Создается впечатление, что скоро кирдык придет всей государственной пенсионной системе, людей бросят и скажут: давай, сам копи и сам живи!

Перенаселенность Москвы - вина властей, которые по-прежнему надеются, что вот этот базар, который они называют сладким для них словом «рынок», все отрегулирует. Не отрегулирует, и рассчитывать на это бесполезно!

Священнослужители в тюрьме: Мнения

24.11.2014 08:34


Профильный комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции рекомендовал накануне палате принять в первом чтении правительственный законопроект о праве заключенных общаться со священниками. При этом депутаты потребовали от Министерства юстиции установить на федеральном уровне взаимодействие и подписать соответствующие соглашения с традиционными конфессиями, чтобы исключить возможность доступа к осужденным представителей сомнительных религиозных объединений, сообщает ТАСС.

Предлагается закрепить право осужденного на личные встречи со священнослужителем без ограничения их числа и продолжительностью до 2 часов каждая при условии письменного согласия со стороны служителя культа и фиксации их общения средствами технического наблюдения. Прослушивать разговор будет невозможно, однако наблюдение необходимо, чтобы избежать каких-либо провокаций, злоупотреблений, передачи запрещенных предметов и так далее, пояснил зампред комитета единоросс Александр Хинштейн.

Одновременно предлагается обязать администрации пенитенциарных учреждений выделять соответствующие помещения и обеспечивать условия для проведения религиозных обрядов, церемоний в соответствии с соглашениями о взаимодействии с религиозными организациями.

«Как бы вы прокомментировали этот законопроект? Насколько, на ваш взгляд, оправданно ограничиваться в данном случае только традиционными конфессиями?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

Преосвященнейший Ириней

епископ Орский и Гайский, доцент кафедры церковно-практических и филологических дисциплин Оренбургской духовной семинарии, преподаватель Орского гуманитарно-технологического института

24.11.2014 10:25

Такое соглашение уже есть - правда, устное. А сейчас, очевидно, это просто хотят узаконить. При многих колониях есть храмы или молитвенные комнаты, где священники совершают богослужения и могут общаться с заключенными.

Только не совсем понятно, как собираются наблюдать за этим общением: надзиратель и так бывает в храме. Но если захотят снимать исповедь на видео, заключенные не будут доверять священнику. Недопустимо знать, в чем кается человек. Это тайна исповеди. Сейчас заключенные доверяют священникам, видя в них честных людей, и знает, что они не передадут сказанное на исповеди никому больше.

Заключение такого соглашения, по большому счету, просто формальность. Но, быть может на этом основании священникам, посещающим тюрьмы, будут платить какие-то деньги. Но может быть и по-другому. Иногда нам предлагают: «мы построили храм на территории колонии, пожалуйста, возьмите его на баланс». Другими словами, сами платите за свет, газ, другие коммунальные услуги. Если этим соглашением нас обяжут содержать такие храмы, нам трудно придется.

А вот предложение подписать соглашения только с традиционными конфессиями правильное. Представители деструктивных религиозных организаций зачастую открыто проповедуют разные пороки. Как такой человек придет к заключенным и скажет: «станьте лучше»? Свидетели Иеговы, сайентологи открыто рвутся к власти. Представляете, что они могут внушать заключенным? Поэтому общаться с заключенными должны представители традиционных конфессий, чьи ценности понятны, а деятельность открыта.

Владыка Алексий (Кульберг)

Епископ Среднеуральский, викарий Екатеринбургской епархии

24.11.2014 10:21

Человека заключают под стражу не только для того, чтобы наказать, но и чтобы он встал на путь исправления. А общение с представителем религиозной организации, - например, со священником - это именно путь исправления.

Задача священника - удержать человека от мыслей о самоубийстве, привести его сознание в соответствие со Священным писанием, библейскими нормами жизни. Это и есть исправление - только так можно рассчитывать на эффект от заключения человека под стражу.

