Москва точно может позволить себе многостороннюю социальную поддержку. Достаточно плитку перекладывать не два раза в год, а один, и сэкономленные деньги направлять на заботу о пожилых людях

Хотелось бы спросить у Мишустина, что бы он взял из опыта Китая и Вьетнама, чтобы и мы начали развиваться, а не деградировать

http://omsk.rfn.ru/rnews.html?id=11316883

Парламентарии о "презумпции согласия" на трансплантацию органов

15.01.2015 15:30


Председатель Синодального информационного отдела В.Р.Легойда призвал к такому совершенствованию законодательной базы пересадки органов умерших пациентов, которая сделала бы донорство актом доверия и жертвенности.

«Неудивительно, что случай со студенткой Алиной Саблиной, родственники которой были, как сообщают ряд СМИ, поставлены перед фактом изъятия у нее внутренних органов, вызвал столь острую общественную реакцию», - подчеркнул представитель Церкви.

11 января 2014 года на пешеходном переходе она попала под колеса авто. После ДТП девушка впала в кому в Городской клинической больнице № 1 имени Пирогова, а 17 января умерла. Родителям не позволяли увидеть дочь. 15 февраля родители, получив заключение судебно-медицинской экспертизы, узнали, что из тела Алины изъяты сердце, почки, надпочечники, часть аорты, нижней полой вены и нижней доли правого легкого. При этом в документе была зафиксирована только выемка сердца и почек.

«Не вдаваясь в правовые аспекты ситуации, я хотел бы отметить, что так называемая презумпция согласия на изъятие органов, чем бы она ни обосновывалась, разумеется, вызывает этические вопросы», - добавил В.Р.Легойда. Он напомнил, что в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви говорится, что «презумпцию согласия потенциального донора на изъятие органов и тканей его тела … Церковь считает недопустимым нарушением свободы человека».

См. также:
"Высший пилотаж самопожертвования": Священнослужители о донорстве органов

По словам председателя СИНФО, жертвовать свои органы другому человеку – достойный акт жертвенности, но он должен быть добровольным выбором либо самого потенциального донора, либо его родственников. «В противном случае получается, что мы и наши родственники не властны над своим собственным телом, которое рассматривается как некое средство для чего бы то ни было. Это нравственно обесценивает жертвенность тех людей, которые завещают свои органы или могли бы их завещать», - сказал представитель Церкви.

«Я уверен, что врачи могли бы сообщать смертельно больным людям или их родственникам о возможном изъятии органов заранее, при этом убеждая словом и делом в своей готовности сделать все для спасения человека, а не скорейшего его превращения в набор донорских органов», - заключил В.Р.Легойда.

Относительно использования органов умерших людей для пересадки существуют разные мнения. Одни полагают, что умершему человеку они все равно не нужны, зато могут спасти живых, и потому использовать их при необходимости нужно непременно – во всяком случае, если умерший или его ближайшие родственники ясно не высказались против. Именно такой подход – презумпцию согласия - предлагается закрепить в законе.

Другие, напротив, считают изъятие органов надругательством над телом умершего и выступают против него в принципе.

Наконец, третьи – и, в частности, Православная Церковь, - считают согласие на использование своих органов после смерти похвальным актом самопожертвования, но настаивают на его строгой добровольности.

Не следует также исключать и криминальной составляющей. Ведь если предположить, что количество органов резко увеличится, неизбежно появятся те, кто захочет на этом заработать. Трансплантология может превратиться в теневой рынок.

Корреспондент Regions.Ru попросил представителей верхней и нижней палат парламента высказать их позицию по этому вопросу.

Александр Борисов

Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике (Псковская область)

15.01.2015 16:32

Тема очень сложная. Здесь теснейшее переплетение правовых, моральных, эмоциональных аспектов.

Лично мне ближе позиция Церкви. Добровольное согласие, желательно, конечно, в письменном виде, должно быть обязательно. То есть либо при жизни человек оставляет что-то типа завещания, либо уже родственники дают согласие на трансплантацию органов. Нужно также продумать вариант отсутствия завещания и родственников. Как быть в этом случае, кто должен принимать решение? Может быть, непосредственно лечащий доктор, может быть, группа докторов, еще кто-то.

А возможности для злоупотреблений можно найти везде, они сами по себе вообще не довод.

