Я наблюдаю за событиями в Хакасии и отмечаю, что после избрания главой региона представителя КПРФ там стало возникать немало каких-то неприятных, скандальных ситуаций

Есть такая поговорка: замах на рубль, удар на копейку. Так и с заявлением Матвиенко о поддержке многодетных семей - уже столько громких заявлений сделано, что кажется, пора уже хотя бы частично их исполнять

Казаки-дружинники: Мнения священнослужителей

03.12.2014 08:06


В Москве создана дружина из казаков. Она будет помогать органам внутренних дел в обеспечении общественного порядка во время массовых культурно-зрелищных и религиозных мероприятий, в лесопарковых зонах, местах летнего и зимнего отдыха, на территориях, прилегающих к православным храмам и монастырям. Сформированная казачья дружина заступит на свое первое дежурство 6 декабря в парке Кузьминки.

"На протяжении всей истории казаки верой и правдой служили своему Отечеству. Обеспечение общественного порядка и безопасности москвичей и гостей столицы - один из главных приоритетов в работе городских властей", - заявили агентству «Интерфакс-религия» в пресс-службе главу департамента межрегионального сотрудничества, национальной политики и связей с региональными организациями Москвы.

Кандидаты в народную дружину проходят правовую и специальную подготовку по установленной программе. Принятым выдается удостоверение дружинника.

Возрождение казачества в обществе вызывает неоднозначную реакцию, в которой присутствует изрядная доля иронии: современных казаков часто называют «ряжеными», и не всегда безосновательно. В недавнем комментарии нашему агентству благочинный Адамовского округа Орской епархии, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в поселке Адамовка иерей Вячеслав Кочкин заметил: «Казачество – это служивые люди… Их сегодняшнее возрождение немного искусственно, а искусственное восстанавливается медленно».

См. также:
Священнослужители о казачестве

Священнослужители о православных дружинах

В императорской России казачество было сословием, имевшим свою функцию и связанные с нею обязанности и привилегии. В современной России сословий нет, и найти свое место в ней казакам непросто. Попытки использовать возрождающееся казачество для охраны общественного порядка, создав из него некоторый аналог добровольным дружинам советского времени, предпринимались не раз, но внятной оценки не получили ни в обществе, ни, сколько можно судить, у правоохранительных органов.

«Как вы расцениваете идею привлекать казаков к охране общественного порядка? Каков должен быть правовой статус таких дружин?» с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

Преосвященнейший Ириней

епископ Орский и Гайский, доцент кафедры церковно-практических и филологических дисциплин Оренбургской духовной семинарии, преподаватель Орского гуманитарно-технологического института

03.12.2014 10:00

У нас на территории Орской епархии есть такие дружины. Я знаю, что и в других городах они существуют, выполняя практически те же функции, что и полиция, власть, священнослужители - защищая народ от духовного разложения. Это благо для России.

Важно, чтобы эти дружины сотрудничали с представителями Церкви. У них должна быть основа нашей веры - любовь к ближнему. Человека же наделяют полномочиями не для того, чтобы он вел себя как начальник. Он должен следить за правопорядком, направлять в нужное русло энергию молодых людей.

С нашими казаками мы регулярно встречаемся, проводим беседы. Они исповедуются, причащаются, и благодаря церковным таинствам постигают основные принципы веры. Конечно, потомков тех, настоящих казаков, мало. Но хорошо, что казачье движение возрождается.

Самая большая проблема - у них нет единого руководителя. Порой бывает, что существует несколько отрядов, и у каждого – свой атаман. Такое есть и в Оренбургской области, и в других регионах. Мы стараемся их объединить, чтобы они работали сообща. И я верю, у нас в регионе будет один атаман, которому станут подчиняться все казаки. И курировать казачье движение, на мой взгляд, тоже кто-то должен. Например, представитель президента в регионе, или же руководитель МВД. Тогда будет все хорошо.

Протоиерей Александр Ткаченко

директор государственного Детского хосписа, основатель детских хосписов в России, настоятель храма в Суворовском военном училище и храма при городском гериатрическом центре в Санкт-Петербурге

03.12.2014 09:45

Лично зная самых разных представителей казачьего движения и казачьего народа (а это разные явления; это важно, и к этому мы ещё вернёмся), хочу сказать, что упрощать, сводя казачество к функциональным силовым структурам, не стоит. Казаки не умещаются в функциональные или, иначе говоря, сословные рамки - достаточно сказать, что у сословий не бывает такой богатой фольклорной культуры. В России, слава Богу, хватает «служивых людей», но никакое их сообщество не привлекло к себе столько внимания, не собрало столько народной энергии, как казаки. Да, споров вокруг казаков и упрёков в их адрес тоже много – но и здесь казачество предстаёт эпицентром переживаний, эпицентром неких надежд. Эти надежды пока не оправдались - отсюда и упрёки.