Известно, что проповедуют и каким ценностям учат традиционные конфессии, и совершенно неизвестно, чему могут научить или на какой путь наставить представители нетрадиционных. Возможно, они будут пытаться призывать к экстремизму, вербовать своих адептов в стенах тюрьмы. Уже сейчас ваххабиты специально совершают правонарушения, чтобы, получив незначительный срок, оказаться "на зоне" и там вести свои проповеди. Это они делают весьма успешно. Поэтому важно, чтобы с заключенными общались представители традиционных конфессий.

Протоиерей Александр Ильяшенко

настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской

24.11.2014 10:07

Законопроект очень интересный и многообещающий. Он отражает насущные потребности заключенных. Подписание таких соглашений мне кажется правильным. Но негласно они и так существуют: представители традиционных конфессиий имеют право посещать места заключения.

К сожалению, и нетрадиционных тоже. Почему «к сожалению»? - среди них много тех, что имеют деструктивное начало. А иногда представители таких организаций даже выполняют какие-то задания спецслужб.

Так что это очень разумный, здравый законопроект, появление которого, как мне кажется, можно только приветствовать.

Протоиерей Александр Добродеев

заместитель заведующего сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями

24.11.2014 10:06

Все это у нас уже есть в стране. Я долгое время курировал тюремный сектор и знаю, что у нас почти во всех местах лишения свободы есть храмы, их очень много, более 700, в каждом служат батюшки. А если это закрепят все на законодательном уровне, вообще будет прекрасно.

Правда, еще остается вопрос по поводу подследственных. Это категория людей, которые еще не осуждены, но они уже сидят, - иногда по нескольку лет, - в ожидании приговора. Таких людей очень много, и по нашему закону они не имеют права общаться со священниками без письменного разрешения следователи или судьи. То есть духовные вопросы решает следователь. А когда человека осудили, то он уже имеет право на общение со священником. Эта тема очень болезненная и тонкая, требует внимания.

Что касается нетрадиционных религиозных организаций, я бы ввел такую норму: если человек, который находится в местах лишения свободы, выразил желание, чтобы к нему пришел представитель от иной религиозной группы, просьбу стоит рассмотреть в индивидуальном порядке. Но по собственному усмотрению представители разных нетрадиционных религий приходить туда не должны.

Например, в английских тюрьмах первым заходит в камеру к вновь осужденному тюремный капеллан и спрашивает, к какой конфессии и религиозной группе принадлежит человек, этот момент четко фиксируется. У нас такого нет. И если мы не знаем, какой конфессии человек, а тут приходят всякие адепты и начинают его «просвещать» – это попросту опасно.

Протоиерей Андрей Михалев

Настоятель Свято-Троицкого храма г. Орла, руководитель епархиального отдела по взаимодействию церкви и общества, руководитель комиссии Орловской митрополии по вопросам семьи.

24.11.2014 10:02

Закон о праве заключенных общаться со священниками я бы, наверное, одобрил. Впрочем, и сейчас происходит почти то же: представители традиционных конфессий ходят в колонии, общаются с заключенными. В тюрьмах проходят богослужения - если и не в каждой, то, пожалуй, в каждой второй. На территории пенитенциарных учреждений есть домовые храмы. Заключенные исповедуются, причащаются и участвуют в таинствах Церкви.

Предложение подписать соглашение с традиционными конфессиями правильное. Действительно, иначе на территорию тюрем могут проникнуть представители тоталитарных или экстремистских организацией, которые будут пытаться вербовать адептов, устраивать провокации внутри этих учреждений и т.д.

Ну а если за общением священника и заключенных будут наблюдать сотрудники колонии, ничего страшного в этом я не вижу. Исправительная колония - закрытое учреждение со своим режимом и правилами, нарушать которые нельзя никому. Так и должно быть. Однако есть один момент - тайна исповеди. Но я думаю, наши законодатели – здравые люди, и постараются это учесть.

Священник Петр Коломейцев

декан психологического факультета Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета

24.11.2014 09:52

Все эти маргинальные конфессии - не институты, а «группки», где существуют свои корпоративные этические нормы. В такой организации допускается ради ее благополучия клеветать, лгать. Все эти деструктивные культы проповедуют не общественную мораль, а принципы, важные для собственного выживания, реализации. И это, разумеется, не может служить ни на благо общества, ни заключенного - а может быть, даже будет ему вредить.

