Ключевую роль в подставе Президента сыграло наше доблестное Минтруда, определив МРОТ в России в 12 тысяч рублей. Если бы МРОТ был у нас 6 тысяч, тогда бы можно было заявлять, что средней класс в стране все 100% составляет!

Вся политика Минфина, и очевидно, что кабинета Мишустина тоже, заключается в одном: в продолжении безудержного обогащения богатых за счет нищеты огромной части граждан России

Русская Иволга

Духовной неграмотностью выстлана дорога в ИГИЛ. Священнослужители об угрозе распространения идей радикального ислама

26.08.2015 10:47


Очередная история о россиянах, покинувших страну, чтобы присоединится к ИГИЛ взволновала на прошедшей неделе всю страну.

Жители Адыгейска заподозрили бывшего имама Юсуфа Шеуджена в том, что он склонял прихожан мечети уезжать из России туда, где можно исповедовать «настоящий ислам». В результате семь семей вместе с маленькими детьми уехали из страны и, по словам горожан, присоединились к террористической организации «Исламское государство» (ИГ), деятельность которой запрещена в России, пишет Лента.ру.

Руководитель общественно-политического движения «Адыгэ Хасэ — Черкесский парламент» Адам Богус полагает, что молодых людей в республике профессионально обрабатывают представители различных движений и сект. «Адыгейск — небольшой город, никакой работы, бизнеса там нет. Для молодежи нет никакой альтернативы. Им нужны ценности, и когда государство и общество ничего не предлагают, приходит организованная сила», — говорит он. Богус отмечает, что в Адыгее никогда не было исламского радикализма, но ситуация обострилась в конце мая, после того, как вся страна узнала историю московской студентки Варвары Карауловой, увлекшейся радикальным исламом и сбежавшей в Сирию. По его данным, за это время республику покинули около 20 человек, и связь с ними в данный момент отсутствует.

Как в июне сообщил секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев, россиян, воюющих на стороне ИГ, может быть уже больше 1 тыс.

В Общественную палату РФ поступило обращение, подписанное 3,4 тыс. жителей города, с просьбой взять под контроль ситуацию с Юсуфом Шеудженом. В обращении отмечено, что в марте мужчина был лишен должности имама, но тут же создал свой молельный дом в соседнем поселке, куда стал звать молодых людей.

В настоящее время, по данным ФСБ России по Республике Адыгея, которые приводят горожане, Шеуджен покинул страну и отправился в Турцию. Однако в правительстве региона утверждают, что это не из-за радикальных проповедей: просто у имама были «несущественные разногласия с духовным управлением мусульман», заверил глава комитета по делам СМИ и национальностей Аскер Шхалахов. Кроме того, по словам чиновника, имам активно занимался спортом и даже открыл секцию борьбы, причем тренировал не только мусульман. «Я сам спрашивал у него, как это он имам и тренирует православных, а он отвечал, что нормально относится к представителям других религий. Никто не может упрекнуть его в том, что за время своей службы он призывал к каким-то экстремистским действиям», — заявил Шхалахов. Большую часть ответственности чиновник возлагает на родителей, не уделявших должного внимания своим детям: «Когда единственный сын уходит из семьи отца, отращивает бороду, ведет себя по-другому, уже стоит задуматься, чем он там занимается. Но они же не подняли тревогу тогда. А теперь обвиняют власти, ФСБ и имама».

По его словам, ислам в Адыгее всегда был очень умеренный, и вообще в республике он распространился гораздо позже, чем в других северокавказских районах. «В советское время тут не осталось ни одной мечети. Их строили уже после распада СССР, и имамы были не слишком хорошо образованы. Некоторые ездили в страны Ближнего Востока учиться, но таких было немного. И, возможно, от недостатка образования где-то начитались в интернете, увлеклись и ушли в другую сторону. Вот эти пять семей, которые уехали, — это первые ростки того самого радикализма», — подчеркнул чиновник регионального правительства.