В отсутствие административного ресурса, безо всякого финансирования, казачье движение вовлекло в свои ряды десятки, если не сотни тысяч людей по всей территории исторической Российской империи. Все разговоры о том, что власть использует казаков как опричнину – пока только разговоры. Примеры создания казачьих организаций при ощутимой поддержке власти по стране единичны, а вот показухи много, журналистских же спекуляций на этой теме (а то и откровенной репортёрской халтуры) – ещё больше. На практике никакой поддержки со стороны государства казачество пока не получило. Тем не менее, казаки продолжают держаться вместе и о самороспуске даже не помышляют. И никакая структура, созданная подобно партии, на технологической основе, не может соперничать с казачеством ни по степени притягательности, ни по количеству добровольных участников.

В чём же секрет такой энергетической насыщенности казачьего мира? Силовым каркасом казачества служит чувство фамильной преемственности: казачество – это личная идентичность. Казак – православный в том числе и потому, что его предки испокон веку были православными. По этой же причине он воин – принадлежит к воинскому роду. Есть ещё ряд наследуемых, чисто казачьих ценностей, и все они так мощны по одной причине: происхождение. Больше того, именно по этой, и ни по какой другой причине, человек ощущает себя казаком на уровне сущности, а не социальной функции; ощущает так, что ему невозможно «перестать быть казаком». Как говорит в «Тихом Доне» герой Шолохова, «казаки от казаков ведутся», исчерпывая тем самым тему для казаков, а всем остальным предоставляя вести полемику вокруг этого феномена: "казачество в России".

Не хочу ввязываться в спор «Этнос казаки или не этнос?», тем более что примиряющего всех определения этноса мировая этнографическая наука до сих пор так и не дала. Сегодня важно принять как факт лежащее на поверхности наблюдение: казачество – это уникальное явление, обладающее чертами народа. Казаками рождаются – но мы видим, что казаками хотят и стать многие. Что имел в виду Лев Толстой, когда написал знаменитое «народ желает казаками быть?» На самом широком, неосознанном уровне казачество воспринимается как форма народной самореализации: и социальной (участие, по Толстому, в творении истории России), и мужской (воин, защитник).

И тут мы возвращаемся к тому, что важно различать казачий народ и казачье движение. Отчасти путаница в этих понятиях и создаёт почву для «ряженых», среди которых можно встретить как «понавступавших», так и потомственных казаков. Структуры, позаимствовавшие у казачьей традиции только внешнюю атрибутику, часть принципов самоорганизации или даже часть ценностей, не имеют той укоренённости, той энергии, которая стоит за казачьим миром в целом. Поэтому попытки создать «организации казачьего типа» либо опираются на всё казачье наследие, со всеми его «неудобными» особенностями, либо нас постигает некоторое разочарование, когда мы видим очередных ряженых.

На мой взгляд, кадровым каркасом казачьих организаций должны быть именно потомственные, «родовые» казаки. Среди них больше шансов найти людей с должной мотивацией и приверженностью казачьим ценностям – а ведь в обсуждаемом контексте важны именно казачьи ценности, подлинная преемственность . Казаком человека не делают ни лампасы, ни регион проживания. То же, к слову, даёт понять и прошлогодний Указ президента: там прямо говорится, что членами казачьих обществ могут быть «граждане, относящие себя к прямым потомкам казаков… а также граждане, добровольно вступившие в казаки». Две разных мотивации; эту разницу нужно учитывать, если мы хотим видеть сильные и здравые казачьи организации, способные быть опорой и Церкви, и стране. При этом нужно понимать, что в инструкциях Минюста, регистрирующего казачьи общества, нет и не будет ответа на вопрос, в чём же сущность казака.

Люди, намеренные взяться за «казачье строительство», должны понимать, что берутся за каторжный труд, результаты которого, возможно, достанутся их детям, а то и внукам, а риск опростоволоситься, увы, есть уже сегодня. Однако я вижу, что казачья традиция жива – не на «лубочном», а на душевном, духовном уровне. Я верю, что рано или поздно вокруг этой традиции сплотится достаточное количество сыновей и дочерей казачьего народа, которые будут способны продолжить путь своих предков. Наверное, они возьмут с собой и тех, для кого казачье мировоззрение окажется близким и органичным. Я не сомневаюсь: успех неизбежен; он будет скреплён православием.

