Ключевую роль в подставе Президента сыграло наше доблестное Минтруда, определив МРОТ в России в 12 тысяч рублей. Если бы МРОТ был у нас 6 тысяч, тогда бы можно было заявлять, что средней класс в стране все 100% составляет!

Вся политика Минфина, и очевидно, что кабинета Мишустина тоже, заключается в одном: в продолжении безудержного обогащения богатых за счет нищеты огромной части граждан России

За свою огромность извиняться не будем: Священнослужители о русофобии

01.06.2016 09:11


Швейцарский публицист Ги Меттан, бывший главный редактор газеты «Трибюн де Женев», представил в России свою новую книгу «Запад–Россия: тысячелетняя война». В интервью газете «Известия» он изложил предысторию и историю распространенной в Европе русофобии.

Корни этого явления, по мнению Меттана, тянутся в раннее средневековье – к империи Карла Великого, которая противопоставила себя империи легитимной – т.е. Римской, преемницей которой в Средние века стала Византия. Уже тогда наметился раскол между Востоком и Западом христианского мира, который несколькими веками позже привел к так называемой «Великой схизме» - отделению Западной Церкви от православия. «Чтобы снять с себя вину за этот раскол, западные богословы начали кампанию по интеллектуальной обработке и обоснованию той идеи, как переложить вину за раскол на Восточную церковь… Они начали говорить о греческом мире, т.е. о Византии, как о «территории деспотизма, варварства», - говорит Ги Меттан.

После падения Константинополя уже сложившийся к этому времени комплекс отрицательных представлений о «варварском деспотическом Востоке» перенесли на Россию. Когда же Россия вышла на мировую арену, - а при Екатерине Великой она уже бесспорно заявила о себе как об одной из мировых держав, - стала формироваться русофобия. Свой вклад в нее внесли и наполеоновская пропаганда, породившая фальшивое «Завещание Петра Великого» (где излагался «зловещий русский план» захвата мирового господства и порабощения Европы), и британская времен «большой игры» с Россией в Средиземноморье и в Азии, и немецкая идея «жизненного пространства» на востоке, и американская времен «холодной войны». Это была единая традиция, когда каждая следующая стадия почти в неизменном виде наследовала формулировки у предыдущей («деспотизм, тирания, экспансионизм» и т.п.)

«Борьба с коммунизмом» оказалась совершенно надуманной, ведь когда Советского Союза не стало, конфронтация США и Запада с Россией не закончилась, - подчеркивает публицист. - Повторилась та же история, что и в XIX веке, — для достижения собственной цели, для продвижения собственных интересов, для осуществления своих экспансионистских намерений на Западе постоянно говорят об «угрозе», которая якобы исходит из России. И Россию демонизируют сегодня для того, чтобы, например, разместить ракеты НАТО в Польше. А используют совершенно те же слова и аргументы, что и Наполеон 200 лет назад».

См. также:
Русофобия: историческая проблема или искусственное явление? – Мнения парламентариев

«У европейцев при взгляде на карту возникает ощущение тревоги и обеспокоенности, потому что «такое огромное не может быть ничем иным, как угрозой». Причем европейская картография использует такой прием как сознательное изображение России даже большего размера, чем она есть на самом деле, — это помогает продвигать русофобскую идеологию. Эта огромность очень удобна для европейских карикатуристов, которые издавна рисуют Россию как гигантского медведя, который нависает над маленькой по отношению к нему Европой», - отмечает он.

«У Европы сегодня есть некое чувство фрустрации. Она привыкла за века доминировать над миром… Сегодня ситуация совсем иная, и Европа чувствует себя некомфортно... Европейский союз достиг границ, лимитов своего развития и проявились внутренние проблемы самого Евросоюза, а потому это очень удобная ситуация, когда на Россию можно свалить все проблемы: он якобы, этот огромный сосед, и виноват», - заключает Ги Меттан.

«Кажется ли вам верным такое объяснение традиционной русофобии Запада? Как бы вы сами объяснили ее причины?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям.

