Контроль государства за религиозным образованием: Мнения священнослужителей

02.08.2016 09:05


Государство должно следить за качеством религиозного образования и проповеднической деятельности, считает первый зампред комитета Госдумы по делам национальностей Михаил Старшинов (фракция "Единая Россия").

"Кстати, эти вопросы в свое время неплохо решались в Советском Союзе, где был государственный орган, который следил за этими вещами, и в том числе за тем, какую идеологию выпускники религиозных учреждений несли в массы", - сказал М.Старшинов.

Он считает, что сегодня ключевым является вопрос о восстановлении госконтроля за качеством религиозного образования и осуществлением проповеднической деятельности на фоне продолжающихся попыток через кавказский регион дестабилизировать ситуацию в России. Он подчеркнул, что опыт советского периода сохранили некоторые бывшие республики СССР, включая Прибалтику и Белоруссию, где сохранились государственные организации, осуществляющие контроль за качеством религиозного образования и проповеднической деятельности. "Однако у нас ничего подобного нет", - утверждает зампред комитета.

По его мнению, государство должно взять на себя "администрирование данной сферы, конечно, действуя деликатно и без перегибов". В частности, М.Старшинов считает целесообразным проанализировать опыт стран постсоветского пространства, где выдаются соответствующие документы, подтверждающие право на ведение проповеднической деятельности. Кроме того, важно позаботиться о всемерной, в том числе материальной, поддержке тех религиозных деятелей, которые проповедуют традиционные ценности мировых религий, добавил депутат.

В советский период контроль за деятельностью религиозных организаций осуществлялся органами госбезопасности – от ЧК до КГБ (в последнем религиозными организациями ведал 4-й отдел 5-го управления). Параллельно с 1943–1944 гг. действовали Советы по делам РПЦ и по делам религиозных культов при Совете министров СССР, слитые в 1966 в Совет по делам религий. Религиозная жизнь находилась под полным и жестким контролем этих ведомств.

Президент Федерации еврейских общин России Александр Борода сказал: «Думаю, что заявление депутата Старшинова – это возрождение достаточно старой идеи по восстановлению некоего квазианалога советского Совета по делам религий с его тотальным контролем над религиозной жизнью. Подобные заявления со ссылкой на положительный советский опыт могут делать лишь люди, забывшие к чему привел этот контроль: к моменту развала СССР в стране просто-напросто отсутствовало сколько-нибудь значительное количество священнослужителей, которые могли бы вести за собой верующих. В результате в 1990-х их место заняла масса представителей сомнительных организаций вроде «Евреев за Иисуса», «Аум Синрике» и многочисленных зарубежных исламистских проповедников, «посадивших» в российскую почву семена, ядовитые плоды которых мы, да и значительная часть мира, пожинаем уже многие годы» – отметил А.Борода.

«К настоящему моменту российские традиционные религиозные организации уже достаточно окрепли для того, чтобы самим заниматься подготовкой священнослужителей, «вычищая» экстремистски настроенных лиц. «Помощь» чиновников, которые обычно достаточно слабо разбираются в особенностях вероучения, может лишь навредить» – заключил президент ФЕОР.

«Как бы вы прокомментировали выступление Михаила Старшинова? Нужен ли государственный контроль за религиозным образованием?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям.

Преосвященнейший Ириней

епископ Орский и Гайский, доцент кафедры церковно-практических и филологических дисциплин Оренбургской духовной семинарии, преподаватель Орского гуманитарно-технологического института

02.08.2016 09:53

Церковь всегда учила придерживаться Священного Писания - учения, которое передал нам Бог. Если кто-то отклоняется от него, попадает под анафему, находится вне Церкви. Вы можете почитать труд любого из Святых отцов и не понять, кто он и в какое время его писал. Вы не определите национальность этого человека, его симпатии – просто он передает учение, которое получил от своего предшественника, и так далее по цепочке, – до апостолов. Это и есть учение Церкви.