А в том, чтобы создавать ДНД, ничего плохого нет. Нужно только хорошо понимать, для чего мы объявляем его «казачьим». Если это просто рекламный ход, или поверхностно понимаемый «традиционный патриотизм» – не стоит удивляться, если вдруг ряды дружинников пополнят, в основном, любители внешних эффектов. Но если потребуется, казачество преодолеет и это.

Протоиерей Константин Головатский

священник храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте, глава Православного молодёжного клуба "Встреча", председатель Отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии

03.12.2014 09:43

Я думаю, говорить о казаках как о реальной силе, опоре правоохранительных органов, пока преждевременно. На мой взгляд, это движение еще не сформировано. Оно должно более основательно возродить свои традиции.

Придать правовой статус таким дружинам несложно, а вот с тем, что касается их внутреннего содержания, труднее. Сейчас, насколько мне известно, казацкое движение раздробленно. И задействовать эти силы можно разве что в каких-то отдельных мероприятиях - да и то только тех казаков, которые хорошо себя зарекомендовали.

У нас имеется опыт по их привлечению, но не всегда мы получали то, на что рассчитывали. Нельзя сказать, что с казаками возникали какие-то серьезные проблемы, но полностью взаимопонимания достичь пока не удалось.

Протоиерей Андрей Михалев

Настоятель Свято-Троицкого храма г. Орла, руководитель епархиального отдела по взаимодействию церкви и общества, руководитель комиссии Орловской митрополии по вопросам семьи.

03.12.2014 09:41

Казаки в Ростове, или, скажем, в Краснодарском крае, у которых и дед, и прадед были казаками, служили еще при императоре, действительно, есть. А вот к казакам в Центральной России у меня отношение неоднозначное. Откуда им взяться в Брянске или в той же Москве? Вряд ли они имеют отношение к казачеству.

У меня такие казаки пытались помогать в охране общественного порядка при храме, но, кроме распития спиртного, ничем не отличились. Таких казаков я тоже считаю ряжеными – давайте уж называть вещи своими именами. Но пускай наряжаются, беды в этом нет – наоборот, это даже хорошо - если только в людях силен патриотический дух и они действительно желают что-то сделать на благо Отечества. Мне кажется, нужно просто понять, кто из этих «новых казаков» хочет помочь правоохранительным органам навести порядок, а кто преследует какие-то корыстные цели.

И еще контроль важен, чтобы избежать возможных случаев экстремизма. А то ведь дай человеку вместо нагайки пистолет, и скажи, что он теперь в патрульной службе, кто знает, к каким последствиям это приведет. Но отслеживать такое - уже задача соответствующих служб.

Священник Петр Коломейцев

декан психологического факультета Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета

03.12.2014 09:38

Мне кажется, идея неплоха. Казачество - слишком значимое явление, чтобы его игнорировать. Л. Н. Гумилев считал казаков субэтносом великорусского этноса, поэтому нивелировать их самосознание было бы неправильно. А коль скоро у казаков есть стремление приносить пользу, нужно дать этому правильное направление.

Авторитет Церкви у казачества очень высок. Казаки всегда были верующими. Даже их органы управления - так называемый Круг (совет) - считался легитимным, только если на нем присутствовал священник. Права голоса он не имел, но, если выходил из-за стола, тем самым как бы накладывал вето на то или иное решение.

Вообще у казаков очень много хороших традиций. Поэтому говорить «никаких казаков нет» и отмахиваться от их стремления поучаствовать в общественной жизни не нужно. У меня у самого дед – казак. Он был родом из станицы Лабинской (теперь это город Лабинск) Краснодарского края. Возможно, еще и поэтому мне понятно их самоощущение.

Мне кажется, инициативу привлекать казаков к охране общественного порядка можно только приветствовать.

Священник Филипп Ильяшенко

клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, заместитель декана исторического факультета ПСТГУ, кандидат исторических наук, доцент

03.12.2014 08:15

Как у обывателя у меня есть несколько соображений и вопросов. Прежде всего, хотелось бы понять: что мы подразумеваем, говоря о казачестве? Я с глубоким уважением отношусь к нему как к явлению, социальной группе. Как историк, знаю: казаков физически уничтожали во время Гражданской войны, после Революции, в годы репрессий. И по Ялтинскому соглашению казаков, оказавшихся за границей, выдали Советскому правительству, а впоследствии уничтожили вместе с их семьями.