Протоиерей Андрей Спиридонов

клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве

01.06.2016 10:10

Не скажу, что теория швейцарского публициста верная и исчерпывающая, но она касается одной из сторон довольно сложного исторического феномена, и в этом отчасти автор прав. Между западной Европой и Восточной Римской империей, то есть Византией, а потом Русью, сложились серьезные противоречия, которые вряд ли могут быть преодолены в одночасье.

Парадокс в том, что Россия - страна не азиатская, а вполне себе христианская и европейская по духу, и в основе своей еще более гуманная и христианская, чем сама Европа, - но впитавшая токи и силы Азии, кочевых народов, победившая Хазарский каганат, что дало особый импульс нашему историческому развитию, воспринявшая идеи Византии как Второго Рима и ставшая Третьим Римом. И мы, конечно, с Западной Европой разные цивилизации, хотя обе христианские.

Современной Европе, если она хочет уцелеть как христианская цивилизация, без России никак нельзя. Если она продолжит политику конфронтации, она перестанет быть христианской цивилизацией, она пожелтеет, «отуречится», «обафриканится» и падет. Поэтому современное противостояние Европы по отношению к России – это полное безумие, путь к распаду и катастрофе.

А мы уцелели, несмотря на то, что в ХХ веке потерпели серьезный урон благодаря войнам, революции, навязанной античеловеческой коммунистической идеологии, которая кстати тоже пришла с Запада. Более того, мы вновь обретаем силу, а Запад хиреет. Так что западной Европе лучше мириться и дружить с нами, чтобы уцелеть, иначе погибнет, что уже происходит сейчас на наших глазах.

Священник Филипп Ильяшенко

клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, заместитель декана исторического факультета ПСТГУ, кандидат исторических наук, доцент

01.06.2016 10:05

В целом я бы согласился с уважаемым автором, но некоторые исторические моменты можно уточнить.

До XIII века сложно говорить о взаимной агрессии – насколько можно судить по русским источникам, западные христиане воспринимались как торговые партнеры. Наверное, с ними не стали бы молиться вместе, но «чувства врага» не было. Оно появилось только после агрессии крестоносцев в Прибалтике, и приобрело особую остроту после Смутного времени XVII в. Польский король Сигизмунд был фанатичным католиком, и его цель заключалась не только в том, чтобы взять громадную территорию, но и в распространении католичества.

Вместе с тем нельзя сказать, что в XIII веке к нам стали относиться хуже, и до XVII века все было стабильно. Единое русское государство, возникшее на рубеже XV-XVI веков, действительно не могло не поразить европейцев, которые имели более чем странное представление о России - узнать что-либо можно было только от путешественников. Путешествие было делом опасным, не существовало ни одной страны в Европе, которая бы охотно и свободно пропускала путешественников, это сопровождалось различными трудностями, а в России они возрастали в сто раз из-за климатических особенностей, громадности территории. Поэтому единицы, которые попадали в Россию (как правило, авантюристы), привозили самые разные сведения, вроде рогатых зайцев или чего-то подобного.

Тем не менее, мы точно знаем: в XVI веке Европа представляет себе Россию в гротескно-карикатурном виде, и в этом немалая заслуга Ивана Васильевича Грозного – тирана и деспота, который то заигрывал с Западом, сватаясь к принцессе английского дома, то заявлял свои претензии на польский престол - что, конечно, не могло нравиться соседям. Тут автор совершенно прав – громадность России воспринималась прежде всего как угроза.

Некоторые считают, что эта «бескрайность пространства» сформировала у русского народа особое мышление, отличное от европейского. Возможно, правильнее сказать, что это на европейский тип мышления в наибольшей степени повлияла протестантская этика, из которой, собственно, и происходит капитализм, а Россия, имевшая суровость климата и невероятную широту простора, все условия сохранения православия, полноты христианской веры, конечно, была совершенно иным миром. И его можно было зло называть «Татарией», издеваться над ним или вовсе игнорировать.

