Власть расширяет права полиции потому что понимает,что люди будут жить все хуже и хуже, люди будут выходить на улицу, чтобы заявить свое возмущение и протест, чтобы попытаться до власти достучаться

Новый закон о полиции - страшный для граждан страны и я, как депутат, призову людей прийти к зданию Думы и не допустить его принятия. Иначе мы получим абсолютный и кровавый произвол полицейщины

Россия ищет свою модель взаимоотношений религии и общества: Мнения священнослужителей

26.05.2014 09:25


Один из вопросов, который приходится решать современной России - определить место и функции религии в обществе. Уже очевидно, что тенденция, преобладающая на нынешнем Западе – постепенное «выдавливание» религии из общественного пространства и противодействие любому ее влиянию на общественную жизнь – Россию не устраивает. С другой стороны, после 70 лет государственного атеизма многое, что в странах Запада всегда было и остается естественным – присутствие религиозных деятелей на государственных церемониях, а представителей власти – на религиозных, упоминания о религии в официальных речах, капелланы в армии, религиозные предметы в средней и высшей школе, церкви при университетах и т.п. – в России до сих пор встречает сопротивление части общества и вызывает возмущенные разговоры о клерикализации, нарушении Конституции и сращении Церкви с государством.

Этой теме был посвящен круглый стол "Религия и религиозные организации в общественной жизни современной России", прошедший в Общественной палате. Участвовавший в нем председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин в своем выступлении сказал: "Церкви как институту, как религиозной организации, религиозной академии не нужны властные полномочия… Она не стремится обладать аппаратом принуждения. Он ей не нужен".

По его словам, это не значит, что верующий человек, будучи президентом, генералом, художником, кем угодно еще, не имеет права поступать в своей жизни согласно своим религиозным убеждениям, передает его слова РИА «Новости». Общество необходимо приучить к тому, что верующий человек, что бы он ни делал в государстве или общественных организациях, имеет право поступать как верующий, считает Чаплин. "Это вовсе не значит, что он должен навязывать свои убеждения, - прежде всего, своим подчиненным", — добавил он.

Отец Всеволод отметил, что современная общественная реальность меняется — многие прежние правовые, политические и идейные конструкции устарели. "Нам не нужно бояться подстраивать политические конструкции и риторику под ту меняющуюся жизнь, которая нас окружает. Нам не нужно бояться делать упор здесь, в России, как и в любой светской стране, на религиозные общины, которые укоренены в нашей истории, на культуры, которые показали свою полезность нашему обществу", — заявил Чаплин, отметив, что общество на самом деле знает, какие религиозные доктрины привычны и конструктивны, а какие явно таят в себе опасность.

Вице-президент Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России Зиновий Коган посетовал, что сегодня в России есть проблема отсутствия инструментов для блокировки регистрации нетрадиционных и деструктивных религиозных организаций. "Общество — это ребенок, ради которого существуют религии и государство", — сказал Коган, подчеркнув, что религии должны объединять российскую нацию, как "клей", а не разобщать.

«Какие отношения религии, государства и общества в современных условиях вы считаете правильными? Нужны ли государству дополнительные инструменты противодействия нетрадиционным и деструктивным религиозным организациям?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

Протоиерей Александр Добродеев

заместитель заведующего сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями

26.05.2014 10:51

Религия и общество – не две отдельных сущности, при соединении которых получается вкусный компот. Нет. Традиционная религия - это единственный способ выжить: в семье, в обществе, во всех сферах человеческой деятельности. И если мы к религии будем относиться как к чему-то чуждому, то просто вымрем. Без Бога ничего не будет вообще. Это естественный путь выживания человека.

А если мы будем увлекаться деструктивными сектами, гей-парады устраивать и прочее, мы сами себе подпишем смертный приговор. Это как вместо чая и кофе пить цианистый калий. Так что если мы не сохраним свою веру, очень быстро от нас ничего не останется.

Протоиерей Андрей Спиридонов

клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве

26.05.2014 10:47

Инструменты для борьбы с тоталитарными сектами и деструктивными религиозными организациями, безусловно, нужны. Деятельность, которая стремится жестко подчинить человека, лишить его свободы и имущества, должна подпадать под Уголовный кодекс. Так что должным образом надо дополнить уголовно-административное законодательство.