Кто такие казаки сегодня, казаки в Москве? Мы знаем про кубанских, донских казаков, про десяток казачьих войск в Российской империи. Но ни одно из них не имело отношения к Первопрестольной. Кроме того, благодаря информационным сообщениям складывается субъективное мнение, что казаки – это некая сила, участвующая в разделах, например, сфер влияния - то есть как-то соприкасающаяся с криминалом.

Как обыватель, я, наверное, прежде всего, хотел бы, чтобы меня успокоили на этот счет. Имеет ли это казачество какую-то связь с историческим казачеством, кроме одежды и названия? А если мы что-то возрождаем, хотелось бы понять, что именно.

Хочется надеяться: это не легализация чего-то нецерковного и полулегального, а действительно некая форма самоорганизации граждан. Если нашлось несколько десятков, может быть, сотен сознательных человек, готовых мне, подозрительному испуганному обывателю, обеспечить безопасность на улицах – это очень хорошо. Хотелось бы, правда, чтобы эту безопасность обеспечивали, прежде всего, структуры, подвластные Министерству внутренних дел, а общественность лишь помогала, но ни в коем случае не компенсировала бездействие этих сил.

Священник Димитрий Лин

клирик Храма святителя Николая на Трех Горах

03.12.2014 08:11

Думаю, любую народную инициативу стоит приветствовать - если, конечно, люди сознают лежащую на них ответственность. А если у этих представителей народа русские исторические традиции, и к тому же они православные, это тем более хорошо. Но часто бывает, что заимствуются внешние формы без внутреннего духовного содержания – я говорю об одежде, медалях и т.п.

Что же касается охраны общественного порядка – наверное, это неплохо. Только не хочется, чтобы появились добровольные дружины, подобные тем, что были в советское время. Они скорее вели идеологической работу среди молодежи под руководством Коммунистической партии. Не хотелось бы этому уподобляться.

Но замечательно, если люди заботятся о нравственности, духовном состоянии общества. Нужно только дать верные ориентиры.

Ну и, конечно же, иными должны быть воспитательные меры. Например, не секрет, что казаки широко использовали «в воспитательных целях» нагайку. В XIX веке, кстати, телесные наказания были частью правоохранительной системы. Общество изменилось, и поэтому, наверное, вообще многие традиции казачества должны быть переосмыслены. Ну а неизменным должна остаться защита народа, государства. Казаки, как мы помним, раньше стояли на защите границ государства.

И, конечно же, необходим строгий контроль за их деятельностью со стороны правоохранительных органов и духовное окормление (руководство) со стороны Церкви.

Исмаил-хаджи Бердиев

председатель ДУМ Карачаево-Черкесии, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа

03.12.2014 08:10

Создание таких дружин, я считаю, хорошее дело - за порядком смотреть надо. Но мне кажется, какие раньше были казаки, и какие сейчас - большая разница. К ним в дореволюционной России относились с почтением. А сейчас, когда они выходят на дежурство, одни прохожие не могут скрыть насмешку, другие – раздражение.

И поэтому, мне кажется, их форма – это лишнее. Пусть ходят в гражданском и с повязками, как раньше несли дежурство дружинники, и так же помогают правоохранительным органам. А шашки и газыри людей только раздражают. У нас так сейчас только артисты выступают.

Кстати, казаков, живущих на Кавказе, ряжеными назвать нельзя. Они одеваются обычно. Мы с ними живем в дружбе и согласии, они переняли многие наши обычаи. И нередко, если что-то нужно, местные обращаются не к родственникам, живущим в другом селе, а к ближайшему соседу – казаку.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

Местное население, конечно, может быть недовольно теми, кто к ним приехал и ведет себя из рук вон плохо, вне закона. В этих случаях требование может быть только одно: чтобы власть применила власть. То есть, власть должна своевременно все предвидеть и предотвращать. Непредвиденной бывает только смерть, все остальное можно и нужно предвидеть, просчитывать

При активном сопротивлении граждан внедрять ту или иную религию – это неправильно. Думаю, такие люди как Сергий Радонежский такие действия осудили бы - богоугодное дело нельзя делать путем принуждения граждан. И уж конечно это не христианская мораль, когда парни, скажем так, хорошо экипированные и подготовленные, разгоняют людей

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".