Мы знаем: Европа препятствовала стремлению России воспользоваться достижениями европейской цивилизации. Россия долгое время не имела выхода к морям, потому все сообщение с Европой осуществлялось через другие страны. Эти посредники не допускали в Россию специалистов, которых приглашали на службу ко двору великого князя, а потом и царя, не пропускали какие-то технические новинки.

Как известно, человеческая память коротка на доброе - если бы в XIII веке не было России – растерзанной, завоеванной, но не побежденной, - великий поход Бату-хана закончился бы, по крайней мере, на берегу Ламанша, а вся Европа была бы завоевана и уничтожена татарами. Именно Россия остановила тогда это нашествие. А уже на рубеже нового и новейшего времени Александр III верно скажет: нашей громадности будут бояться, и у нас нет союзников, кроме армии и флота…

XX век явил тому блестящее подтверждение: Россия, не раз спасавшая своих союзников в Первой мировой войне, была неоднократно предана ими и в ходе войны, и после нее, когда союзники поспешили принять участие в разделе страны, которая уже корчилась в огне революции и начавшейся гражданской войны. В XX веке стало очевидно: не только громадность России, но ее природные богатства, и прежде всего, экологические запасы, вызывают чувство зависти и стремление эти богатства поделить. Кто-то из мировых лидеров недавно прямо сказал: мол, несправедливо, что одно государство владеет такими громадными, - быть может, большими, чем во всем мире, - богатствами.

Мне кажется, Ги Меттан затронул не только весьма интересную и в то же время не полностью изученную, но и более чем актуальную сегодня тему. Интересно будет почитать его книгу.

Протоиерей Вячеслав Кочкин

руководитель отдела по социальному служению и церковной благотворительности Орской епархии

01.06.2016 10:01

Я бы сказал, что это не столько русофобия, сколько одна из значимых европейских традиций, которые уходят корнями в греческую цивилизацию, когда жители любого города считали себя цивилизованными, а всех остальных - варварами и людьми второго сорта.

Возьмем любую европейскую нацию – она испытывает превосходство не только по отношению к России, но и к своим соседям. Кого-то на Западе называют «лягушатниками», кого-то «макаронниками»: такой незнакомый нам бытовой национализм - самая что ни на есть старинная европейская традиция. Поэтому когда нам пытаются объяснить русофобию тем, что мы «большие и непредсказуемые», это тоже не более чем красивые слова. Речь всегда идет о новых рынках сбыта, природных, энергетических ресурсах.

Вместо того, чтобы пугать всех нашей «непредсказуемостью», и делать из России «страшилку» для Европы, не лучше ли обратиться к своей истории? Не исключено, что это натолкнет на правильные выводы: именно европейцы всегда нам несли разруху, войны и всевозможные неприятности. У этих народов нет опыта жить вместе под одной крышей, сидеть за одним столом, есть один пирог. Всегда найдется кто-то, кто опоздает к столу или захочет себе кусок больше и слаще – в историческом плане мы тоже можем привести этому большое количество примеров.

Сейчас европейцам грозит утрата их национального суверенитета. Они изо всех сил пытаются напугать Россию, но забывают: основная проблема для них исходит со стороны Америки. Как ни странно, послевоенная Германия до сих пор не обладает полным суверенитетом. Этот отказ от суверенитета, который навязывает Америка, в итоге выльется в бурный протест европейцев – все-таки их национальный менталитет подразумевает самостоятельность, они не хотят ни от кого зависеть.

Думаю, в очередной раз сделать из России «жандарма всей Европы» не удастся. Этот прием уже не подействует. И, возможно, не только итальянцы посмотрят на происходящее другими глазами (а в Италии несколько областей ратуют за признание Крыма российским). Однако Европа очень сильна экономически, и пока она может сделать кое-какие заявки на будущее, дабы подорвать экономическую и военную мощь России. А нам нужно прикладывать все усилия, чтобы сложившаяся сейчас ситуация позволила бы нам набрать военные, политические и экономические обороты.