Что касается взаимодействия Церкви и общества, то Церкви и христианам вовсе не нужны модели, которые сложились до революции, в Синодальный период, когда Церковь жестко была подчинена государству, которое исповедовало во всех сферах православие. Кстати, превращение Церкви в министерство стало одной из причин революции.

Вот на Западе при общей секуляризации религиозные институты сохраняются, например, капелланы в армии, - но это скорее ради соблюдения частного права человека на реализацию его религиозных потребностей. Это правильно, но в России нужна и не такая модель, а соработничество.

Неплохо бы, чтобы государство себя декларировало как светское, но христиански ориентированное в нравственном понимании, и в идеологии в том числе. Исходя из этого можно выстраивать свободные и независимые отношения государства и Церкви. Это было бы наиболее уместно - без прямого диктата, а как декларация нравственных предпочтений. И если это оформлять на законодательном уровне, то в законодательстве можно будет что-то прописывать, - ту же службу капелланов, например.

Священник Михаил Артеменко

клирик Свято-Владимирского храма пос. Разумное Белгородского района Белгородской области, психолог, руководитель семейно-консультационного центра св. блгв. кн. Петра и Февронии в пос. Разумное

26.05.2014 10:46

Я полностью согласен с отцом Всеволодом Чаплиным. Навязывание религиозных взглядов действительно случается - а человек сам должен решать, во что он хочет верить. Со своей стороны православие должно помочь ему увидеть пример для подражания – это самое главное.

Я думаю, дополнительные инструменты противодействия деструктивным организациям нам не нужны. Самое лучшее противодействие – собственный пример. Человек всегда уходит не куда-то, а откуда-то. Если мы станем загонять его в христианство палкой, толка не будет. Нужно просто жить по-христиански, показывая: вот это хорошо, а вот то - недопустимо. Христианство не должно заканчиваться порогом храма, человек должен следовать нравственным законам везде - дома, в институте, на работе.

Протоиерей Константин Головатский

священник храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте, глава Православного молодёжного клуба "Встреча", председатель Отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии

26.05.2014 10:44

То, о чем говорит отец Всеволод, очень актуально: выстраивание в современной России отношений Церковь-государство. Сейчас Церковь активно участвует в жизни общества, она и должна это делать, помогая утверждать традиционные нравственные ценности, способствуя нравственному оздоровлению. При этом религиозные взгляды, конечно же, никому не нужно навязывать. Человек свободен в религиозном выборе.

Что касается нетрадиционных религиозных организаций, механизмы, чтобы им противодействовать, обязательно нужны. Необходимо, в первую очередь, противодействовать легитимизации организаций, представляющих опасность для нормальной общественной жизни. Позиция Церкви в этом вопросе такова: нужны законодательные акты, которые могли бы препятствовать появлению новых деструктивных организаций и пресекать деятельность уже существующих сект. Они за много лет своего существования в России причинили уже достаточно вреда и продолжают причинять, активно привлекая адептов, в том числе, и молодежь. Чтобы привлечь людей и удержать их, эти организации используют различные способы манипуляции, психологическое давление, парализуя волю. Это не добровольный выбор человека. Потом зачастую ему требуется медицинская помощь, реабилитация.

Священник Стефан Домусчи

кандидат философских наук, кандидат богословия, доцент, заведующий кафедрой нравственного богословия Православного института св. Иоанна Богослова.

26.05.2014 10:32

Каким образом можно выстраивать отношения между религиозными людьми и обществом, если они часть этого общества? Они могут быть служащими, рабочими, чиновниками или кем угодно еще, и никак не противопоставлять своего гражданского положения своей религиозности. Мне кажется искусственной такая постановка вопроса. Это идет со времен советского прошлого, когда общество по преимуществу было атеистическим. К верующим в нем относились как к отдельной специфической группе. Сегодня такого противопоставления не должно быть. Все люди должны относиться друг к другу с уважением, учитывать свободу личности и выбор своих ближних. Любовь к ближнему и уважение к нему лежит в основе любых отношений.