Когда мы имеем дело с традиционными конфессиями, мы знаем их принципы взаимодействия с обществом, отношение к тому или иному вопросу. В РПЦ, например, для служения в местах заключениях был создан целый отдел. У нас обучают тех, кто занимается перепиской с заключенными или ведет среди них дистанционную катехизацию. У нас много различных методов работы с этими людьми, и они дают хорошие результаты. Некоторые заключенные принимают крещение. Я сам ездил в колонию строго режима и крестил там юношу. Многие, освободившись из мест заключения, стараются жить праведно.

РПЦ готова к сотрудничеству: священнослужителей, которые служат в местах заключения, можно привлекать к государственным образовательным программам, которые помогут им повысить уровень правовой грамотности, что, безусловно, поможет в работе с заключенными.

Насколько я знаю, другие традиционные конфессии тоже занимаются подобной деятельностью. Но мы не знаем о существовании такого направления работы у маргинальных религиозных сообществ. У них свои интересы. Поэтому я думаю, их и пускать туда нельзя.

Иерей Николай Святченко

Председатель Отдела по миссионерской и молодежной работе Гатчинской епархии РПЦ

24.11.2014 09:43

Этот законопроект, на мой взгляд, предоставляет больше, чем прежде, возможностей человеку, находящемуся в заключении, вести религиозную жизнь. В идеале человек, совершивший преступление, должен осознать свою вину, после выхода на волю жить по закону, начать правильно относиться к своему приговору - именно как к наказанию за преступление, но не столь тяжкому, которое, возможно, понесет в «будущей жизни». Поэтому он должен иметь возможность покаяться, узнать больше о Боге – если, конечно, сам того хочет.

Во многих епархиях уже созданы отделы так называемого тюремного служения, и священники окормляют тюрьмы. Нередко на их территории строятся часовни, маленькие храмы, куда приходят многие заключенные. Там они обретают наставления, находят силы, чтобы покаяться, измениться – ни для кого не секрет, что тюрьма еще больше озлобляет людей и подчас они закостеневают в своих пороках. И радостно, если они начинают тянуться к Богу.

Наверное, справедливо, если доступ в тюрьмы представителей традиционных конфессий будет осуществляться в соответствии с законом. Ну а зачем пускать туда сектантов, которые, сами искажая основополагающие религиозные учения, заводят людей еще в тупик? Или, того хуже, организуют запрещенные сообщества, которые на территории России и других цивилизованных стран запрещены, так как ведут явно деструктивную политику в отношении личности и общества?

Иеромонах Макарий (Маркиш)

священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии, руководитель Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Иваново-Вознесенской епархии, глава епархиальной Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства

24.11.2014 09:42

Я как непрофессионал не вижу здесь «подводных камней». Естественно, встречи должны быть ограничены по времени, и, конечно, нужна защита от проникновения сект и разных нетрадиционных культов в тюремные стены. Если же человек - баптист, лютеранин, греко-католик, то есть принадлежит к нетрадиционной для нас, но нормальной конфессии, такому заключенному можно пойти навстречу.

Насколько я понимаю, заключенный – это по определению человек, пораженный в правах. То, что для свободного человека – право, для него - привилегия. В данном случае ему дают некоторое облегчение, дополнительные возможности, направленные на улучшение его жизни в колонии. Но если какой-нибудь иеговист начнет требовать льготы, связанные с религиозной конфессией, ему могут сказать «нет», когда эти требования не подпадают под льготы, положенные заключенным по усмотрению властей России.

Ришат-хазрат Давыдов

Имам Тульской области

24.11.2014 09:14

Этот закон только принимается, а мы в тюрьмах уже давно работаем. Такое соглашение на право посещать тюрьмы было заключено еще три года назад между традиционными конфессиями и УФСИН по Тульской области. И я сам посещаю разные колонии несколько раз в год. На территории колоний построены маленькие храмы, куда могут ходить православные. Мы просим теперь открыть еще молельные комнаты.

В воспитательном плане это очень хорошая идея. Люди, которые лишены свободы, благодаря этому имеют возможность нормально по-человечески пообщаться со священниками, совершить молитвы, обряды. Особенно это актуально для тех, кто осужден на большие сроки - от 10 лет и выше. Да, наблюдение везде ведется во время встреч, это нормальная работа сотрудников ФСИН для предупреждения нарушений.