Думаю, наш исторический опыт, когда в одной стране разные народы, различные конфессии мирно жили бок о бок, все-таки дает нам больше шансов и бóльшую уверенность в стабильности и завтрашнем дне. А всем нашим иностранным политическим противникам я бы посоветовал умерить свой пыл: как раз Россия всегда вытаскивала Европу из различных пропастей. И неплохо бы им подумать, как старушку Европу использует в своих экономических военных и политических целях Америка.

Священник Димитрий Лин

клирик Храма святителя Николая на Трех Горах

01.06.2016 09:54

Мне сразу вспоминаются слова Александра Исаевича Солженицына - что нашей «огромности» боятся. Думаю, это и есть ответ на вопрос. Россия большая, и для западного человека непонятная.

Духовные корни этой проблемы, на мой взгляд, действительно связаны с «Великой схизмой», с разделением на Западную и Восточную церкви. Я бы только не стал говорить, что представление о Византии было в мрачных тонах. Она как раз была лакомым куском для германских племен, периодически совершавших набеги на ее границы. Их привлекала и красота, и развитая культура – традиции восточно-европейской цивилизации.

Да, наверное, на Востоке всегда было более авторитарное руководство, чем на Западе, и Россия действительно унаследовала этот способ правления. Однако я уверен: Россию с Западом большее объединяет, чем разделяет. Объединяет общая европейская культура (хотя мы говорим об отступлении Европы от христианских корней). Мы все-таки должны понять: эта культура в своей основе христианская, у нас общие эстетические представления, наконец, вся цивилизация – техника, наука. Поэтому очень многое нас объединяет.

А пугает, прежде всего, некоторая непредсказуемость политических процессов – политические зигзаги, которые совершала Россия, например, в XX веке – вначале монархия, потом Советский Союз, который прошел разные стадии развития, начиная от желания завоевать весь мир, превратить его в единую страну – Советов, кончая ролью сверхдержавы в конце советского периода.

Ну и последующие события начала XXI века свидетельствуют о резких движениях, которые мы действительно совершаем. И привыкший к комфорту, к стабильности Запад, это, конечно, чрезвычайно пугает.

И все-таки у нас есть самобытность. Русские не вписываются в те узкие рамки, которые предлагаются членами Евросоюза, им нужна широта и простор.

Мне кажется, Западу нужно понять: Россия всегда его потенциальный союзник, христианская страна. У нас с Европой общая история – несмотря на то, что иногда бывают моменты жесткого противостояния. Просто Россию нужно уважать, а не считать колонией, которую нужно цивилизовать. И тогда все будет нормально.

Священник Андрей Постернак

Директор Традиционной гимназии, кандидат исторических наук

01.06.2016 09:48

Думаю, тут намешано очень много разного. Тысячелетние отношения Европы и славянского мира – это не одна проблема, потому что церковный раскол и расхождение путей, развитие славянского мира и Европы - это глобальный исторический процесс, развивавшийся постепенно. Нельзя все свести к простому и легкому объяснению.

Очевидно, что это связано с разным мировоззрением, и религиозным в том числе, с наследованием Византии, как правильно отмечено, с формированием своих общественных и государственных институтов, которые развиваются по собственному пути. Так что я бы не стал все сводить к противостоянию католической церкви, четвертому крестовому походу, когда крестоносцы захватили Византию. Мне кажется, эти события ушли далеко в прошлое. Да, они важны, но не они заложили противостояние. Все же католическая и православная церковь, несмотря на свое жесткое соседство, не выработали конфронтационного отношения друг другу. Последняя встреча Папы Римского и Патриарха Кирилла показала, что мы не воспринимаем друг друга как враги.

А современная ситуация уходит корнями в не столь далекое прошлое. Это XVII-XVIII века, когда складывается Российская империя, благодаря Петру I, когда Россия выходит в Европу как равноправное другим государство, претендующее на свое положение. Россия расширяет территорию, показывает миру, что готова отстаивать свои интересы в международных отношениях, а это приводит к тому, что нас начинает бояться, против нас начинают объединяться – это история Крымской войны, русско-японской.