Если каждый проповедник, преподаватель духовной школы будет придерживаться такого принципа, никакие ереси, расколы и заблуждения нам не страшны. Если же кто-то от них отступит, тогда, конечно, появится повод для беспокойства (о чем говорит Михаил Старшинов).

Но, на мой взгляд, куда больше поводов для беспокойства предоставит контролирующий орган, который он предлагает создать. В советское время чтобы будущие ученики поступили в духовную семинарию, ее ректор должен был согласовать их кандидатуры с уполномоченным по делам религий. Нередко уполномоченный уверял, что он сам верующий, потому не может подвести «нашу Церковь», разрешив обучаться в семинарии вчерашнему комсомольцу – «он нас предал, и вас предаст». В результате многим путь в семинарию был закрыт. С трудом поступали в нее люди и с высшим светским образованием: каждый раз ректору приходилось доказывать, что тот или иной человек не опасен и вреда не причинит. Думаю, никто не захочет возвращаться к такому.

А чтобы избежать проблем, нужно спрашивать с руководителей религиозной организации - кого они допускают к проповеди, к служению? Ректорам нужно отвечать за тех, кого они выпускают, быть внимательными. Заметили что-то - отчислять с формулировками: «недостоин носить сан, проповедовать», «опасен для общества». Тогда никакой уполномоченный не будет нужен. Его задачи возложат на себя архиереи, настоятели, и конечно, ректоры духовных учреждений.

Иначе они, а также патриарх, вынуждены будут ходить на поклон к уполномоченному. Или получится так, как было при обер-прокурорах в дореволюционной России. Когда скончался патриарх Андриан, на его место был избран обер-прокурор. Это было время тотального контроля над Церковью. Как-то один из обер-прокуроров скончался, и когда его отпевали священнослужители, они перешептывались: «Мыши отпевают кота». Я бы не хотел, чтобы вернулись те времена, поэтому пусть лучше каждый духовный руководитель управляет своими священниками.

Протоиерей Сергий Рыбаков

доцент кафедры теологии Рязанского госуниверситета, председатель отдела религиозного образования Рязанской епархии

02.08.2016 09:51

Государство стремится контролировать все – и не может этим не заниматься, в противном случае оно перестанет существовать. Речь идет попросту о безопасности.

Есть ложное мнение о том, что государство может стоять вне конфессий и над конфессиями, но это невозможно. У государства может быть атеистическая позиция, проправославная или происламская, но все равно она сопряжена с религией. И с этой позиции государство определяет, что ему угрожает. Логично, что исламское государство будет отслеживать ситуацию и поддерживать свою конфессию, спрашивать о существующих угрозах. То есть должно быть единство государства и конфессии, - именно так обстояло дело и в дореволюционной православной России.

Так что в первую очередь надо определяться с конфессиональной доминантой, которая в государстве должна иметь определенный приоритет. Безусловно, в России это должно быть православие. Если это выделено, то остальные конфессии прекрасно понимают свое место, но это не значит, что их как-то прижимают. Наши лидеры понимают, что лучше быть в дружбе с государством, которое никого не притесняет, хотя и выделяет основную конфессию.

И задача нашей конфессии заметить и сказать о том, что появилась какая-то претендующая на православие организация, она пытается подменить православие своей другой сущностью. То же самое касается и других традиционных конфессий.

Главное, чтобы не вернулась атеистичность государства, это очень опасно, тогда опять все конфессии будут подавлять. А если доминантой будет православие, для всех это станет благом. В таком государстве большинство чиновников будут православными и просвещенными людьми в религиозной области. Иначе они будут делать только вред, занимаясь контролем.

Священник Сергий Круглов

клирик Спасского собора г.Минусинска Красноярского края

02.08.2016 09:42

Сама по себе идея возникла не на пустом месте, а вполне по понятным причинам. Когда Церковь и священнослужители каким-то образом пытаются проповедовать и представлять свою Церковь в светских учреждениях, в школах и вузах, понятно, что представители этих учреждений хотят разобраться, что именно несут священники. То есть если Церковь идет в общество, то общество хочет каким-то образом наладить контакт. Так что ничего удивительного тут нет.