Но самое главное в этой инициативе, чтобы проповедь священнослужителя настраивала человека на лучшее, чтобы он понимал: жизнь не кончена, надо стараться всячески искупить свою вину и постараться выйти на свободу. И мы, узнавая о жизни заключенных от них самих, можем донести до высшего руководства, что незаконного происходит в этих закрытых учреждениях, - а то заключенные сами не всегда могут добиться правды, в результате возникают бунты.

Так что одобряю законопроект. Даже если двое-трое заключенных встанут на нормальный и правильный путь после тюрьмы благодаря таким беседам – это уже большое достижение.

А что касается встреч с представителями нетрадиционных конфессий, - думаю, нельзя заключенных лишать возможности общаться со своими духовными лидерами. Да, есть разные взгляды на религию, но если речь не об экстремизме и сектантах, то можно дать согласие на встречу.

Зиновий Коган

Почетный председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений России, раввин

24.11.2014 08:58

Это шаг к гуманизации тюремной системы. Законопроект расширяет возможности священнослужителей для работы в тюрьмах, узаконивает их, это примет цивилизованные рамки. Возможно, вскоре при тюрьмах, наконец, и штатные священники появятся.

Когда в тюрьме идет служба, все вокруг меняется, - атмосфера преображается в лучшую сторону. Замечательно, когда заключенный может поговорить со священником, очистить свою душу. На больничной койке умирающему заключенному теперь не откажут в причастии.

По сути, в некоторых вопросах законопроект дает священнослужителям такие же права, как и адвокатам. Например, осужденный вправе просить о встрече со священником наедине и без посторонних ушей.

А что пока ограничились только духовенством традиционных конфессий вовсе не значит, что закроют двери для работы представителям других религий. Думаю, это будет еще обсуждаться. Нельзя все сразу предусмотреть. Главное – начать, а дорабатывать закон будем во время его работы.

Исмаил-хаджи Бердиев

председатель ДУМ Карачаево-Черкесии, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа

24.11.2014 08:58

Сейчас священники и имамы могут посещать места заключения - причем, как правило, мы - инициаторы бесед с заключенными. А вот встреч по требованию заключенных раньше не было. И если есть возможность принять такой закон, надо это сделать. Традиционные религии точно должны иметь на это право.

А по поводу остальных, думаю, надо разбираться в каждом случае. Если это религиозная организация, которая зарегистрирована официально и не имеет нареканий, то ее представителям должны разрешать встречи с заключенными. А вот остальные будут считаться сектантами, которых, безусловно, нельзя пускать.

Борис Динер

председатель Еврейской национально-культурной автономии Курской области

24.11.2014 08:41

Законопроект хороший. Действительно, иметь возможность пообщаться с заключенными различных вероисповеданий, провести какой-то обряд - должны представители всех традиционных конфессий. Человеку всегда нужно выговориться, а если заключенный верит в Бога, он должен иметь возможность в тюрьме принимать участие во всех тех обрядах, что и на воле.

Нельзя ущемлять одно вероисповедание перед другим. Все понимают, что православие – основная религия в России, но мусульман и иудеев у нас тоже много.

А вот представителей различных сект, тем более организаций экстремистского толка пускать в тюрьмы, и правда, ни к чему.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

Местное население, конечно, может быть недовольно теми, кто к ним приехал и ведет себя из рук вон плохо, вне закона. В этих случаях требование может быть только одно: чтобы власть применила власть. То есть, власть должна своевременно все предвидеть и предотвращать. Непредвиденной бывает только смерть, все остальное можно и нужно предвидеть, просчитывать

Идея РПЦ - закрепить за эмбрионом право на жизнь - является логичной, если исходить из принципов христианской морали. Но если со своей стороны государство не прогарантирует женщине максимальную поддержку при рождении ребенка, то конечно, эта инициатива будет выглядеть как некая крайность. Поэтому необходимо не к ограничениям каким-то стремиться, а создавать такие условия, чтобы у самой женщины была мотивация отказываться от аборта

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".