ХХ век - в значительной степени продолжение XIX века, когда объединение с Россией допускалось только по необходимости, как в годы Великой Отечественной войны. А когда необходимости нет, союз с Западом быстро распадается и сменяется «холодной войной».

У нас большая территория, поэтому Россию воспринимают враждебно, мы претендуем на роль империи просто в силу своего размера. Но как самостоятельный игрок в таких масштабах Россия никому не нужна, ее всегда будут бояться и ненавидеть, потому что каждая страна имеет свои интересы и исходит их собственных понятий, как должна разворачиваться система международных отношений. Россия сегодня демонстрирует силу, это пугает и вызывает обратную реакцию. В наше время эти проблемы решаются за счет информационной войны, в состоянии которой мы сейчас и находимся.

Хотя на самом деле Россия и Европа не должны быть врагами, в наше время они сталкиваются совсем с другими проблемами, перед которыми надо объединяться. Этот раскол на руку исламистским экстремистам, он ни к чему хорошему не приведет, потому что у России и Европы общие пути развития, в каких бы отношениях мы бы не находились.

Мухаммад-хаджи Рахимов

председатель Российской ассоциации исламского согласия (Всероссийский муфтият), муфтий Духовного управления мусульман Ставропольского края

01.06.2016 09:47

Россия во все времена для Запада и для всех других стран была «крепким орешком», таким и остается по сей день. Русофобия активнее развивалась тогда, когда мы начинаем вставать на ноги, как это происходит сегодня. В остальные периоды истории нас жалеют, предлагают и навязывают свои пути развития, а мы каждый раз выбираем свой путь, а это, конечно, никому не нравится.

Запад не раз хотел заставить Россию встать на колени, действуя экономически, политически, силой, но никак не получается. Что еще остается? Только будоражить умы людей, разжигая русофобию, больше методов просто нет.

Альбир-хазрат Крганов

Член Общественной палаты РФ, муфтий Москвы и Центрального региона России

01.06.2016 09:40

Я далек от мысли, что народы Европы пропитаны русофобией. Мы понимаем, что ее просто очень искусно используют политики в своих целях, а эти цели у них безнравственны, нацелены на эскалацию силы, запугивание, решение геополитических задач. И уже под эти конкретные задачи собирают разных псевдописателей, псевдоисториков, которые начинают ворошить историю, находить какие-то доводы, чтобы утвердить мнение своих хозяев. То есть идет игра влияния на умы людей. И сегодня в век информационных технологий это сделать гораздо легче - люди в одночасье находят нужную информацию. Поэтому мы говорим, что идет настоящая информационная война. Выделяются огромные средства, чтобы заказать нужные картинки истории мира и вовлечь в это большое количество людей.

А методы, я согласен, не меняются. Как и во времена крестоносцев, так и сегодня вербуют людей всеми подходящими для этого способами, - просто в разную эпоху используют разные подходы и механизмы.

Не нашли, стало быть, западные элиты другого выхода, кроме как пугать свои народы Россией. Хотя правильнее было бы уметь договариваться, потому что наш народ многонациональный и способен держать слово, мы всегда остаемся честными в отношениях.

Семен Лившиц

Председатель региональной общественной организации "Еврейская национально-культурная автономия Орловской области"

01.06.2016 09:31

Раскол в XI веке был не столько религиозного, сколько экономического и политического характера. Экономика средневековой Европы заметно опережала российскую, и этот разрыв сохранялся. У нас в Советском Союзе на Урале даже в XX веке сохранялись заводы по обработке камня, построенные при Петре I. Их начали переоборудовать в 70-х годах. Так что идеология – просто ширма для населения, а все дело в экономике.

Когда рухнул Советский Союз и идеологическая составляющая ушла, экономика осталась. Понятно, что с учетом былого опыта Запад хотел ее подчинить себе - чтобы она стала составляющей экономики западных государств. Когда все шло по плану при Горбачеве, Ельцине, Западу было хорошо, а вот приход Путина ситуацию изменил. Он начал проводить независимую политику, и чем дальше, тем жестче. Президент России поставил на первое место интересы своей страны, а не «мирового сообщества». В результате это вылилось в политику Запада против Путина и России.