А в противодействии нетрадиционным и деструктивным религиозным организациям, мне кажется, можно пойти по очень опасному пути. Делать это нужно аккуратно. Можно создать такие критерии, под которые попадут и традиционные религии. Например, один из таких критериев - люди уверены в единственной истинности своего вероучения. Иногда считают, что это сектантское мышление, нужно шире смотреть на вещи, быть толерантными. А потом оказывается: мусульмане уверены в единственной истине своего учения, христиане уверены, иудеи… Такие критерии использовать нельзя.

Мне кажется, нужны не религиозные, а, скорее, психологические и юридические критерии: используют ли люди специальные приемы давления на личность, обман и ложь, угнетают ли свободу человека и т.д. Такое недопустимо вообще, и не только в религиозной организации.

Протоиерей Александр Сорокин

настоятель храма Феодоровской иконы Божией Матери в память 300-летия Дома Романовых в Санкт-Петербурге

26.05.2014 10:15

Я согласен с точкой зрения отца Всеволода: недопустимо использовать никакие механизмы принуждения людей к религии.

С другой стороны, верующие, которые занимают какие-то посты, или просто общественные деятели, имеют право в своей деятельности исходить из собственных убеждений.

А поводу деструктивных организаций – роль государства сейчас заключается только в том, чтобы препятствовать преступлениям против личности, здоровья. Но государство должно иметь механизмы противодействия религиозным организациям, занимающимся деструктивной деятельностью - конечно, не вторгаясь при этом в сферу вероучения.

Иерей Святослав Шевченко

Председатель комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Благовещенской епархии

26.05.2014 10:13

Сегодня Церковь часто обвиняют в «сращении» с государством. А как быть, если даже за получением всевозможных разрешений на строительство храмов мы вынуждены обращаться в различные госструктуры? Хочется, чтобы Церковь и государство были равноправными, уважающими друг друга партнерами.

Церковь часто обвиняют и в том, что она «лезет, куда не нужно». Мне кажется, это происходит от недопонимания. О том, что касается духовности, нравственности общества, Церковь молчать не может. Мы хотим, чтобы Церковь была максимально удалена от политики, - в принципе, так оно и есть. Но если в обществе игнорируются духовно-нравственные ценности – Церковь может и должна обличать неподобающе ведущих себя членов этого общества, будь то чиновники самого высокого уровня или «вип-персоны». Церковь должна быть эталоном морали, и, разумеется, блюсти чистоту в своих рядах. А сегодня в обществе моральная планка опускается сейчас все ниже и ниже…

Как показала ситуация на Украине, у истоков формирования деструктивной обстановки в стране стояли нетрадиционные религиозные организации. Эти организации зачастую финансирует Запад. И не только на Украине, но и в России они насаждают ценности Запада, получая оттуда финансовую поддержку, в том числе - гранты западных фондов. Насколько я знаю, даже русскую Арктику сейчас активно заселяют сектанты американского и канадского происхождения. Вообще американские политики видят в религиозной миссионерской деятельности серьезное подспорье осуществлению своих планов. Они об этом открыто говорят, их высказывания можно найти в интернете. Чтобы в России такого не произошло, необходим правовой фильтр, который бы «задерживал» такие организации.

Иерей Иван Воробьев

клирик Николо-Кузнецкого храма, преподаватель ПСТГУ, зам.директора по воспитательной работе Православной Свято-Петровской школы

26.05.2014 10:03

Многие нравственные принципы, на которых до сих пор стоит российское общество, пришли к нам из Евангелия. А Церковь - хранитель этих принципов. Например, мы говорим, что будущее русского народа возможно, только если будет восстановлено понятие семьи в сознании людей, - но откуда берется настоящее понимание семьи? Кто стоит сегодня на страже сохранения традиционной семьи? Только Церковь. И именно в таких аспектах государству надо не просто сотрудничать с Церковью, а всеми силами прислушиваться и поддерживать ее.