Олег Куликов

Депутат Госдумы 4-го, 5-го и 6-го созывов, КПРФ

15.01.2015 16:27

Считаю, что в данном вопросе нужно исходить из следующего. Для многих тяжелобольных трансплантация органов в рамках посмертного донорства зачастую единственный шанс выжить и продолжать жить дальше. Это практика, которая используется в медицинских технологиях большинства стран, и закреплена в ряде законодательств. Касается она довольно узкого круга заболеваний. Наиболее важны в трансплантологии органы лиц, погибающих в результате несчастных случаев - в тех же дорожно-транспортных происшествиях. Как правило, ими оказываются молодые и здоровые, не отягощенные болезнями люди.

В России, как вы знаете, предлагается ввести презумпцию согласия, при которой посмертное донорство становится возможным, когда сам гражданин или его родственники не высказались против такого использования его органов. Считаю, что нам не нужно отказываться от такого подхода. Мне вполне понятны чувства всех тех, кто его не приемлет. Но пусть они просто попробуют спроецировать его на собственную жизнь и жизнь своих родных и близких. Ведь никто не застрахован от той или иной тяжелой болезни и от ситуации, когда ему может потребоваться пересадка донорских органов.

Возможно, нам необходимо проводить среди своих граждан более серьезную разъяснительную работу. К примеру, католические священники в Италии и Испании во многих своих проповедях уделяют немало внимания теме посмертного донорства, рассказывая, насколько это благородное и богоугодное дело. Да и Русская Православная Церковь в последнее время нередко обращается к данному вопросу.

Сергей Калашников

Первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Член Совета Федерации от исполнительной власти Брянской обл.(2015-2020) Депутат Госдумы (1993-1998, 2011-2015). Член ЛДПР. Министр труда и социального развития РФ (1998-2000).

15.01.2015 16:22

Понятно, что единого мнения по этому вопросу в обществе быть не может. Каждый человек в таких вопросах имеет право на свое мнение, сообразное с его убеждениями.

Сам я считаю, что для современного мира донорство органов и тканей – явление прогрессивное. И я согласен с Русской Православной Церковью в том, что донорство органов - гуманный акт. Поэтому я поддерживаю предложение ради спасения жизней исходить из презумпции согласия на посмертное донорство. Эта презумпция должна быть закреплена законодательно. При этом в пока еще не принятый закон я уже подготовил ряд необходимых с моей точки зрения поправок.

Я считаю, что ставить перед человеком вопрос о его согласии или несогласии на посмертное донорство можно только при двух условиях - после достижения им 25-летнего возраста и при получении им родительских прав. Кроме того, у нас должен существовать единый национальный банк данных донорских органов. Наконец, любой человек, давший согласие на посмертную пересадку своих органов, должен иметь преимущественное право на получение донорских органов, если не дай Бог, сам он окажется в ситуации, когда ему ради спасения его жизни потребуется трансплантация. Такое же право, по моему мнению, должно распространяться и на ближайших родственников всех тех, кто дал свое добровольное прижизненное согласие на посмертное донорство.

Александр Тарнавский

Бывший первый зампред комитета ГД по бюджету и налогам (6-й созыв)

15.01.2015 16:16

Вопрос этот крайне непростой. Все три позиции, которые здесь упомянуты, заслуживают обсуждения, поскольку сторонники каждой из них имеют свои аргументы, обоснования.

Лично я считаю, что подобные неоднозначные вопросы должны решать сами граждане в соответствии со своим самосознанием. Поэтому я бы поддержал ту позицию, за которую выступает большинство россиян - хотя, честно говоря, мне пока неизвестно о каких-либо широких и объективных социальных исследованиях по этой теме. Так или иначе, если большинство россиян когда-нибудь выскажется в пользу одного из этих трех подходов, я поддержу их мнение: против воли людей идти не следует.

С тем же, что вопрос здесь затрагивается действительно неоднозначный, наверное, вряд ли кто-то поспорит. С одной стороны, воля ближайших родственников священна, - хотя трудно сказать, кого в данном случае можно к ним отнести, подходят ли под эту категорию племянники, братья, сестры и т.д. Кроме того, может возникнуть ситуация, когда, к примеру, сын будет за посмертную трансплантацию органов своих родителей, а дочь против. Как тогда быть с этим?

