когда мы говорим о правах мигрантов, об их трудоустройстве и т.д. – тут надо спрашивать с работодателей. Но нас волнует и то, как идет отчуждение от традиционной культуры, религии, когда мигранты попадают в российскую среду, где уже не монорелигиозная территория. И тогда этих ребят, приезжающих за заработками, начинают привлекать в радикальные структуры, завлекают их с помощью каких-то экономических интересов и начинают использовать для решения политических и других задач.

И тут не только эксперты, но и само духовенство давно об этом говорит: мир динамично меняется, наша молодежь сидит в интернете, и, к сожалению, традиционное духовенство – наши учителя, имамы, муфтии – не всегда являются авторитетом для них. Они ориентируются на ученых за рубежом, и у них уже берут фетвы и по ним хотят жить.

Эксперты правы в том, что тут есть и политическая составляющая. Мы считаем обязательным диалог общества и религиозных организаций. Мы – жители этой страны, и наша страна нам очень дорога, а чтобы сохранить стабильность, нужен диалог. Но когда правящие элиты начинают играть на чувствах верующих, это нехорошо.

Если говорить о Поволжье, то тоже могу подтвердить озабоченность, высказанную экспертами. На спокойных ранее территориях мы видим сегодня признаки слаженной системной работы радикальных групп, в том числе групп запрещенных судом России. Они разъезжают по населенным пунктам, знакомятся, заводят друзей, стараются всячески раскалывать структуру региональных духовных управлений, и это уже опасно.

Мы считаем, сегодня нужно укреплять единство в региональных духовных управлениях, укреплять «монолитную стену» из духовенства, экспертов, ученых, общественных деятелей и представителей органов власти, которая могла бы противостоять разным радикальным явлениям. И всячески этот союз надо поддерживать, чтобы «стена» не дала трещину, чего и добиваются разные группы влияния. Мы не говорим только о насильственных мерах – запретах. Нужно вести правильную работу: проводить много культурно-просветительских мероприятий, решать с властью социальные вопросы верующих людей. Иначе радикалы пытаются показать, что, мол, власть ничем не помогает людям. Органы власти и адекватные религиозные деятели, которые современно мыслят, должны в рамках закона активно помогать гражданам – это сегодня очень важно.

Фагим-хазрат Шафиев

муфтий Мордовии, член Общественной палаты РФ, руководитель Союза мусульманской молодежи России

21.05.2013 09:03

Не могу поручиться за все факты, приведенные в докладе, но угроза действительно существует. Работают организации, общины, которые отнюдь не по-доброму настроены в отношении нашего общества и государства.

Но сравнивать Поволжье с Северным Кавказом я бы все же не торопился, потому что мусульмане в Поволжье отличаются от представителей Северного Кавказа во многом и ментальностью, и культурой, и историей. И не надо пугать людей, надо предлагать эффективные решения для борьбы с этими явлениями.

У нас сложились хорошие добрососедские отношения с национальными общинами, и констатировать эти угрозы – это означает скорее политизировать пространство, на чем некоторые зарабатывают себе политические очки. Я не говорю об общественниках, но политики, особенно ЛДПР, занимаются популизмом на эту тему.

Безусловно, есть негативные явления, и духовенство пытается бороться с деструктивными течениями, радикалами, сектами. В этом участвует и государство. И тех, кого мы можем вытащить из этой религиозно-духовной среды, нужно интегрировать в наше общество.

Деструктивную идеологию можно победить только конструктивной идеологией. К сожалению, наше общество, духовенство и власти очень часто работают «вдогонку». Сегодня нет профилактики, работы экспертного сообщества, которое занималось бы только этими проблемами. Природа не терпит пустоты, поэтому информационный, культурный и духовный вакуум будет заполняться. И всем надо объединить усилия, чтобы заполнять эти пустоты нашей историей, нашими ценностями и культурой. Этим мы сможем спасти многих. Тех, кто встал на пути радикализма и сектантства, сложно переубедить. И очень важно уберечь молодежь от этого, так что нужна взвешенная молодежная политика.

Шафиг Пшихачев

Член Общественной палаты РФ, Президент Международной исламской миссии

21.05.2013 08:58

Мне кажется, в докладе слишком страшно все представлено. Я с глубоким уважением отношусь к Роману Силантьеву, но не думаю, что 5% мусульман являются приверженцами радикального ислама – что-то это слишком много. Да, нам есть чего опасаться, и распространение радикализма идет не только в России. В мире в целом распространяется отсутствие терпимости. Есть даже определенный военный психоз, и это, увы, нагнетается. Но источниками этого является не само исламское сообщество. Конечно, российское общество надо постараться удержать от крайних проявлений.

Я чувствую в российском обществе нагнетание пораженческого настроения. Но при всей сложности ситуации она не такая безысходная. Сегодня Русская Православная Церковь, мусульмане России, межрелигиозный совет России, и совет СНГ, Консультативный совет мусульман СНГ – все работают для развития интеграционного процесса, чтобы он способствовал взаимопониманию и взаимодействию.

Да, в национальных республиках руководство часто состоит из представителей одной титульной местной национальности – это надо менять в корне. Когда говорят, что на Северный Кавказ надо возвращать русскоязычное население, создавать им адаптационные условия, я всегда выступаю именно за это, потому что националистические проявления не способствуют развитию самой нации. А когда есть многонациональное представительство, мы оказываемся в такой среде, где надо развивать толерантность и взаимодействовать, а не просто уживаться. И в этом отношении развитие государственного устройства должно быть направлено на то, чтобы создавалось полиэтническое поле деятельности на политическом и экономическом уровне во всех субъектах России. И это не ново, в истории это уже было: в СССР была программа, когда специалистов направляли работать в союзные и автономные республики.