Но вопрос о контроле довольно непростой и скользкий - потому что опыт СССР печален: все сводилось к гонениям на Церковь, которая была просто лубочной матрешкой на Красной площади для иностранцев, - мол, вот Церковь у нас все же есть. И живы еще люди, которые помнят, как было все на самом деле. Никакого положительного опыта это не принесло.

Поэтому согласен, тут дело личных договоренностей и полюбовных соглашений. Если действительно школы и вузы нуждаются в том, чтобы к ним приходили представители Церкви и рассказывали о религии, пусть заключают договор, как везде это делается, и очень подробно обговаривают, что именно представители Церкви будут говорить, а что нет.

Конечно, опыт у Церкви имеется, и что такое экстремизм, мы прекрасно понимаем. И сами священнослужители вполне могут не допустить в школы и вузы того, кто мог бы насаждать межрелигиозную и межнациональную рознь.

А сама идея, что светская организация будет следить и контролировать священников, безусловно, напоминает страшный советский опыт, когда попам затыкали рот, чтобы не говорили о Христе.

Священник Филипп Ильяшенко

клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, заместитель декана исторического факультета ПСТГУ, кандидат исторических наук, доцент

02.08.2016 09:36

Мне кажется, это очень актуальный вопрос - особенно в наше время. От образования зависит не только настоящее, но и будущее государства, и если сегодня мы не уделяем ему достаточно внимания, через непродолжительное время об этом очень пожалеем.

Печально известный Совет по делам религий (тут я полностью согласен с господином председателем ФЕОР Александром Бородой) - орган даже не контроля, а тоталитарного воздействия на религию, направленный не на регулирование, но на уничтожение религии вообще. И действительно, итогом такой государственной политики уже в конце 80-х - в 90-х годах стал духовный вакуум. А потом это пустое место заполнилось всякими экстремистскими и политически ангажированными псевдорелигиозными организациями из-за рубежа. Вред, нанесенный и наносимый ими нашим согражданам до сих пор, мы не можешь вполне оценить, ибо нам неизвестна статистика, но последствия этого вреда будут отзываться еще в течение многих лет. Можно вспомнить и дореволюционный опыт государственного контроля - оберпрокуратуру, учреждение которой привело к выхолащиванию, утрате религиозного чувства.

При всей бюрократической завершенности, административной идеальности управления Церковью в имперской России эта система все же проявила свою неполноценность. Это вскоре поняли, и Всероссийский поместный собор 17-18 годов восстановил патриаршество, канонический строй церковного управления.

Да, мы живем в свободной стране в свободное время, пользуемся благами этой свободы. Но она потеряет смысл, если в самом важном вопросе для жизни человека (нематериальном, духовном) кто-то либо на нее посягнет.

Мне понятна озабоченность господина парламентария, и я разделяю ее - этими невероятными возможностями свободы в нашей стране могут воспользоваться не только традиционные культурообразующие и государствообразующие религиозные, но и многие деструктивные, а подчас и экстремистские организации, деятельность которых наносит вред гражданам, а также представляет угрозу (большую или меньшую) всему государству. Но у нас есть правоохранительные органы, есть законодательная база (в том числе так называемый «закон Яровой» о миссионерской деятельности - не скажу, что он совершенен, его нужно будет дорабатывать и уточнять, но все-таки), - так почему бы этот вопрос не решать в правовом поле?

Шафиг Пшихачев

Член Общественной палаты РФ, Президент Международной исламской миссии

02.08.2016 09:29

Разумеется, когда государство начинает следить за религией, это опасно. У нас есть министерство юстиции, которое призвано следить, насколько деятельность той или иной религиозной организации соответствует заявленным в уставе целям и задачам. Так что нам не нужно воссоздавать контролирующий орган, как в СССР, эдакий Совет по делам религий.

