Ответственность за катастрофу в Норильске должен нести Потанин и только Потанин. А чтобы у него не было соблазна уйти от ответственности необходимо собственность Потанина изъять в залог

Как ЦИК может опираться в своей практической деятельности по организации выборов на нормы избирательного права, которые впрямую противоречат Основному закону страны?

За брошенную сигарету и драку штраф теперь практически одинаковый: Священнослужители о насилии в России

20.09.2016 09:03


С 15 июля вступили в действие поправки в Уголовный кодекс, частично декриминализовавшие статью 116 о побоях. Теперь, если речь не идет об избиении близких или хулиганских выходках, обидчиков привлекают к административной ответственности. Максимальное наказание — штраф 30 тысяч рублей или арест на 15 суток. Уголовные дела о побоях прекращены, новые, административные — пока редкость. С моральной точки зрения особенно неприглядно дело обстоит с избитыми женщинами, которые теперь практически беззащитны перед любителями помахать кулаками.

В то же время эта норма несет в себе противоречие: так, за подзатыльник собственному сыну, который вполне может быть истолкован как нанесение побоев, родитель может быть осужден на два года лишения свободы, а посторонний человек — учитель, сосед или просто прохожий — отделается штрафом или административным арестом, пишет «Лента.ру».

Три четверти опрошенных ВЦИОМ (77%) уверены, что в нашей стране существует много случаев незафиксированного насилия (в широком смысле – от «получил по морде» до изнасилования). Мнение, что жертвы насилия предпочитают скорее замалчивать случившееся, разделяют 53% всех опрошенных, среди женщин таких больше (57%), чем среди мужчин (48%).

Вопрос о том, будет ли оказана психологическая помощь жертве насилия, обратившейся в полицию, остается для многих открытым: 46% респондентов считают, что да, 46% - нет.

42% разделяют убеждение, что заявления о факте насилия зачастую не принимаются правоохранительными органами. В том, что от домашнего насилия женщина защищена законом, сомневаются более половины наших сограждан (58%).

При этом в нашем обществе человек, подвергшийся насилию, воспринимается не только как жертва (43%), но и как провокатор и виновник произошедшего (44%).

Вопрос о том, как можно решить проблему насилия в отношении людей разного пола, возраста, соцположения, для многих (53%) остается без ответа. Государству предлагается в первую очередь ужесточить наказание за насилие (об этом сказали 18%). Серьезную роль в предотвращении такого рода случаев играет институт семьи – 16 % россиян убеждены, что неприятие любых форм насилия должно закладываться еще на этапе социализации.

Адвокат Савва Харитонов сообщил, что несколько его клиентов отказались обращаться в правоохранительные органы по факту полученных ими побоев: «Уголовная практика раньше держалась на тонкой ниточке, а теперь и ее перерезали».

Впрочем, его коллега Сергей Числов не склонен драматизировать ситуацию. По его мнению, «говорить, что теперь обидчик, затеявший с вами драку, уйдет от ответственности и избежит заслуженного наказания, не приходится». Юрист отмечает, что наказание за побои в КоАПе почти соответствует тому, что было приписано в старой редакции статьи 116 УК РФ: штраф до 40 тысяч рублей либо обязательные работы на срок до 360 часов, либо исправительные работы на срок до 6 месяцев, либо арест на срок до 3 месяцев.

«В большинстве случаев эта статья применялась к хулиганам, имеющим склонность затевать конфликты и драки, и так называемым "домашним тиранам". Так что в этом смысле для указанной категории правонарушителей ничего не изменилось. В том же случае, если побои нанесены на почве личных неприязненных отношений, логика законодателя по выводу данных действий из перечня уголовно наказуемых деяний выглядит вполне разумной», — считает Числов.

Адвокат Сергей Бородин отмечает, что от применения насилия многих удерживало не последующее наказание, а именно возможность быть привлеченным к уголовной ответственности и получить судимость, которая имеет ряд серьезных последствий: ограничения по службе в органах государственной власти, особенно в правоохранительных структурах, и госкомпаниях: «Таким образом, устранение уголовной ответственности за побои порождает чувство безнаказанности, которое, естественно, провоцирует на применение силы».

«Способствуют ли принятые поправки защите от насилия? Оправдан ли перевод статьи за побои из уголовного права в административное? Почему почти половина опрошенных склонна винить в насилии жертву?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

Протоиерей Александр Добродеев

заместитель заведующего сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями

20.09.2016 10:15

Вся правоохранительная система – полиция, суды, прокуратура, служба исполнения наказаний – работает с преступниками. Они для них объект «номер один». В нашей стране вообще преступник – герой нашего времени, только об этом и говорят в СМИ: кто кого убил, изнасиловал – такая скрытая реклама.

А вот жертва у нас в стране не имеет вообще никакого статуса и никого не интересует. Нет никакого органа, который отстаивает интересы жертвы. Есть какие-то правозащитники, но это все не по-настоящему. То есть по большому счету жертвы никого не волнуют, а преступнику все внимание: ради него тюрьмы строят, для него психологи работают. А жертвам будто и помощь не нужна, кроме адвокатской. Так вот надо жертве придать особый статус, чтобы она могла чего-то добиться.

