К кому обращен вопрос Грефа об отсутствии эффективной модели экономического роста? У нас Сбербанк имеет уже триллионную прибыль – вот пусть они и предложат такую модель президенту, Госдуме. А говорить, впустую сотрясая воздух, можно бесконечно

Перенаселенность Москвы - вина властей, которые по-прежнему надеются, что вот этот базар, который они называют сладким для них словом «рынок», все отрегулирует. Не отрегулирует, и рассчитывать на это бесполезно!

http://www.tula.rodgor.ru/news/tkrim/58767/

А нужны ли нам адвокаты? Парламентарии об обсечении прав обвиняемых

12.05.2015 12:26


Закон укрепит статус адвокатов и обеспечит права их подзащитных В конце апреля в Госдуму был внесен законопроект, подготовленный в целях усиления роли профессионального сообщества адвокатов, установления дополнительных гарантий деятельности адвоката, оптимизации их взаимодействия с органами государственной власти. Автор законодательной инициативы – сенатор от Владимирской области Антон Беляков.

«В США, Великобритании, Франции адвокаты обладают широкими правами по истребованию доказательств, включая право на проведение собственного адвокатского расследования, - рассказывает Антон Беляков, - В некоторых странах запрос адвоката приравнен по статусу к судебному запросу, а его игнорирование предусматривает не только административную, но и уголовную ответственность».

«В России же суть адвокатской деятельности, по мнению многих юристов, к сожалению, искажена, ее подлинное значение размывается, поскольку законодательно статус адвоката не наделен набором правовых инструментов, необходимых для эффективной защиты его клиентов. Адвокат выступает в суде «вечным ходатаем», а не полноправным участником процесса сбора доказательств. 97% из 500 опрошенных адвокатов сообщили, что в своей практике они сталкивались с различными затруднениями при реализации права на запрос сведений. Нарушения прав адвокатов и их подзащитных выражались в длительном (более 1 месяца) непредставлении информации (65%), в письменном отказе в представлении информации (20%), в отсутствии ответа на запрос вообще (15%). По мнению самих адвокатов, такая практика сложилась по причине отсутствия в российском законодательстве ответственности адресатов за отказ от представления ответа на адвокатский запрос, за несоблюдение срока представления ответа или представление заведомо ложной информации».

По мнению Белякова, для отечественного уголовного судопроизводства с советских времен характерен обвинительный уклон. Об этом, как отмечает сенатор, напрямую свидетельствует статистика – по данным Судебного департамента при Верховном Суде количество оправдательных приговоров в первом полугодии 2014 года составило всего 0,6%. Столь небольшое число оправдательных приговоров отчасти объясняется тем, что сторона обвинения обладает значительными преимуществами в вопросе сбора доказательств, нежели чем сторона защиты.

«В частности, Закон «О Следственном комитете Российской Федерации» устанавливает, что запросы сотрудника Следственного комитета обязательны для исполнения всеми организациями незамедлительно или в указанный в запросе срок. Чаще всего следователи и прокуроры устанавливают десятидневный срок для выполнения своих поручений. В то же время адвокаты месяцами не могут получить ответа на свои запросы. Как считают сами защитники, подобное положение негативно сказывается на реализации предусмотренных Конституцией принципов равенства и состязательности сторон в судопроизводстве», - поясняет сенатор.

«В целях исправления сложившейся ситуации, укрепления процессуального статуса защитников внесенный мною проект закона предусматривает введение административной ответственности за непредставление или несвоевременное представление адвокату необходимых сведений, а равно представление адвокату такой информации в неполном объеме или в искаженном виде, - поясняет Антон Беляков, - Одновременно законопроектом предлагается сократить срок ответа на запрос адвоката с тридцати до десяти дней».

«Установление дополнительных гарантий профессиональной деятельности адвоката позволит обеспечить действенную реализацию конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи», - заключил парламентарий.

Как бы Вы прокомметировали предложения Антона Белякова? - с таким вопросом корреспондент Regions.Ru обратился к представителям верхней и нижней палат парламента.

Александр Сидякин

руководитель администрации главы Башкирии, депутат Госдумы 2011-2018, член «ЕР»

12.05.2015 12:34

К этой законодательной инициативе я отношусь в целом положительно.