А Западу хотелось бы прибрать к рукам природные ресурсы, брать «за так» землю, лес, недра. Вот действия Путина и вызвали протест. А США себя считают четвертой Римской империей, ассоциируют себя с великой Римской империей и думают, что могут диктовать всему миру свои условия.

Сергей Перевезенцев

доктор исторических наук, член бюро президиума Всемирного Русского Народного Собора

01.06.2016 09:27

Господин Ги Меттан во многом прав: действительно, проблемы во взаимоотношении православной - тогда еще Киевской - Руси и западных стран значительно обострились после раскола церквей в середине XI века, хотя нужно признать, что во второй половине XI, в XII веках эти проблемы не были еще столь глубоки. Сами князья русских земель считали себя частью европейского мира, да и в Европе русских правителей воспринимали как равных правителям европейским. Венгерские, польские, немецкие политические силы активно участвовали во внутренних процессах Руси, а многие русские князья активно участвовали в политической жизни европейских стран.

Разрыв взаимоотношений русской земли и западноевропейских стран, конечно, случился в годы ордынского владычества. Именно тогда Западная Европа практически потеряла Россию из виду. Она воспринимала ее как часть «Татарии», как несамостоятельную землю (особенно это относилось к северо-восточной Руси, к тем русским землям, которые постепенно начали объединяться вокруг Москвы). Юго-западную Русь европейцы стали считать частью Польши, так как эти бывшие русские княжества с XIV века стали собственностью литовской и польской корон, а затем объединились в единое польско-литовское государство Речь Посполитую.

И, конечно, основной всплеск антирусских, и откровенно русофобских настроений произошел в XVI веке. В конце XV века европейцы заново открыли для себя Россию, уже к тому времени свободную, независимую, мощную и самую крупную по своей территории европейскую державу. Открыли – и испугались. И с этого момента начинается откровенно русофобская пропаганда.

Так что мне кажется, исторически господин Ги Меттан насколько углубляет процесс, но в то же время в чем-то он прав: непонимание процессов, происходящих в России, русской специфики, конечно, восходит к XI столетию.

Виктор Лега

зав. кафедрами философии, основного богословия и апологетики Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

01.06.2016 09:22

Причины русофобии действительно кроются в событиях давних дней: можно вспомнить и о крестовых походах, и об Александре Невском. Но сомневаюсь, что в этом настоящие причины. Думаю, в каждое время причина была своя. Запад ведь не только к России так относился, он завоевывал и Африку, и Азию, и Северную, и Южную Америку. Чем Россия в этом случае отличается от других стран? Наша страна была одним из объектов экспансии Запада, - разве что принимавшей своеобразные формы. Сегодня вполне могут играть роль именно запасы природных ископаемых, которые есть в России и которых нет во многих других странах.

Что определенно точно показывает история – Россия никогда не угрожала Западу, не нападала и не устраивала крупные войны, в отличие от европейцев начиная со времен Александра Македонского и заканчивая нынешними временами. Это Запад действует под надуманными предлогами, устраивая «холодную войну». А может, он готовится и к «горячей войне», иначе зачем размещать НАТО у границ России?
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

Местное население, конечно, может быть недовольно теми, кто к ним приехал и ведет себя из рук вон плохо, вне закона. В этих случаях требование может быть только одно: чтобы власть применила власть. То есть, власть должна своевременно все предвидеть и предотвращать. Непредвиденной бывает только смерть, все остальное можно и нужно предвидеть, просчитывать

Идея РПЦ - закрепить за эмбрионом право на жизнь - является логичной, если исходить из принципов христианской морали. Но если со своей стороны государство не прогарантирует женщине максимальную поддержку при рождении ребенка, то конечно, эта инициатива будет выглядеть как некая крайность. Поэтому необходимо не к ограничениям каким-то стремиться, а создавать такие условия, чтобы у самой женщины была мотивация отказываться от аборта

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".