К сожалению, в так называемом демократическом обществе очень сильно противодействие любым усилиям Церкви. Почему – ответить логически сложно. Любое церковное слово звучит как некий укор современному обществу, которое развивается по законам греха. Церковь много говорит о том, что общество паразитирует на страстях человеческих, а добродетели никаким образом не поддерживаются, поэтому ее слова воспринимают в штыки, а сама Церковь оказывается объектом агрессивных нападок.

Если бы государство прислушивалось и поддерживало разные церковные общественные инициативы, это уже было бы очень здорово.

Что касается деструктивных религиозных организаций, здесь необходимо четкое понимание, что все эти секты в первую очередь обманывают народ. И у государства должна быть четкая позиция по этому поводу. Но порой непонятно, кто вообще занимается этим вопросом. Знают, что происходит, или нет? Тоталитарные секты отбирают у людей последнее, обещая непонятные преференции, которые человек никогда в жизни не получит. Так что внимание со стороны государства тут необходимо.

Исмаил-хаджи Бердиев

председатель ДУМ Карачаево-Черкесии, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа

26.05.2014 09:58

В нашей Конституции сказано, что религия отделена от государства, и так и должно оставаться: религия не должна вмешиваться в политическую жизнь. Но, тем не менее, государство должно помогать развиваться традиционным религиям.

Я с 1989 года работаю в Духовном управлении мусульман, и мы давно говорили, что сектанты, которые едут в Россию из-за границы, нам не нужны. Тогда Борис Николаевич Ельцин говорил: мол, как же, у нас подписана Декларация прав человека… Но если мы хотим сохранить общество, то должны запретить все эти секты. Традиционные религии всегда выступают за порядок в обществе. Правильно говорит протоиерей Всеволод Чаплин: при этом мы никого не принуждаем и не заставляем придерживаться нашей конфессии.

Альбир-хазрат Крганов

Член Общественной палаты РФ, муфтий Москвы и Центрального региона России

26.05.2014 09:48

Традиционные религиозные институты в России аполитичны, они не ангажированы разными политическими структурами. Мы не делим своих верующих по политическим взглядам. В своей пастве мы видим верующих людей, граждан России.

Определение «светское государство» не означает, что оно придерживается атеистических взглядов или ведет борьбу с религией. Религиозные структуры - это часть гражданского общества, мы вместе решаем общие проблемы. Да, религиозные организации все громче говорят о защите прав жителей нашей страны, в том числе защите традиционных ценностей, и это благо. У нас, слава Богу, бородатые женщины не побеждают на конкурсах.

Мы ведем нормальную активную работу в разных структурах: есть Межрелигиозный совет России, профильные комитеты в Совете Федерации, в Госдуме, в Общественной Палате РФ, в Администрации президента, в регионах есть разные комиссии и их достаточно, чтобы вести слаженную работу.

А что касается деструктивных организаций, здесь есть над чем работать правоохранительным органам. Конечно, традиционные религиозные организации тоже должны вести активную работу. Ведь если мы сегодня не будем работать, вместо нас придут другие люди, и это будут покупатели душ. Но и тут надо пользоваться религиозной дипломатией, поскольку при чрезмерном давлении на сектантов мы своими руками сделаем из них «мучеников». Так что нужен особый подход, а не оголтелый натиск.

Алексей Гришин

Президент Информационно–аналитического центра «Религия и общество», главный советник Администрации Президента РФ по вопросам взаимодействия с религиозными организациями России (2002-2011), член Общественной палаты РФ (2011-2014)

26.05.2014 09:44

Мы сейчас в стадии поиска разумного сочетания человекоориентированного государства и религии, тоже ориентированной на душевное спокойствие большинства населения страны. То есть сейчас, на мой взгляд, в правильном направлении ищут баланс взаимодействия государства и Церкви.

Я полностью поддерживаю слова о. Всеволода Чаплина. Церкви не нужны властные полномочия. Религиозный человек работает не ради денег, а ради своей веры в Бога. Это высокая морально-нравственная позиция. И сейчас в глобализированном обществе взаимодействие с Церковью очень важно, потому что часто берут вверх позиции безнравственные, когда ради получения прибыли совершают неблаговидные действия. А религия занимает совершенно четкие нравственные позиции, и, главное, воспитывает их. А как раз элемент воспитания и хромает в системе любого государства. Многие страны, в том числе и Россия, отказались от идеологии. Это тоже минус, так как нет морально-нравственного ограничителя. А что может быть чище Бога?