Вот мы все время говорим, что надо бороться с обвинительным уклоном, с тем, что судьи всегда занимают позицию прокуроров. Но тогда мы должны переходить и к реальной состязательности сторон. У прокуратуры и следствия есть огромное количество полномочий в рамках уголовных дел. Попробуй чего-нибудь следователю не дай, попробуй к нему на допрос не явись, какую-то бумажку ему не напечатай! Скажем, если идет следствие по экономическим делам, то порой целые подразделения крупных компаний занимаются тем, что печатают ответы на запросы следователей. Возникает риторический вопрос: есть ли такие возможности у адвокатов? Конечно же, нет. Не существует на сегодня равенства сторон в ходе следственных и судебных процессов. А мы говорим о правовом государстве, о принципе состязательности!

Мне кажется, роль адвокатов у нас недооценена, тогда как развитие соответствующего института нужно всячески приветствовать. Ведь, по большому счету, вредными адвокатов считает только противоположная сторона. Иногда адвокаты, занимающие принципиальную позицию, становятся очень уязвимыми. Поэтому, давайте исходить из презумпции добропорядочности этих людей. Я не говорю, что все они идеальны, но большинство из них – это вполне порядочные, приличные люди. Да, им приходится иногда иметь дело с жуликами и мерзавцами. Но разве это умаляет роль адвокатской деятельности в целом? Мне кажется, нет.

Поэтому я в основном поддерживаю инициативу Антона Белякова. Конечно, предстоит еще поработать над его законопроектом: возможно, в нем есть какие-то моменты, вызывающие вопросы. Но в целом его идея заслуживает одобрения.

Юрий Напсо

1-й зампред комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству, фракция ЛДПР

12.05.2015 12:33

На мой взгляд, наше адвокатское сообщество работает сегодня абсолютно нормально, грамотно и эффективно. Если же возникают ситуации, когда у адвокатов нет доступа к той или иной информации, это наверняка связано с какими-то оперативными мероприятиями, где присутствует в том числе информация под грифом секретности. Если силовые структуры «закрывают» какие-то сведения – значит, на то есть свои основания.

Думаю, скорее всего сенатор предлагает нам излишнюю меру. Я лично не слышал и не получал от граждан жалоб и сообщений о фактах воспрепятствования адвокатской деятельности, о том, что адвокаты не получают информации, необходимой для отстаивания интересов своих подзащитных. Вся необходимая информация адвокатам доступна, они преспокойно ходят в следственные изоляторы, общаются с подозреваемыми и т.д. Повторюсь: я депутат Государственной Думы уже 7 лет, и за все это время ко мне не поступало ни одного обращения о проблемах в адвокатской работе.

В любом случае, законопроект Белякова нужно будет всесторонне изучить, понять, какие конкретно изменения он предлагает внести в действующее законодательство. Как я понимаю, этот законопроект попадет именно в наш комитет, поэтому мы внимательно его проанализируем. Но, на мой взгляд, проблем и перекосов, которые требовали бы корректировки законодательства, на данный момент в нашей адвокатской практике не существует.

Константин Добрынин

Зампред Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества (Архангельская область)

12.05.2015 12:32

Коллега Беляков, безусловно, молодец: не являясь профессиональным юристом, он, тем не менее, достаточно точно видит болевую точку и пытается сформулировать решение проблемы. Хотя это и непросто даже для правоведов. Сама идея, заложенная в его законопроекте, благая и является востребованной, однако при ее законодательном решении все-таки стоит советоваться с профессиональным сообществом, причем это должно быть не разовым разговором, а регулярной и скучной работой.

Но радует другое, а именно: коллега не только смог понять определенную пробельность нынешнего законодательства, но и весьма точно угадать текст нормы, разрабатываемой уже несколько месяцев совместной с парламентариями рабочей группой при министерстве юстиции. Отличие в том, что мы предлагаем установить срок для ответа на запрос не десять, а пятнадцать дней и пока не вводим норму о дисквалификации.

Законопроект Минюста будет в ближайшее время подготовлен и внесен в Госдуму, шансы на прохождение у него высокие.

