У нас влияние общества на формирование бюджета минимально, а недоверие к тратам бюджета, наоборот, максимальное. Нужно ставить вопрос о том, чтобы в формировании бюджета парламент принимал реальное участие

НАТО использует в отношении России тактику варанов: когда они не могут сразу уничтожить огромного буйвола, они его кусают, пускают в его тело ядовитую слюну и начинают преследовать до тех пор, пока он не упадет и не умрет

Священнослужители об ужесточении 282-й статьи

27.06.2013 09:15


Правительство внесло в Госдуму пакет поправок, ужесточающих наказание по антиэкстремистским статьям Уголовного кодекса. По статье 282 УК ("Возбуждение ненависти либо вражды") срок принудительных работ увеличивается с 2-х до 4-х лет. Если преступление совершено с угрозой применения насилия или с использованием служебного положения, то минимальный штраф вырастет со 100 тыс. до 300 тыс. рублей.

Наказание за организацию деятельности организации, признанной экстремистской (статья 282.2), согласно законопроекту, составит до 6-ти лет заключения. Кроме того, по ней предусмотрен штраф до 500 тыс. рублей.

Директор аналитического центра СОВА Александр Верховский, на прошлой неделе пообщавшийся с министром юстиции Александром Коноваловым, рассказал "РБК daily", как глава ведомства объяснял необходимость поправок. "Есть угроза экстремистской деятельности, в первую очередь религиозно мотивированной. Он дал понять, что речь идет о радикальном экстремизме", - сообщил Верховский.

Однако эксперт считает, что "повышение планок сейчас принесет вред". "Закон универсален: если он будет принят, вначале, может, и будет применяться против религиозных экстремистских организаций, а потом ко всем", - полагает Верховский.

Опрошенные изданием юристы выступают за то, чтобы вывести антиэкстремистские статьи из УК. Как указывает председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Евгений Архипов, сегодня под экстремизм можно подвести что угодно из-за несовершенства формулировки в законе. Адвокат "Русского движения" Оксана Михалкина сослалась на юридическую практику, которая показывает, что по ст. 282 чаще всего привлекаются русские, которые выражают недовольство наплывом мигрантов. Ее коллега Дмитрий Аграновский уверен, что по этим статьям УК будут судить инакомыслящих - НБП, "антифа" и "других умеренных националистов".

См. также:
Убьет ли 282 статья русскую литературу? (мнения парламентариев)

Священнослужители о запретах на книги

Священнослужители о 282-й статье УК

Парламентарии об ужесточении антиэкстремистских статей УК

«Надо ли ужесточать наказание по антиэкстремистским статьям УК? Как вы относитесь к мнению, что эти статьи вообще следует вывести из УК?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

Протоиерей Илия Шапиро

Сотрудник Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами

27.06.2013 09:49

Не помню, кто – кажется, Салтыков-Щедрин, - сказал, что строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. Суть в том, что вопрос упирается в честность и ответственность конкретных судей.

У нас настолько все зависит от человеческого фактора, что закон можно повернуть против кого угодно, и кого угодно в этом мире можно назвать экстремистом. Вот введут у нас законы о допустимости «однополых браков» - и кто по религиозным соображениям будет против этого, того объявят религиозным экстремистом. Это вполне возможно. Ведь у нас «закон что дышло, как повернешь. так и вышло».

Поэтому это зависит не от того, что сформулируют парламентарии – какой закон они примут, будут ужесточать или нет, - а зависит просто от совести и адекватной оценки поступка и ситуации теми, кто исполняет судебную власть.

Священник Димитрий Арзуманов

настоятель храма святого праведного Иоанна Кронштадтского в Жулебине

27.06.2013 09:47

К сожалению, у нас в России ни один закон не работает как надо. Я об этом неоднократно уже говорил. По старой русской поговорке, «закон что дышло» - его можно повернуть как угодно. В зависимости от того, какой линии будет придерживаться наше правительство и руководящие органы, и законы будут применяться то так, то эдак, а то и вообще не будут. Их можно применять против кого угодно, под них можно подогнать любые действия. Их можно направить и против инакомыслящих и несогласных.

Поэтому я против принятия любых законов подобного рода. Потому что как бы ни были они хороши на бумаге, они не будут служить тому, ради чего писались. И это, конечно, безобразие. Какой смысл в этих законах? Это просто еще одна возможность управлять людьми так, как будет угодно власть имущим.

Иеромонах Макарий (Маркиш)

священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии, руководитель Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Иваново-Вознесенской епархии, глава епархиальной Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства

27.06.2013 09:46

Очень трудно и едва ли возможно просто по формулировкам уголовных статей и срокам наказаний предугадать применение этих статей и их влияние на криминальный фон. На основании чего мы можем судить? Опираясь на мнение так называемых «экспертов и правозащитников»? Но в основном это попросту говоря зарубежные наймиты, люди, которым платят за то, чтобы они формировали общественное мнение России в интересах зарубежных государств.

Надо все-таки сравнивать и сопоставлять и уголовные статьи и соответствующие меры наказания с правовой практикой других государств. Если сравнить с США, например, то мы увидим, что в целом уголовные наказания за аналогичные преступления там гораздо более жесткие и сроки лишения свободы гораздо более продолжительные, чем у нас в России. Исходя из этого, можно сделать вывод, что мы сегодня приближаемся к мировым стандартам.