Есть у нас, кстати, Совет при президенте по религиозным вопросам, вполне компетентный орган рекомендательного характера, есть соответствующая комиссия при правительстве, в Общественной Палате есть представители наших религиозных конфессий, при разных министерствах в различных общественных советах есть религиозные деятели. Так зачем создавать очередную структуру?

Представители религиозных организаций сегодня имеют возможность самовыражаться и доводить до представителей органов власти и общественности свои заявления, свое мнение и свою принципиальную позицию. В этом сегодня никто нам не мешает.

Исмаил-хаджи Бердиев

председатель ДУМ Карачаево-Черкесии, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа

02.08.2016 09:19

Контроль, конечно, не нужен, да вдобавок он и так есть. Каждая организация при регистрации показывает устав, как она должна работать. И государство должно контролировать, в соответствии ли с уставом работают эти религиозные организации. Есть еще уполномоченные по делам религий. Поэтому контроль от государства существует, и зачем еще создавать какие-то органы?

В словах Старшинова, - а это наш депутат, кстати, из Карачаево-Черкессии, - здравое зерно есть, но возвращаться к старой системе сейчас не нужно. А вот поддержки нашему образованию не хватает. У нас есть Фонд исламской науки и образования, но хотелось бы больше помощи.

Хотя государство, на мой взгляд, сейчас религиозную сферу контролирует и поддерживает гораздо лучше. Это началось с приходом Владимира Путина, а во время Ельцина не было не то что поддержки, - мы тогда сами просили ограничить приход заграничных религиозных деятелей, но наши просьбы не были услышаны. В итоге получили «горячую точку» на Кавказе. Слава Богу, что Кадыров взял все под контроль и нечисть выгнали. Не надо их пускать обратно.

Дмитрий Цвибель

Председатель религиозной организации ортодоксального иудаизма «Петрозаводская еврейская религиозная община»

02.08.2016 09:16

На мой взгляд, этот вопрос не корректен. Если Старшинов живет в России, он должен знать Конституцию. А в ней написано, что религия отделена от государства - значит, любой разговор на эту тему будет бессмысленным.

Чудовищно, если такое заявляет первый зампред комитета Госдумы по делам национальностей! Может быть, его временно отстранить от этой должности, и вернуть, когда прочитает Конституцию? Почему бы тогда представителям какой-нибудь конфессии по его примеру не предложить следить религиозным организациям за деятельностью государства? В общем, все это чушь.

А апеллировать к тому, что было при советском строе, вообще неуместно. Этот человек забыл те времена? А может, он не читает книг, или не знает истории? Мы, что, опять хотим создать большой концлагерь? Как депутат Госдумы вообще может такое предлагать?

Давайте уж жить по закону. А то мы сначала зачем-то внедрили в школы религиозное образование, а теперь еще собираемся это контролировать.

Лев Райхлин

председатель общественной организации "Еврейская национально-культурная автономия Тульской области"

02.08.2016 09:13

Я полностью согласен с председателем ФЕОР, и считаю, что религиозные школы сами должны нести ответственность за то, как они готовят своих учеников, и выявлять подозрительных людей. В каждой религии есть свои высшие советы, которые должны нести за это ответственность.

Если из духовных школ выпускают людей, деятельность которых идет в разрез с государственной политикой, причиняет государству вред, такие школы нужно закрывать. Но этого просто не может быть!

А чиновникам, которым разрешат контролировать духовные школы, разумеется, не будут известны все тонкости той или иной религии. Как и что они собираются проверять? А если начнут, опять наломают дров – как в советское время. Давайте уж обойдемся без таких проверяющих.

Виктор Лега

зав. кафедрами философии, основного богословия и апологетики Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

02.08.2016 09:09

Говорить о контроле государства за самим образованием нельзя, потому что у нас в Конституции прописано отделение Церкви от государства, - т.е. государство не может вмешиваться в религиозные процессы, не только в богослужения, но и в образование.

Но, к сожалению, в нашей стране действительно есть религиозные заведения, которые пропагандируют терроризм и экстремизм, - как известно, это распространено среди мусульман. Но в тогда надо вести речь не о контроле над самим образованием, а о какой-то форме сотрудничества с религиозными структурами, об ответственности самих общин за социальную деятельность.