Что касается утверждения уважаемого коллеги - "адвокат выступает в суде «вечным ходатаем», а не полноправным участником процесса сбора доказательств" - оно несколько упрощает реальную картину, так как действующим законодательством уже предусмотрена возможность для адвокатов проводить адвокатское расследование, об этом говорит ст.6 закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре". В частности, адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы, опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, и так далее. Просто кто-то из адвокатов умеет это делать и делает хорошо, а кто-то нет.

Но самое важное и ключевое в адвокатской деятельности - адвокат должен уметь не запросы писать, а уметь разговаривать и находить общий язык с адресатами запросов, только тогда он будет получать соответствующую информацию и эффективно защищать интересы гражданина, а административная ответственность здесь хоть и усиливает его права, но не играет определяющей роли.

Валерий Зубов

Член комитета ГД по транспорту. Фракция "СР",
губернатор Красноярского края (1993—1998)

12.05.2015 12:31

Я бы поддержал этот законопроект. Он хоть и «на копейку», но усиливает роль адвокатов в нашей стране.

На сегодняшний день во многих случаях бывает даже непонятно, а нужны ли нам адвокаты. Мы видим, что решения наши суды принимают почти в полном соответствии с тем, что представила прокуратура. Они подчас обладают правом абсолютно игнорировать работу защиты. Поэтому усиление защитных функций для обвиняемых, - а это законопроект Белякова фактически и предлагает, - является правильным решением. У нас сегодня обвиняемый беззащитен перед прокуратурой. Достаточно обратить внимание на процент обвинительных приговоров и на то, в какой доле удовлетворяются запросы прокуратуры. Думаю, всем все понятно, иногда даже по информации о судебных процессах в Интернете. Так что, усиливать роль адвокатов необходимо: поддерживаю в этом Белякова.

Анатолий Лысков

Заслуженный юрист РФ. Сенатор от Липецкой области (2002-2014). Генерал-лейтенант. Беспартийный

12.05.2015 12:30

Законодательная инициатива члена Совета Федерации от исполнительного органа государственной власти Владимирской области Белякова A.В. о внесении изменений в федеральные законы об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации и в Кодекс РФ об административных правонарушениях вызывает двоякое к ней отношение. Вроде бы бывший коллега использует конституционное право на такую инициативу, что, безусловно, положительно и полезнее, чем пассивное ожидание инициатив от других субъектов законодательной инициативы.

С другой стороны, если внимательно вчитаться в содержание пояснительной записки о мотивации законопроекта, а затем в сам законопроект, выявляется слишком много правовых и стилистических несуразиц. В конечном итоге создается впечатление, что автор подошел к вопросу без системного изучения законодательства, связанного с деятельностью адвоката, и направил инициативу в Госдуму не в целях решить вопрос по существу, а больше для побуждения "политического шума" вокруг поднятой темы.

Почему у меня сложилось такое впечатление? Поясню подробнее.

Федеральный закон об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации предусматривает определение адвокатской деятельности как квалифицированную юридическую помощь, оказываемую на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию (статья 1). А в статье 2 дано понятие адвоката - лица, получившего статус адвоката и право заниматься адвокатской деятельностью. В пояснительной записке автор предлагает внести изменение в статью 6 этого закона (регламентирующую права адвоката), сократив срок получения ответа на запрос адвоката от адресатов с действующего одного месяца до 10 суток. А в качестве обеспечивающего механизма предлагается установить административную ответственность лица, не ответившего или несвоевременно ответившего на запрос адвоката. И в пояснительной записке поясняет, что в судебной практике мало оправдательных приговоров - 0,6 процента от общего числа рассмотренных судами дел.

Во-первых, непонятно, как увеличится число таких приговоров, если срок на запрос адвоката сократить до 10 суток. Во-вторых, данный тезис не состоятелен и потому, что ссылка на процент от общего числа дел не отражает настоящего количества оправданных. Ежегодно Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев разъясняет обществу и членам Совета Федерации, что количество дел, рассмотренных по упрощенной процедуре, когда подсудимый признает себя виновным, составляет около 60 процентов от общего числа дел. Поэтому процентное соотношение оправдательных приговоров нужно смотреть не к общему количеству дел, а к количеству дел, рассмотренных в рамках полной процедуры рассмотрения дел.