Муфтий Адыгеи и Краснодарского края Аскарбий Карданов уверен, что ни в одной мечети ни в Адыгее, ни в Краснодарском крае имамы не призывают уезжать в «Исламское государство». «Никто из прихожан не жаловался на Юсуфа Шеуджена, что он советовал ехать в ИГ или обвинял Российскую Федерацию, дескать, такая-сякая, здесь не дают исповедовать ислам», — уверяет муфтий. Карданов также винит во всем родителей.

Как сообщили в Совете муфтиев России, в дополнение к проверкам силовиков совет будет проводить внутренние расследования по каждому заявлению прихожан о ненадлежащем поведении имамов.

Председатель комиссии по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом ОП РФ Елена Сутормина направила обращение на имя директора ФСБ Александра Бортникова с просьбой «взять дело имама под особый контроль». Она также отметила, что, по словам подписавшихся, «пропаганда принципов исламизма местными имамами и вербовка молодых жителей в террористические организации зачастую происходит при бездействии сотрудников УФСБ по республике Адыгея».

Как отмечает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, единственным центром подготовки исламского духовенства в России остается Казанский медресе. «Нужна система, в которой готовится достаточное число крепких молодых людей, способных постоять за себя, образованных, грамотных, с глубоким знанием истории, Корана, но при этом толерантных и не фанатичных. Людей, которые будут работать на Россию, а не на Саудовскую Аравию, Катар, Пакистан или Турцию. Это возможно, если создать теологические факультеты в серьезных российских вузах. И набирать туда тех, у кого в хребте есть понимание того, что такое терроризм и как с ним надо бороться», — заключил Сатановский.

По его мнению, радикальные исламисты способны заражать людей своими идеями в то время, как имамы, проповедующие традиционный ислам, далеко не всегда способны увлечь. «Нет у нас такой подготовки муфтиев, имамов, судей, чтобы они были одновременно и патриотами страны, и харизматичными лидерами, чтобы за ними последовали», — резюмировал эксперт.

Насколько серьезной вам кажется угроза распространения среди российской молодежи радикального ислама в версии ИГ? Как ей противостоять?- с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям и экспертам.

Иерей Святослав Шевченко

Председатель комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Благовещенской епархии

26.08.2015 11:10

Я слышал, что у нас Дальнем Востоке – в Амурской области - ФСБ задержала людей, которые пропагандировали среди местных мусульман радикальный ислам. У них вроде бы нашли запрещенную литературу. И, насколько мне известно, этих людей выслали из страны. Подобный случай был и в Хабаровске. Так что проблема действительно существует. Пропаганда ислама, насколько мне известно, велась в российских вузах еще до создания ИГИЛ, особенно в тех российских регионах, которые богаты нефтью. Увы, среди русских ребят есть те, кто видит в исламе какую-то романтику, брутальность. Сегодня они уезжают из страны. Но кто знает, что будет завтра?

У нас есть регионы, где исповедуют ислам – Татарстан, Ингушетия, Чечня – и они находятся в особой зоне риска. Как с этим бороться? Может быть, демонстрировать научно-популярные фильмы, объясняющие, что будет с человеком, если он попадет в радикальную исламистскую группировку. Необходимо также показывать разницу между традиционным исламом, который спокойно уживается с другими конфессиями в России, и радикальным.

Люди уходят в секты из-за духовной неграмотности. Если спрашивать у прохожих, чем отличаются католики, скажем, от протестантов, или католики от православных, боюсь, мало кто даст правильный ответ. Я за то, чтобы повышать религиозную грамотность людей, раздавать студентам в вузах брошюры. Романтизация ислама присутствует в российском обществе. Почему среди членов радикальных группировок много неоязычников и исламистов? Потому что православие о другом. А в сектах человека легко могут обработать. Это мина замедленного действия.