Есть еще один важный момент: сейчас много партий будет принимать участие в выборах разного уровня. Категорически нельзя допускать, чтобы они спекулировали на межконфессиональных и межэтнических проблемах, это может послужить толчком к появлению новых конфликтов. А в угоду определенной группе избирателей они могут заниматься этой спекуляцией.

Кроме того, в СМИ должны быть выработаны правила на этот счет. Я не говорю о том, что надо замалчивать некоторые проблемы, но, например, этот доклад «Интерфакса» способствует, на мой взгляд, разжиганию межнациональной и межрелигиозной розни и появлению дистанции между этносами. Проблемы эти есть во всем мире, но мы должны понимать, что это политический заказ. Всем понятно, что в первую очередь политика повлияла на события на севере Африки и Ближнем Востоке. Нельзя допустить, чтобы такая же ситуация возникла внутри России.

Галина Хизриева

научный сотрудник Российского института стратегических исследований

21.05.2013 08:53

С большинством из этих выводов я соглашусь, кроме одного: не надо всех мигрантов мести под одну гребенку. В России мигранты очень разные, даже невозможно сравнивать мигрантов, которые приехали из Чечни сегодня и в начале 90-х годов. Другое дело – люди, которые приезжают из стран, где нынешняя ситуация походит на ситуацию начала 90-х в России. В этих странах не решено огромное количество вопросов, а идеологический кризис становится все больше.

Например, Киргизия стала перевалочным пунктом для ваххабитов, там работает целый спектр исламистских организаций - в чистом виде политических проектов. При этом все мигранты не испытывают счастья от того, что им приходится зарабатывать на стороне, но степень агрессивности и понимания того, что они оказались в России, разная. И дело не том, что люди приезжают сюда в большом количестве. Они пережили полное разочарование в любой системе управления. Они уже ни в какую власть не верят, чем и пользуются проповедники-исламисты.

Если говорить о Таджикистане, то там как раз ведется очень серьезная борьба с ваххабизмом. Во время гражданской воны там расстреляли 50 тысяч человек, чтобы искоренить радикализм. А те, кого вытеснили в близкие по культуре регионы – Татарстан, Башкирию и т.д. – начинают и там оперяться, получают передышку, чтобы осмыслить свое положение, и выращивают свою так называемую элиту, проповедников.

Да, уже сформирован халифатский идеологический фронт, что он имеет самофинансирование, им уже не нужно финансирование из-за рубежа, достаточна просто моральная поддержка и на уровне международного этнического права. Причем в последнее время появились национал-ваххабистские группы, что напоминает национал-социализм – сильны уже фашистские нотки. А представление о халифате состоит из неприятия существующего общества в мире как такового. Сейчас для них самое важное – мобилизовать как можно больше членов, чтобы начать легитимную деятельность. Они отчасти добились этого результата: три человека вошли в Совет улемов в Татарстане, и власть полагает, что так сможет их контролировать, но это глубокое заблуждение. С этим уже столкнулась США на примере «Аль-Каиды» и недавнего теракта в Бостоне.

Занимается этими организациями в основном элита и бизнес-элита, она организована по той же схеме, что в начале 90-х годов в России: во главе стоят криминальные авторитеты и т.д. Все эти структуры относительно мобильны и самостоятельны. Штаб-квартира «Хизб-ут-тахрир» вообще находится в Лондоне.

Что с этим делать: во-первых, надо работать с элитами – эти люди хорошо известны, и всем известно, кто «рулит» всеми процессами. Они составляют стержень в каждой республике, и этот стержень надо выкорчевать. Кроме того, у нас нет полевой работы с мигрантами, нет никаких нормальных исследований. В советское время были постоянные этнографические экспедиции, а теперь к нам приехало это самое «поле», а мы с ним не работаем. Надо изменять систему работы ФМС: если бы там работали сплошь честные и бескорыстные люди, то ситуация была бы иной. Можно справиться с проблемами, готовя прогосударственных теологов, но государство этим не занимается, думая, что мусульмане должны бороться сами. Они, конечно, справятся, но боюсь, что России уже не будет. Ведь сейчас уже и славян затягивают в эти экстремистские организации, и славяне оказываются самыми рьяными ваххабитами, люто ненавидящими свою страну. Радикальные исламисты – это разрушители цивилизации и поэтому они идут на самые радикальные меры.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

"В свое время Медведев как президент и как премьер-министр все сделал для того, чтобы позволить нашему олигархату для снижения русской рабочей силы «закачивать» в Россию огромные толпы мигрантов. Спохватились только тогда, когда «жареный петух клюнул», и появились уже целые районы, в том числе в Москве, где доля компактно проживающих мигрантов превышает 20%. А 20% - это уже когда люди навязывают свой образ жизни, не желают адаптироваться, и по сути дела становятся хозяевами ситуации..."

"Мы знаем, что президент уже услышал граждан, сказав, что необходимо разобраться с данной законодательной инициативой, и фактически отложив ее рассмотрение во втором чтении. А теперь еще и патриарх высказался. Мы должны с коронавирусом бороться, а не с гражданами, поэтому тут с патриархом трудно не согласиться..."

Такое впечатление, что либеральные страны Европы по-прежнему живут иллюзиями 80-х-90-х годов, когда они чувствовали себя в абсолютной безопасности, когда были ослаблены социальные противоречия, и можно было пользоваться очень широкими свободами, давая свободы и меньшинствам, в том числе национальным. Но ситуация изменилась, и меньшинства претендуют уже на свою долю власти и богатства. Они активно выступают против действующей системы политических, экономических и социальных отношений в этих ...