В пояснительной записке приведены данные опроса среди 500 адвокатов по вопросу нарушения сроков ответов на их запросы. Но этого, с моей точки зрения, недостаточно для выводов о необходимости сокращения срока до 10 суток. Резонно предположить, что ответ пришел с опозданием постольку, поскольку запрос был недостаточно мотивирован или требовалась информация, требующая проведения каких-либо проверок (возникает вопрос - за чей счет?; всем известно, что адвокат работает за счет средств клиента). Судя по тексту пояснительной записки, эта тема в опросах никак не звучала. Как представляется, прежде чем говорить о сроке, необходимо обсудить с адвокатским сообществом форму и требования к запросу адвоката, а затем установить их законом, чтобы об этом знали все должностные лица независимо от подчиненности. По своему прошлому опыту знаю, как поступал запрос адвоката, где была изложена просьба о направлении депутатского запроса в такое-то учреждение и все. Приходилось подобные запросы возвращать.

В пояснительной записке делается, по сути, газетная ссылка на широкие права адвокатов в США, Великобритании и Франции, но не приводится никаких конкретных данных ни из законов этих стран, ни из практики. Зато сразу упоминается мера ответственности за воспрепятствование деятельности адвоката в Казахстане. В пояснительной записке ничего не говорится о том, что деятельность адвоката в конкретных видах судопроизводства определяется соответствующими процессуальными законами. И коль автор делал ссылку на уголовные дела, приведу пример. В уголовно-процессуальном кодексе (предлагаю смотреть статьи 49, 53 и 86) четко прописаны права защитника по собиранию и представлению доказательств для оказания юридической помощи подзащитному. И если уж регламентировать срок, делать это нужно соответствующей поправкой в УПК с необходимым обоснованием. То же самое и по другим процессуальным законам.

И, наконец, об установлении административной ответственности по проекту. Предлагаемый автором состав административного правонарушения никак не вписывается в статью 5.39 КоАП РФ, потому что эта статья входит в главу данного кодекса, которая предусматривает административную ответственность за правонарушения, посягающие на права граждан, а не на права институтов, которые призваны граждан и их права защищать. Объектом защиты являются конституционные права граждан, и если адвокат оказывает юридическую помощь гражданину в написании запроса в любой орган и любому должностному лицу, то административная ответственность, защищающая интересы гражданина, уже установлена. Таким образом, адвокат не самостоятельно действующая фигура, а фигура, связанная интересами клиента. Нельзя искусственно нарушать системность норм. По моему мнению, законопроект требует весьма существенной дополнительной проработки. Но дело автора - отозвать ли его из Госдумы в связи с несовершенством, или "биться о лед непонимания".

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter
Парламентарии комментируют

Здесь налицо очень безответственная позиция государства по отношению к своим гражданам, очередная попытка засунуть руку в карман к нашим людям. Для того, чтобы подобные вещи в принципе начинать рассматривать, необходимо сделать уровень благосостояния граждан таким, чтобы те самые страховые выплаты существенным образом не влияли на семейный бюджет. У нас сегодня люди платят за все – начиная от роддома и заканчивая похоронами. У нас все дороги обложены камерами, чтобы человек, выйдя из дома, не дай бог не вернулся домой, не заплатив кому-то какой-то штраф

Нелепо требовать декларации о доходах от сельских депутатов, которые не получают никакой зарплаты. Люди резонно говорят, что они не имеют никаких преимуществ от этой своей деятельности, а их еще заставляют мучиться и собирать какие-то бумажки, справки. И не случайно сельские депутаты, в том числе довольно активные, нередко складывают свои полномочия, поскольку предпочитают избавиться от лишней суеты

Трудно сказать, как можно относиться к инициативе Венедиктова, потому что только реальные события могут показать, как будет работать система наблюдателей на митингах от ОП. То ли она будет одобрять любые действия властей, если учесть, что состав Общественной палаты определяется как раз органами местной власти. То ли это действительно будут люди, которые смогут выручать горожан в случаях недобросовестных действий полиции. Поэтому единственное решение - восстановить право граждан на свободу ...

Российское законодательство о митингах и без того очень жесткое. И нам надо было бы идти в противоположном направлении. Нужно облегчать возможности проведения санкционированных митингов, - для того, чтобы не возникали несанкционированные. Чем больше у нас будет разрешенных митингов, тем меньше будет митингов несанкционированных, и соответственно, меньше разгонов, и меньше озлобления части общества против тех, кто эти митинги разгоняет