С другой стороны, нельзя упускать из виду ситуации, когда бывает необходимо срочно спасать жизнь человека, и сделать это можно только путем пересадки донорских органов.

В любом случае, если и допускать практику посмертного донорства, то ни в коем случае нельзя переводить ее на коммерческую основу, превращать в бизнес. Все должно проходить под жестким контролем государственных структур, исключительно в государственных клиниках.

Исса Костоев

Заслуженный юрист РФ, экс-сенатор от Республики Ингушетия (2002-2009)

15.01.2015 15:32

Российскую законодательную базу в вопросе трансплантации органов совершенствовать нужно - в этой области мы очень сильно отстаем от мировой практики. Но вопрос этот тонкий: к его рассмотрению и особенно решению нужно подходить деликатно.

Для нас проблема донорства крайне важна – скандалов здесь много. Ни для кого не секрет, что «черная» трансплантология в России существует: многие трупы поступают в морги уже вскрытыми. С такими случаями я не раз сталкивался в своей судебной практике. При этом объяснения простые: «Мол, учили студентов изымать-пересаживать органы». Но где тогда, спрашивается, эти органы, почему тела внутри пустые и почему это, как правило, одинокие люди? Понятно где и почему!

Вопросы с добровольным согласием-несогласием должны быть отрегулированы в правовом порядке. Кстати, родственники тоже бывают разные: бывает и, что называется, седьмая вода на киселе, и отношения при жизни такие, что спали и видели своего сородича в гробу - тоже проблема, которой нужно искать решение.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter
Парламентарии комментируют

"История с указателями на узбекском и таджикском языках в московском метро, - это как раз то, чего мы и боялись: процесс начался. То есть, Москва практически становится их столицей. Ведь если существуют требования на сдачу мигрантами экзамена по русскому языку, тогда зачем нужны такие указатели? Так мы докатимся до того, что потом нас обяжут знать их язык! А мы с какой стати должны лебезить перед ними и что-то писать им на том языке, на каком им удобно? Нужно создавать удобства для себя, а не для мигрантов..."

Коррупция

За особо крупные размеры коррупционных деяний наказания должны быть предусмотрены предельно жесткие, вплоть до высшей меры. Да, сегодня это не смертная казнь, и даже не пожизненный срок, но зато приговор к максимальному сроку предусматривает, что преступник не может быть амнистирован, помилован, выпущен по УДО, и т.д. И конечно, необходима конфискация имущества как отдельный вид наказания. Нет полной компенсации ущерба, - а так получается сплошь и рядом, - значит осуществляется конфискация имущества

Авиатранспорт: безопасность полетов, терроризм, инциденты

Ефремов – человек достаточно оппозиционный, и его творчество было не по душе властям. Но при этом столь же очевидно, что никто Ефремова наручниками к рулю не приковывал и водку в него не заливал. Произошла трагедия, погиб человек, и вместо того, чтобы попытаться как-то сгладить ситуацию, выбрать путь покаяния, что-то компенсировать, защита ответчика выбрала весьма сомнительную стратегию. Адвокат попытался сделать изо всей этой истории максимальный хайп для себя, и это бумерангом ударило ...

"Мы должны только крепить, крепить и еще раз крепить свое экономическое и военное могущество. И тогда мы сможем разговаривать со всеми и всегда на равных, в любом месте, за любым столом переговоров. Как говорится, собаки лают – караван идет. Но караван должен быть сильным, с надежным вооружением. Надо умело дружить со всеми, включая таких соседей, как Китай, и в то же время не поступаться никакими своими принципами и национальными интересами. Нам чужого не надо, но и своего мы ни пяди не отдад ...

"Если бы какой-то выпивоха в пивной высказал требование такого рода, то это было бы понятно, поскольку человек не разбирается в подобных вопросах. Но это прозвучало со стороны политика, бывшего председателя Совета Федерации! Как можно отрывать кадровые вопросы, предложения отправить кого-то в отставку, от общего курса, от причин происходящих событий?..."

"Если общество перестает ощущать себя единым народом, тогда действительно возникает угроза разложения общества, и с таким обществом при желании можно делать что угодно. Ну а самое главное, такое общество не способно во времена каких-то внешних вызовов, трудностей, проблем объединиться, чтобы их преодолеть..."