Кроме того, контроль и так существует, потому что многие религиозные учреждения входят в структуру министерства образования и подчиняются ему. Министерство проводит проверки при аккредитации и лицензировании учебного заведения. Так что рычаги у государства имеются. При аккредитации госкомиссия вполне может направлять в учебные заведения специалистов со стороны тех же религиозных структур, чтобы понять, действительно учат там богословию или пропагандируют далекую от богословия экстремистскую деятельность. И лишних контролирующих органов создавать для этого не нужно. Можно просто наладить контакты между государством и религиозными организациями, так что инициатива излишняя.

Олег Ефимов

Ответственный секретарь Межфракционной депутатской группы Государственной Думы ФС РФ в защиту христианских ценностей, Координатор Общественного совета группы

02.08.2016 09:09

Предложение господина Старшинова о контроле религиозного образования выглядит, по меньшей мере, странным, и даже провокационным. Быть может, на то и рассчитано - выборы! Если только за этим не стоит религиозная безграмотность - уважаемый депутат закончил Уральскую государственную академию физической культуры.

Церковные ведомства охотно включают в экспертные советы светских специалистов, но сможет ли господин Старшинов отличить «камилавку» от «епитимьи», и знает ли он, что такое «аналой» и «алтарь» - большой вопрос. Вместе с тем, на фоне разговоров о том, что духовная безопасность - это часть национальной безопасности страны, итогом борьбы церковных людей и Церкви за религиозное и духовное просвещение стали всего 32 часа преподавания основ православной культуры в 4 классе!

В то время, когда Церковь и традиционные религиозные общины России, занимающиеся просветительской работой, нуждаются в поддержке, такие еретические предложения, конечно же, вредны. Святейший Патриарх Кирилл, выступая перед депутатами Госдумы, заострял внимание парламентариев на том, что 32 часа - это проблема, и даже просто издевательство над преподавателями. Преподавание «Основ православной культуры» подразумевает очень серьезные смежные знания и по истории, а также по литературе, искусствоведческие навыки и т.д. Преподаватели этого предмета - высококвалифицированные специалисты, а им после столь серьезной подготовки выделили в школах всего по 32 часа в 4 классе.

Святейший Патриарх интересовался, на что этим людям жить, если они будут получать мизерную зарплату? Почему этого предмета нет в других классах, и когда, наконец, к вопросу преподавания основ духовной культуры, если угодно, духовной безопасности, подойдут со всей ответственностью?

Сегодня профилактика экстремизма, сектантства, так называемого «ваххабизма» очень важна. Противостоять различным тоталитарным сектам, ДАИШ можно только с помощью разъяснительной работы и только совместными усилиями. Представителям традиционных религиозных общин нашей страны, занимающимся просветительской деятельностью, нужно всячески помогать, а не пытаться их контролировать.

Соглашусь с председателем ФЕОР: Русская Православная Церковь, другие традиционные конфессии сами в состоянии подготовить высококвалифицированных специалистов. Но Министерство образования сегодня, увы, можно сравнить (да простят меня коллеги из Минобрнауки) с последним «бастионом зла»… Там как будто держат оборону, и в продолжающейся двадцатилетней «войне» представителям Русской Православной Церкви, других традиционных конфессий удалось выиграть только эти 32 часа на право преподавать в собственной стране основы духовной культуры Родины. И вот вместо помощи нам предлагают контролировать этих специалистов – хорошо ли их подготовили? Ничего, кроме возмущения, такое предложение вызвать не может.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Общественного согласия вокруг темы репрессий как не было, так и нет. В частности, орловский обком КПРФ в очередной раз требуют установить в Орле памятник Сталину и «восстановить справедливость в оценке исторической роли Верховного главнокомандующего», которую искажают «исторические спекулянты».

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".

Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике (Брянская область). Депутат Госдумы (1993-1998, 2011-2015). Член ЛДПР. Министр труда и социального развития РФ (1998-2000)