Если в течение восьми лет Запад не смог посадить Киев за стол переговоров с Донецком и Луганском, то сегодня это сделает Россия

Если сложить уровень жизни какой-нибудь Марьи Ивановны, уборщицы и того же Абрамовича, то, конечно, в среднем получится выше, чем в СССР

Священник Стефан Домусчи: К эвтаназии я отношусь отрицательно, - и другого ответа от священника ожидать трудно

06.09.2016 09:04

Священник Стефан Домусчи

кандидат философских наук, кандидат богословия, доцент, заведующий кафедрой нравственного богословия Православного института св. Иоанна Богослова.

Комментарий к статье Это дверь, за которой будет разрешено все, это хуже любого фашизма: Священнослужители об эвтаназии

К эвтаназии я отношусь отрицательно, - и другого ответа от священника ожидать трудно. Страдания – не самое страшное, что может с нами произойти. При правильном восприятии страдания могут быть для человека даже духовно полезны.

В то же время мы понимаем, что не всякое страдание человек может вынести. Если речь идет о болях, при которых он уже не может духовно осмысливать страдания, Церковь благословляет полноценно принимать обезболивающее. Но не смерть: жизнь и смерть – в руках Божьих.

К тому же принятие закона об эвтаназии открывает широкие возможности для злоупотреблений. Так что причин отрицательно относиться к этой идее много.

И вообще страдание - понятие относительное. Один человек может страдать из-за того, что другому вполне по силам вытерпеть. Дело даже не в болевом пороге. Бывает, человек не испытывает боли, но ему тяжело, например, переносить инвалидность, и он просит препарат, который его убьет.

Прекрасная иллюстрация этому – фильм «Малышка на миллион». Его главная героиня не страдала физически, просто после удара оказалась неподвижна. Она попросила, чтобы ей вкололи большую дозу снотворного, и ее тренер откликнулся на эту просьбу. В фильме эта просьба показана как противозаконная, но морально оправданная. И таких фильмов много. Так что эту идею - прекратить страдания по желанию человека - активно продвигают. Но это может привести к тому, что люди начнут требовать сделать эвтаназию по любому, даже незначительному поводу – например, при депрессии.

А кто возьмется оценивать эти страдания, а также проверять тех, кто оценивает? Мне кажется, ни с богословской, ни с юридической точек зрения эвтаназию одобрить нельзя.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

"В свое время Медведев как президент и как премьер-министр все сделал для того, чтобы позволить нашему олигархату для снижения русской рабочей силы «закачивать» в Россию огромные толпы мигрантов. Спохватились только тогда, когда «жареный петух клюнул», и появились уже целые районы, в том числе в Москве, где доля компактно проживающих мигрантов превышает 20%. А 20% - это уже когда люди навязывают свой образ жизни, не желают адаптироваться, и по сути дела становятся хозяевами ситуации..."

"Мы знаем, что президент уже услышал граждан, сказав, что необходимо разобраться с данной законодательной инициативой, и фактически отложив ее рассмотрение во втором чтении. А теперь еще и патриарх высказался. Мы должны с коронавирусом бороться, а не с гражданами, поэтому тут с патриархом трудно не согласиться..."

Такое впечатление, что либеральные страны Европы по-прежнему живут иллюзиями 80-х-90-х годов, когда они чувствовали себя в абсолютной безопасности, когда были ослаблены социальные противоречия, и можно было пользоваться очень широкими свободами, давая свободы и меньшинствам, в том числе национальным. Но ситуация изменилась, и меньшинства претендуют уже на свою долю власти и богатства. Они активно выступают против действующей системы политических, экономических и социальных отношений в этих ...