Безусловно, Церковь и государство должны сделать все возможное, чтобы не допустить замещения религиозных организаций псевдорелигиозными. Тоталитарные секты откровенно заводят людей в дебри с целью получения собственных политических или коммерческих целей.

Кроме того, мы видим попытки паразитировать на настоящих религиозности. Например, я знаю, что в исламе есть организации, которые на деле нечто вроде закрытых акционерных обществ, или вообще хранители «общака» криминальных экстремистских структур. И они-то рвутся выступать от имени ислама и других религий, чтобы привлекать новых сторонников в свои ряды, хотя по сути далеки от религии. Безусловно, государство и Церковь должны создать механизм защиты общества от таких мошенников. И некоторые попытки уже сделаны. Например, при Минюсте создана религиоведческая экспертиза при регистрации организаций, есть в некоторых субъектах федерации органы, которые проводят проверки. Но, к сожалению, полномасштабной борьбы нет. По некоторым оценкам у нас около 40% мусульманских религиозных организаций созданы не в религиозных целях, и это страшно.

Елена Жосул

кандидат политических наук, заведующая кафедрой журналистики и связей с общественностью Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета, советник председателя Синодального информационного отдела.

26.05.2014 09:43

На мой взгляд, идеальной может считаться та модель общества, при которой у людей различных религиозных взглядов достаточно возможностей для реализации своих религиозных убеждений, следования традициям своей религии. Ситуация в стране в этом отношении в последние годы действительно начала меняться. В правовом поле появились такие понятия, как оскорбление чувств верующих, защита их прав. Они пока недостаточно проработаны с юридической точки зрения и не безупречны. Но хорошо уже, что об этом начали говорить. Конечно, нужна грамотная юридическая экспертиза всех понятий, касающихся прав и свобод верующего вне зависимости от его религиозной принадлежности.

Это нас подводит к вопросу о противодействии деструктивным организациям, деятельность которых может быть признана вредной и разрушительной для общества. Наша главная проблема – отсутствие внятного законодательства, направленного на борьбу с сектами. До сих пор разговоры о том, что необходимо ввести термин «секта», тщательно его проработать и закрепить законодательно, вызывали неоправданную критику, в том числе со стороны организаций, понимавших, что этот закон будет направлен против них, и всеми силами этому противодействовавших. Но такой закон, по мнению экспертного религиоведческого сообщества, нам действительно необходим. Во-первых, свежа память о лихих 90-х, когда в стране наблюдался разгул сектантских движений - да и сих пор у нас в стране таких организаций немало, но эффективных рычагов противодействия им нет. Людям нечем защититься от безобразий, которые сектантская организация с экстремистским уклоном может творить в сельской школе или в Доме культуры небольшого поселка. Если ее при этом еще и хорошо спонсируют, она фактически захватывает все местное духовное пространство, - а пожаловаться граждане не могут, так как закон их в этом отношении не защищает. Конечно, наше законодательство нужно совершенствовать, но перед этим необходимо провести тщательную экспертную оценку и общественные слушания.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

Местное население, конечно, может быть недовольно теми, кто к ним приехал и ведет себя из рук вон плохо, вне закона. В этих случаях требование может быть только одно: чтобы власть применила власть. То есть, власть должна своевременно все предвидеть и предотвращать. Непредвиденной бывает только смерть, все остальное можно и нужно предвидеть, просчитывать

Идея РПЦ - закрепить за эмбрионом право на жизнь - является логичной, если исходить из принципов христианской морали. Но если со своей стороны государство не прогарантирует женщине максимальную поддержку при рождении ребенка, то конечно, эта инициатива будет выглядеть как некая крайность. Поэтому необходимо не к ограничениям каким-то стремиться, а создавать такие условия, чтобы у самой женщины была мотивация отказываться от аборта

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".