Нам нельзя без идеологии - свято место пусто не бывает. Не будут пропагандировать традиционные ценности, это место займет что-то радикальное или извращенно - уродливое. А радикальный ислам - опасная штука.

Иерей Николай Святченко

Председатель Отдела по миссионерской и молодежной работе Гатчинской епархии РПЦ

26.08.2015 10:59

Радикальный ислам, как мы видим, привлекает немалое количество молодежи - особенно в Европе. Увлекается этой формой ислама и какая-то часть молодежи в России - слава Богу, небольшой процент.

Как противостоять угрозе распространения радикализма? Думаю, необходимо всячески поддерживать традиционный ислам. Делать это можно разными способами. Например, организовать обучение для молодых людей, которые приезжают из бывших союзных республик в Москву или Санкт-Петербург. Можно организовать что-то вроде курсов и там, где большинство населения исповедует ислам – в Татарстане, в Кавказских республиках. Активно поддерживать традиционный для России ислам должны и местные власти. В то же время исламским духовным лидерам нужно усилить работу с молодежью.

Думаю, им также следует нести какую-то ответственность за происходящее, прилагать все усилия, чтобы не звучали призывы вступать в ИГИЛ.

Игумен Серапион (Митько)

заместитель председателя Синодального миссионерского отдела, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви.

26.08.2015 10:58

Полагаю, что молодежь всегда попадает в группу риска, если речь идет о распространении идей, представляющих опасность для общества.

Идеи радикального ислама, представленные ИГИЛ, - не единственная опасная для молодежи идеология. Однако, учитывая угрозы, которые стоят сейчас перед мировым сообществом, проблема деятельности экстремистов среди нашей молодежи чрезвычайно актуальна. Известны конкретные случаи вербовки российских студентов для участия в боевых действиях на Ближнем Востоке. Думаю, такие случаи должны попадать под пристальное внимание общества.

Государственные структуры, общественные организация, семьи, религиозные общины должны координировать свои усилия в вопросе защиты нашей молодежи от проникновения в ее среду радикальных экстремистских идей. Религия ведет человека к спасению, а экстремисты к погибели. Поэтому в деле защиты молодежи очень важна деятельность представителей традиционных религий России.

Протоиерей Михаил Дудко

главный редактор газеты «Православная Москва»

26.08.2015 10:56

Необходимость противостоять различным религиозно - террористическим организациям вполне очевидна. На самом деле, неважно, исламского ли они толка или придерживаются каких-то других религиозных основ. Важно, что они ложно интерпретируют священные тексты, а их идеология несовместима с нормальным свободным существованием людей. Очевидно: в этих организациях применяют совершенно неприемлемые методы.

Возможно, в них пока нет реальной большой опасности для России и, в частности, Москвы. Все-таки случаи, подобные вышеописанному, еще немногочисленны. Но если не принимать никаких мер, и в Москве, и в особенности в исламских регионах эта опасность может возрасти. С мерами, которые назвал Евгений Сатановский – воспитание, просвещение - трудно не согласиться. Серьезные усилия в этом вопросе должно прилагать государство. Я знаю, что оно уделяет большое внимание исламским учебным заведениям, оказывает им поддержку.

Но в то же время не нужно заблуждаться: если у молодых людей есть возможность уехать из приевшейся провинции куда-то за границу, скажем, в богатые арабские страны, в том числе, в те, где ваххабизм - государственная идеология, многие выберут эту «замечательную» прогулку, совмещенную с образованием. Просто потому, что это интереснее, чем продолжать обучение где-то рядом с домом. Поэтому образовательные меры, о которых говорит Сатановский, нужно совмещать с другими, в том числе, разумными ограничениями. Все-таки ситуация достаточно тревожная.

Протоиерей Александр Кузин

клирик храма Космы и Дамиана в Шубине

26.08.2015 10:55

Я уже неоднократно говорил, что одна из серьезных прорех в нашей Конституции - это отказ от идеологии. Это безумное, я бы сказал даже преступное, положение, которое необходимо в ближайшее время ликвидировать.