Важно обратить внимание, что удлиняются не обязательные сроки наказания, а возможные – т.е. то, что находится в распоряжении судей. Вот, например, бывший священник, который сбил насмерть двух человек, получил очень короткий срок, а в США он мог бы угодить в тюрьму лет на двадцать за такие дела. Вполне можно делать вывод, что наши уголовные наказания непропорционально мягки что наши судьи лишены необходимой способности применять строгие меры наказания к злостным нарушителям.

Фарид-хазрат Салман

муфтий, глава Совета улемов Российской ассоциации исламского согласия – РАИС

27.06.2013 09:36

В очередной раз наши так называемые «правозащитники» вступаются за экстремистов от религии - это повод задуматься, от чьего имени они действуют – от имени россиян или еще кого-то? Потому что всякий раз, когда государство и общество требуют разобраться с экстремистами от религии, эти «правозащитники» поднимают шум о нарушении прав человека. Я бы обратил их внимание на те страны, где экстремизм является чуть ли не государственной идеологией – это Саудовская Аравия, Катар и их пособники на ближнем и среднем Востоке.

Я бы призвал не только ужесточать, но и детально определять меру наказания, потому что экстремисты от религии - профессиональные пропагандисты и политработники. Я об этом говорил еще в 2009 году на «Рождественских чтениях» в Московской Патриархии. Например, государство задерживает экстремиста, приговаривает его к тюремному сроку, а он вместо исправления «обрабатывает» всех своих соседей по камере. В результате мы вместо одного преступника получаем дюжину, а то и больше. Преступник с идеологией – это преступник даже не «в квадрате», а «в кубе».

Не говоря уже о том, что экстремизм вообще тяжело доказать и наказать виновного. Как правило, все ограничивается условным сроком. Это неправильно, потому что экстремист думает, что наказание ему не грозит. Так что экстремисты должны не только быть наказаны строжайшим образом, но и содержаться отдельно от остальных преступников. Экстремисты хорошие ловцы душ, так что надо все продумать.

Альбир-хазрат Крганов

Член Общественной палаты РФ, муфтий Москвы и Центрального региона России

27.06.2013 09:30

Если бы у нас была идеальная жизнь, мы бы не нуждались в репрессивных законах. Но сегодня мы живем в мире, где постоянно происходят провокации, разные группы людей ведут свои игры, поэтому нам нужен закон, обеспечивающий защиту. Без закона просто добрым словом мы не решим проблемы, тем более, когда мы сталкиваемся с реальными угрозами экстремистов, в том числе и религиозной направленности.

Сегодняшний день требует от нас понятных, четких и жестких законов, как ответа тем провокаторам, которые хотят разрушить стабильность и спокойствие в нашем обществе. Конечно, возникает вопрос законоприменения, чтобы не получилось как в татарской поговорке: «Подправляя бровь, не выколи глаз». Думаю, эксперты должны не просто дискутировать и возмущаться на каждом углу, а предлагать реальные механизмы решения проблем.

Мы тоже не со всем всегда согласны, но без законов невозможно отвечать существующим вызовам. Но нельзя и перебарщивать, как в случае с запрещенной религиозной литературой, список которой пополняется каждый день.

Алексей Гришин

Президент Информационно–аналитического центра «Религия и общество», главный советник Администрации Президента РФ по вопросам взаимодействия с религиозными организациями России (2002-2011), член Общественной палаты РФ (2011-2014)

27.06.2013 09:28

Во-первых, у нас существует закон о противодействии экстремизму, очень много процедур прописано в этом законе. Наказание за экстремистскую деятельность, безусловно, нужно ужесточать. Смешно, когда подстрекатели к экстремистской деятельности, распространители радикальной литературы приговариваются к 6 месяцам или одному году условно – и это еще если их отловили и доказали вину, что само по себе очень трудно.

На мой взгляд, вместе с ужесточением статьи нужно четче прописать состав преступления. Возможно, стоит статью разделить на многие части, сделать множество примечаний.

Я разделяю обеспокоенность правозащитников, что нечистоплотные чиновники или полицейские могут умышленно использовать эти статьи в политической или другой борьбе. Приведу в пример мою организацию: за критику отдельных нерадивых чиновников, которые допустили колоссальные ошибки в проведении религиозной политики и ослабили прогосударственную часть ислама, эти же чиновники нас относят к экстремистским организациям.

Так вот что бы эти статьи невозможно было применить в политической борьбе, нужно четкое и подробное описание с безусловным ужесточением смешных по нынешним временам наказаний, чтобы не было двоякого толкования и возможности использовать расплывчатые формулировки, выгодные многим нечистоплотным людям.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

Местное население, конечно, может быть недовольно теми, кто к ним приехал и ведет себя из рук вон плохо, вне закона. В этих случаях требование может быть только одно: чтобы власть применила власть. То есть, власть должна своевременно все предвидеть и предотвращать. Непредвиденной бывает только смерть, все остальное можно и нужно предвидеть, просчитывать

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".