Система партсписков позволяет контролировать депутата, который теряет самостоятельность. А одномандатник – он в любой момент может откреститься от партии, и послать ее к едрене фене

Когда дует сильный ветер, бесполезно пытаться его остановить. Поэтому мне кажется, что все-таки бог с ней, с инфляцией - экономика гораздо важнее...

Госдума намерена обуздать секты

20.02.2016 16:35


Депутат Государственной Думы, председатель Комитета по вопросам собственности Сергей Гаврилов (фракция КПРФ) рассказал о своей деятельности в качестве координатора Межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей в части противодействия деятельности сект. Сейчас депутаты-члены группы готовят поправки в законодательство. Цель - пресечь распространение в России сект.

Часть поправок уже принята. Изменения коснутся сразу нескольких законов - о борьбе с отмыванием денег, о свободе совести, а также Уголовного кодекса. Новые меры профилактики предполагают работу с населением, особенно с молодежью.

По мнению законодателей, религиозная деятельность в стране должна быть сертифицирована, а люди которые начинают работать, как они считают, «на рынке религиозных услуг» - понимать, что с первого шага будут находиться под жестким контролем государства и проверяться на экстремизм.

Сергей Гаврилов, в частности, рассказал:

«Идет вторая, после 90-х годов, волна нашествия тоталитарных деструктивных сект. По сути, в России формируется очень закрытое, спаянное, агрессивное подполье.

Это не случайно. Всплеск активности зарубежных сект мы увидели после Майдана, в момент появления западных санкций, обострения экономической и политической напряженности вокруг нашей страны. Большинство сект носят не религиозный характер, а преследуют задачу вовлечения людей, в первую очередь, молодежи, в экстремистские организации... При этом очевидны попытки создавать закрытые сообщества, в которых контролируются мысли и действия граждан, то есть требования передать собственность руководству секты, отказаться от обычной работы в пользу работы на секту. То есть тоталитарность возросла на порядок.

Цель – разрыв людей с традиционной моралью, ценностями. Отказ от традиционного образования, от лечения, образа жизни, от семейных связей и близкого окружения, от истории.

В Сирии войну против государства, широкомасштабный террор и физическое уничтожение граждан традиционных конфессий ведут фанатичные приверженцы сект, готовые проливать кровь. Они и составляют ядро боевых формирований. Майдан на Украине во многом инициирован воинствующими группировками сектантов. На Украине мы наглядно увидели, как государство потеряло контроль за деятельностью иностранных тоталитарных сект и по сути разрушилось. Сегодня представители сект активно воюют на юго-западе и на юго-востоке Украины против жителей Донбасса, при этом имеют закрытые каналы связи со своими соратниками в России.

По нашим оценкам насчитывается от 300 до 500 различных сект. В них состоит до 800 тысяч граждан России, большей частью молодежь. При этом наиболее активные секты имеют центры в Соединенных Штатах и финансируются оттуда. Спектр этих сект очень широк - от целительских, псевдоиндуистских, псевдобуддийских до националистических. Последние имеют корни в фашизме, проповедуют расовое превосходство, отказ от многовековой истории христианства. Сейчас многие из них связаны напрямую с разного рода западно-украинскими оккультными группировками, напоминающими культы гитлеризма. В свое время Гитлер заявлял, что на территории «завоеванной России» нужно сделать так, чтобы в каждом селе, в каждом деревне был свой культ, свой бог, но не было объединяющей культуры и объединяющей религии.

По нашим оценкам, объемы финансирования сект около одного миллиарда долларов в год. Большинство религиозных объединений адаптировались в современных условиях, превратились в полноценный прибыльный бизнес. Источники финансирования - наличные деньги граждан через курьеров, электронные и денежные переводы. Как правило, финансируется не непосредственно религиозная деятельность, а так называемые миссионерские квазисоциальные проекты. Например, внедрение в школы идет не через религиозную деятельность, а через изготовление учебных пособий.

Часто под видом помощи инвалидам в страну ввозится вал соответствующей литературы. Ее раздают у пешеходных переходов, около магазинов, распространяют через почтовые ящики. Ряд сект напрямую связан с американскими спецслужбами, потому что неоднократно их миссионеры попадались при попытке получить информацию о размещение воинских частей и подразделений, военных объектов.

Целые регионы подпадают под влияние различного рода миссионеров. Основной удар пришелся по коренным жителям Заполярья и Севера, то есть по людям, которые живут в согласии с природой. И их наивностью и чистотой пользуются, искалечены судьбы десятков и сотен семей. Многочисленные финансовые «пирамиды», изъятие денег, имущества – еще одна сторона медали обратного оттока средств населения.

Попадая в секту, люди не добровольно расстаются со своей собственностью: это нельзя называть добровольной благотворительностью, надо видеть разницу. Людей вводят в заблуждение различными способами ненавязчиво, а иногда навязчиво. Как правило, сначала в довольно вежливой форме оказывают на них самое настоящее психологическое давление. Методика работы многих сект построена на вымогательстве, мошенничестве с использованием психического или психологического насилия и принуждения. Например, некоторые прямо призывает граждан продавать квартиры, селиться в леса, сажать деревья, кедры и искать в этом спасение. И в России уже более трех десятков таких «эко-поселений», и это при том, что право поселения в такой общине стоит около 30 тыс. долларов США. Людей ничто не останавливает.