Если нет официальной идеологии, значит, имеют место быть любые вражеские, чуждые нам внедрения каких-то идеологем. Государство лишает себя возможности адекватно реагировать на эти попытки. Мы перед лицом этих угроз сами себя разоружили, а теперь удивляемся, почему враги так себя ведут. А они ведут себя как люди, которые знают, что хотят, то есть того, что приносит им прибыль.

Нынешняя ситуация не то что вынуждает нас, она просто обязывает создать и развивать нашу собственную отечественную идеологию, в которой не будет места ни ксенофобии, ни национализму, ни другим отрицательным в социальном плане явлениям, но которая даст нашей молодежи основу существования, фундамент жизни. Если бы мы вместо этого бредового положения о деидеологизации нашего государства обратились бы к идеологическим и мировоззренческим корням нашей отечественной культуры, а это, конечно, православно-патриотические, то мы бы в этой духовной брани могли выживать.

А так мы законодательно определили отсутствие возможности сопротивляться. И мы обречены на то, чтобы любые люди, руководствующиеся любыми идеями, даже самыми бредовыми, бессмысленными и разрушительными для общества, имели возможность манипулировать сознанием. Ситуация с ИГИЛ не просто нелепая, она катастрофическая, очень опасная и, безусловно, ведет к дальнейшему разрушению нашего общества, государства, культуры, цивилизации.

Так что дай бог нашим руководителям спохватиться и вспомнить о своих непосредственных обязанностях в отношении к обществу, дать им единый взгляд на историю, культуру, на смысл жизни нашего государства и цивилизации

Протоиерей Александр Добродеев

заместитель заведующего сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями

26.08.2015 10:54

Здесь применимы слова святителя Василия Великого, который сказал, что ад очень непривлекательный, и, чтобы завлечь туда людей, дьяволу приходится делать привлекательной дорогу к аду.

Все пропагандистские приемы, которые ИГИЛ использует для завлечения людей в свои сети, щедро финансируются и грамотно построены. На людей воздействуют через тонкие моменты души и сердца. Тем более в последнее время особенностью общества стало безразличие. Люди понимают, что никому не нужны, а когда появляются некие важные персоны, для которых нужно стараться, это мотивирует людей на протест. ИГИЛ, видимо, концентрирует протестантов, которые противостоят духу нашего времени.

Думаю, если мы изменим отношение к людям, общество поймет, что самая высшая ценность после Бога - это не деньги, а человек, тогда у нас будут совсем другие отношения. А когда у нас человек считается средством для достижения целей, будут те, кто направится в ИГИЛ, чтобы сместить ценности общества. И государству необходимо развивать именно традиционные ценности - веру нашу, не разрушать ее зачатки, а укреплять. Туда надо средства вкладывать, а не распылять на сектантские настроения.

Фагим-хазрат Шафиев

муфтий Мордовии, член Общественной палаты РФ, руководитель Союза мусульманской молодежи России

26.08.2015 10:53

Не всегда социально-экономические проблемы в том или ином регионе становятся причиной того, что люди принимают решения присоединиться к радикальным экстремистским организациям. По примеру некоторых видных деятелей терроризма можно увидеть иную закономерность – это, как правило, выходцы из очень состоятельных семей, богатые и успешные, они имели все, чтобы просто жить и радоваться жизни.

Да, многих людей с неокрепшим сознанием и заблудшей душой толкает в такие организации отсутствие основы для жизни и самореализации. И сегодня тот, кто считает, что самое правильное - примкнуть к какой-то радикальной организации и посвятить ей вою жизнь, заблуждается, потому что джихад, то есть усердие, нужно проявлять служением и знанием на пути к Всевышнему.

Но в целом я не считаю, что сегодня для российских мусульман и для России ИГИЛ представляет явную угрозу. Да, есть пропаганда с их стороны, причем на русском языке работают профессионалы, наемники. Но не стоит опасаться, что мусульмане России масштабно примкнут к этой деструктивной организации.

В России есть другие проблемы, связанные с мусульманами, нельзя говорить, что у нас тишь да гладь. В некоторых регионах есть непонимание, исламофобия, но Россия - большая страна, мы всегда ищем и находим решения. Возможно, духовные управления и мусульманские организации не достаточно эффективно работают, но мусульманское духовенство не устраняется от всех проблем. И вешать на муфтиев и имамов все закулисные игры враждебных России спецслужб, как минимум некорректно.

Альбир-хазрат Крганов

Член Общественной палаты РФ, муфтий Москвы и Центрального региона России

26.08.2015 10:52

По поручению руководства Общественной Палаты РФ я недавно побывал на Северном Кавказе: в Ингушетии, Чечне, Дагестане. Мы там изучали и вопрос по вербовке в ИГИЛ Ситуацию по Адыгее мы тоже отслеживаем. Недавно в Общественной Палате мы вместе с Еленой Суторминой организовали «горячую линию», куда поступило несколько обращений по теме вербовки в ИГИЛ, и мы по ним работаем.

Действительно, проблема безработицы в некоторых регионах стоит очень остро. Есть регионы, где больше 50% молодежи безработные. Конечно, там нужно принимать какие-то меры. Но что удивительно: некоторые молодые люди ждут легкой работы с хорошим социальным пакетом. Работать руками, заниматься скотоводством, например? Нет, для современной молодежи это не престижно. Само отношение к труду требует переосмысления. Ведь всякий труд, которым ты зарабатываешь на жизнь, это благо. Не обязательно ходить в белых воротничках.

Безусловно, мы благодарим наши традиционные религиозные центры, но мы должны признать, что их работа не соответствует нынешним требованиям. Они упускают, что у молодежи уже другие требования к жизни. Президент Владимир Путин еще в 2013 году говорил, что надо создавать исламские культурные центры, площадки для общения, и это правильно, потому что закостенелость системы дает сегодня сбой. Нужны современные подходы в работе с молодежью, потому что ИГИЛ опасен, это очевидно. Идет идеологическая экспансия, а нам взамен предложить нечего.

Лев Райхлин

председатель общественной организации "Еврейская национально-культурная автономия Тульской области"

26.08.2015 10:51

Вообще это серьезная проблема для нашей страны. Молодые люди вступают в ИГИЛ, к ним как-то подбирают ключи. Думаю, большинство случаев вербовки происходит в связи с безработицей – особенно в исламских регионах. К тому же запретный плод всегда сладок, вот молодежь и «покупается» на обещания золотых гор. Идет большая агитация, а нам пока нечего этому противопоставить.

Создание системы, о которой говорит Сатановский, может помочь решить проблему. Действительно, молодым людям, чтобы разобраться в происходящем, порой не хватает элементарных знаний. Так лучше эти знания дадим им мы, чем радикалы различного толка. Чему они могут научить, хорошо известно. В регионах, где большинство населения исповедует ислам, обязательно нужно с помощью имамов вести просветительскую работу в вузах. И, конечно, в решении этой серьезной проблемы должно принимать участие государство.

Семен Лившиц

Председатель региональной общественной организации "Еврейская национально-культурная автономия Орловской области"

26.08.2015 10:50

Согласен: воспитание идет из семьи. В зависимости от того, что в ней рассказывают о Родине – России, формируется представление ребенка о значимых вещах. Но также хочется отметить, что деятельности радикальных исламистов способствует и экономическое положение в стране. В регионах, где много мусульманской молодежи, зачастую не найти работы, которая приносила бы хороший стабильный доход. Вполне вероятно, радикалы привлекают людей тем, что готовы решить их финансовые проблемы. И молодежь соглашается на возможность заработать. Кроме того, в различных радикальных исламистских организациях идет отрицание морально-этических ценностей, которые характерны для ислама традиционного. Молодежи свойственен максимализм, отсюда готовность разрушать старое и создавать новое - собственно, ИГИЛ и стоит на этих позициях. Поэтому для молодых людей эта группировка очень привлекательна.