На сегодняшний день в России судебная практика показывает, что лица, пострадавшие от сект (в том числе родственники попавших в секту) часто обращаются в суд по поводу истребования имущества (как движимого, так и недвижимого - автомобилей, предметов обихода, квартир, частных домов) из чужого незаконного владения, а также о признании сделок по отчуждению либо передаче прав на имущество недействительными и применении последствий недействительности сделок. Кроме того, многочисленны уголовные дела, связанные с мошенничеством при осуществлении сделок с недвижимостью. И нам стоит задуматься над ужесточением законодательства в отношении деятельности организаций, посягающих на личность и права граждан (ст.239 УК РФ), потому как действующие нормы весьма затруднительно применить к организациям – сектам, которые путем принуждения склоняют граждан к передаче финансовых средств и иного имущества в пользу секты. Нам нужно этот пробел устранить.

Сегодня в России любой может зарегистрировать религиозную организацию в Реестре религиозных организаций, который ведет Минюст. И критерии для регистрации стерты. Есть только критерий на экстремизм. Но сейчас должны появится другие критерии. Например, на соответствие традиционным ценностям, срокам деятельности. Мы предложили Совету Безопасности страны, силовым структурам, минюсту отработать новые методы, технологии, критерии соответствия, по которым допустима религиозная деятельность, доступ к работе с молодежью, с детьми. Среди определяющих критериев - использование психотехник воздействия на сознание, попытки изъять имущество у граждан. Организаторы должны проверяться на экстремизм. Должно быть исключено зарубежное финансирование или взято под контроль - то есть каждый зарубежный перевод объяснен и перепроверен. Это потребует системной работы Минюста и Росфинмониторинга, ФНС, Министерства образования, причем под контролем Совета безопасности.

Такой опыт в России уже есть. Мы научились за эти годы, по сравнению с 90-ми годами, работать с террористическими группировками, выявлять схроны оружия и наркотиков. Работа с деструктивными тоталитарными сектами, религиозными организациями, конечно, более сложная, трудно разобраться в формах, которые они используют в обработке граждан. Поэтому кадры надо готовить и обучать, причем, в Центре по борьбе с экстремизмом, который должен заниматься в том числе и этими вещами. Не «бить по хвостам», не выявлять последствия, а профилактировать возникновение угрожающих стране сект. Многие из них сегодня отказываются регистрироваться, работают в подполье, поэтому их нужно выявить, вычислить. Некоторые маскируются под клубы, под курсы повышения интеллектуального уровня, курсы "управления деньгами", или под традиционные религии. Более того, часто даже спецслужбы добираются до жутких оккультных сект через годы после начала их деятельности. Самый яркий пример - когда секта "благородных дьяволистов" собирала интеллектуальную молодежь, и все это заканчивалось оргиями, психотропным насилием, распадом личности, уголовными преступлениями.

Для противодействия и нужно соответствующее законодательство, которое, с одной стороны, вводит критерии для существования религиозных организаций, с другой - крупную финансовую, административную, уголовную ответственность. У нас пока есть небольшие штрафы, от 300 тысяч до исправительных работ.

Уголовный кодекс должен быть доработан в части установления ответственности в отношении организаций, деятельность которых сопряжена с психическим принуждением, с физическим, психическим и психологическим насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью, а также установлением ответственности за склонение, вербовку или иное вовлечение лиц в деятельность таких организаций. Кроме того, наверное, следует задуматься над введением по сути нового состава преступления – мошенничество, совершенное лицом с использованием психического или психологического насилия над гражданами или с использованием психического принуждения граждан.

Ещё одна близкая к этой теме проблема - оказание услуг оккультно-магического характера - вполне «тянет» на новый признак состава такого преступления как вымогательство.

Государство должно идти двумя путями. Не просто отслеживать, карать и наказывать, но изменять основы нашей культурной, воспитательной государственной политики, которая должна быть материально подкреплена серьезной госпрограммой по социальной реабилитации, адаптации этих граждан в нормальную, общественную, трудовую жизнь. Так, как у нас происходит в области лечения наркомании, зависимостей. Секты и религиозные организации, деятельность которых разрешена, должны находиться и под постоянным контролем и мониторингом социальных служб. Права и законные интересы нормальных людей должны быть защищены от подобного рода преступных посягательств, совершаемых под прикрытием свободы вероисповеданий».
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

"В свое время Медведев как президент и как премьер-министр все сделал для того, чтобы позволить нашему олигархату для снижения русской рабочей силы «закачивать» в Россию огромные толпы мигрантов. Спохватились только тогда, когда «жареный петух клюнул», и появились уже целые районы, в том числе в Москве, где доля компактно проживающих мигрантов превышает 20%. А 20% - это уже когда люди навязывают свой образ жизни, не желают адаптироваться, и по сути дела становятся хозяевами ситуации..."

"Мы знаем, что президент уже услышал граждан, сказав, что необходимо разобраться с данной законодательной инициативой, и фактически отложив ее рассмотрение во втором чтении. А теперь еще и патриарх высказался. Мы должны с коронавирусом бороться, а не с гражданами, поэтому тут с патриархом трудно не согласиться..."

Такое впечатление, что либеральные страны Европы по-прежнему живут иллюзиями 80-х-90-х годов, когда они чувствовали себя в абсолютной безопасности, когда были ослаблены социальные противоречия, и можно было пользоваться очень широкими свободами, давая свободы и меньшинствам, в том числе национальным. Но ситуация изменилась, и меньшинства претендуют уже на свою долю власти и богатства. Они активно выступают против действующей системы политических, экономических и социальных отношений в этих ...