Ну а как бороться с радикальным исламом? Готовить преподавателей, чтобы они обучали в вузах студентов традиционному исламу, православию или, к примеру, иудаизму, конечно же, можно. Но, как показала практика, это не дает результата. Во-первых, они отдают приоритет своей религии, во-вторых, они же не религиозные деятели, поэтому просто преподают дисциплины, а не влияют на умы молодежи через свой предмет. Думаю, все-таки нужно воспитывать детей в семье, в школе.

И, конечно, ИГИЛ должен быть уничтожен. Владимир Путин правильно предложить сформировать для этой цели коалицию государств.

Алексей Гришин

Президент Информационно–аналитического центра «Религия и общество», главный советник Администрации Президента РФ по вопросам взаимодействия с религиозными организациями России (2002-2011), член Общественной палаты РФ (2011-2014)

26.08.2015 10:49

Угроза очень большая, колоссальная. К сожалению, сейчас на федеральном уровне недооценивают угрозу ИГ, только в некоторых регионах – в Чечне, Башкирии – ведется работа. Мы все понимаем, что ислам и терроризм не имеют ничего общего, но нельзя недооценивать врага.

Более того, это приводит к тому, что разрабатываются довольно странные программы. Например, основной бюджет недавно образованного Федерального агентства по делам национальностей уже окрестили «танцами народов России». Конечно, правильно распространять и закреплять национальную культуру, но когда пытаются разбить наше государство путем распространения псевдорелигиозных радикальных идей, возникает диссонанс: на танцы народов собираются потратить около 7-8 млрд рублей, а на борьбу с экстремизмом 1 млрд.

К сожалению, значительные ошибки сделаны в работе с российскими исламскими организациями. Разработана программа «Все свои», она основана на выборочной поддержке традиционного российского ислама. То есть кто-то будет выбирать организации и поддерживать только их.

Очень серьезные провалы в работе с так называемым «Всемирным союзом мусульманских ученых», который ведет пропаганду радикальных группировок типа запрещенной в России террористической организации «Братья-мусульмане». На все это федеральный центр и региональные власти смотрят сквозь пальцы. Безусловно, экстремисты пользуются тем, что во власти нет специалистов, которые могут различить, кто к ним приходит – традиционный мусульманин или радикальный. В результате экстремисты запросто получают официальный статус в работе с госорганами. Это колоссальная ошибка нынешних чиновников, которые отвечают за ислам.

Что нужно делать? Начинать надо с подготовки кадров для государства и религиозных организаций. Потому что, к сожалению, многие имамы в почтенном возрасте, а молодые радикалы окончили специальные вузы, поэтому они выигрывают в идеологической борьбе. Чиновники должны хотя бы элементарно разбираться, где свои, а где чужие. Для этого им нужен специальный центр с экспертами. В конце концов, федеральный центр должен все взять в свои руки, иначе этим воспользуются враги, которые уже сегодня вербуют нашу молодежь.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

Местное население, конечно, может быть недовольно теми, кто к ним приехал и ведет себя из рук вон плохо, вне закона. В этих случаях требование может быть только одно: чтобы власть применила власть. То есть, власть должна своевременно все предвидеть и предотвращать. Непредвиденной бывает только смерть, все остальное можно и нужно предвидеть, просчитывать

Идея РПЦ - закрепить за эмбрионом право на жизнь - является логичной, если исходить из принципов христианской морали. Но если со своей стороны государство не прогарантирует женщине максимальную поддержку при рождении ребенка, то конечно, эта инициатива будет выглядеть как некая крайность. Поэтому необходимо не к ограничениям каким-то стремиться, а создавать такие условия, чтобы у самой женщины была мотивация отказываться от аборта

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".