Правоохранительная система задыхается от потока уголовных дел, поэтому дела о побоях ей не нужны, вот и перевели статью в административное право, и сразу отпадает огромное количество дел с жертвами. Вот и все, облегчили себе работу. А о том, как быть людям теперь, никто не думает.

Протоиерей Георгий Кожеватов

Клирик кафедрального собора св. вмч. и Победоносца Георгия в Орске

20.09.2016 10:13

К нормальным семьям у нас предъявляют странные требования, а хулиганам развязывают руки. Видимо, кому-то это выгодно.

Я как-то слушал рассказ одного спортсмена, уехавшего в Америку. Так вот, первые три года он радовался, а потом вернулся в Россию. В Америке женщина считает унижением, если мужчина подаст ей руку, а своего мужа она может обвинить в изнасиловании и посадить на 15 лет. Боюсь, как бы и мы не пришли к этому. Похоже, что сейчас у нас «готовят почву».

В советское время сотрудников правоохранительных органов было меньше, а порядка больше. Но, конечно, тогда были и мораль, и нравственность. Люди старались жить честно, справедливо. А теперь у многих девиз: «бери от жизни все». Мне это очень не нравится.

А наша ювенальная юстиция скоро приведет к тому, что дети будут писать на родителей доносы. Добиться этого нетрудно - ребенок может обидеться на родителей и «отомстить» - чтобы знали, как его нужно любить. В нас все больше эгоизма, и на этом легко сыграть.

Возможно, люди, обвиняющие в преступлении жертву, таким образом хотят оправдать себя. Легче же обвинить кого-то слабого, чем признать свою вину. Не так давно я смотрел ролик. В нем показано, что происходит, когда пристают к девушке европейской наружности, и к жительнице Кавказа. В первом случае никто из прохожих не обращает на это внимания. Но когда начинают приставать к кавказской девушке, сразу подходят кавказцы со словами: «Ты почему пристаешь к моей сестре»? Мне кажется, дело в нашей слабости, отсутствии мужества, нежелании нести ответственность.

Священник Петр Коломейцев

декан психологического факультета Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета

20.09.2016 10:04

Мне кажется, наказание должно быть таким, чтобы раз и навсегда пресечь противоправные действия. Я понимаю, в некоторых случаях можно обойтись административным воздействием – когда речь идет о каких-то ошибках, от которых не застрахован никто. Но если речь идет о злонамеренных действиях, расплата обязательно должна наступить - чтобы не возникло желания повторять подобное. На мой взгляд, закон должен не только наказывать за какое-то противоправное деяние, но и иметь воспитательное воздействие.

Как-то я поинтересовался у своих прихожан, какие преступления, по их мнению, самые тяжелые. Никто не назвал хищение в особо крупных размерах, а вот преступления против личности, здоровья человека, оказывается, волнуют всех, так как это напрямую касается нас, наших близких - в том числе, детей.

Ну а что касается склонности винить в насилии жертву - в отношении женщин действительно существует некий «заговор мужчин». Если девушка подверглась сексуальному насилию, значит, сама виновата, спровоцировала это нескромным поведением или еще как-то. Это, конечно, ерунда – что же, женщинам нужно одеваться так, чтобы нельзя было разглядеть их лиц? Нередко слышишь и такие обвинения: «сам виноват, много «выступал»», «нечего было высовываться». Но разве нельзя сделать замечание человеку, который поступает нехорошо?

По сути, это признание того, что действия насильников неконтролируемые. А общество и не учится их контролировать. Но это не означает, что мы должны подлаживаться под насильников и хулиганов. Наоборот, нужно заставить их контролировать свои действия.

Иерей Николай Святченко

Председатель Отдела по миссионерской и молодежной работе Гатчинской епархии РПЦ

20.09.2016 10:02

Эти изменения в законодательстве вызывают недоумение. Создается впечатление, что люди, которые пишут законы, живут на других планетах, и не имеют отношения к реальной жизни.

Между тем уровень агрессии современных россиян высок, и это проявляется везде - на дорогах, в межличностных отношениях. Подчас пустяковые ссоры перерастают в драки, сильный, не смущаясь, бьет слабого. Если он знает, что отделается штрафом, или сколько-то часов помашет метлой, вряд ли это удержит его от насилия. Ну а семейные отношения вообще очень тонкие, и пытаться регулировать их законодательными актами нужно с большой осторожностью.

Я не очень-то доверяю результатам проведенного опроса, но если действительно почти половина россиян винит в насилии жертву, это очень печально. Значит, наши сограждане озлоблены. А может, эти люди пытаются оправдать свое насилие в отношении другого человека. Если это так, мы живем в страшном обществе.

Священник Филипп Ильяшенко

клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, заместитель декана исторического факультета ПСТГУ, кандидат исторических наук, доцент

20.09.2016 09:36

По нескольким фрагментам юридических норм судить о ситуации в целом сложно. К тому же я не юрист, и не вижу существенной разницы в переводе статьи за побои из уголовного права в административное.

Я хотел бы сказать о другом. Да, уголовные статьи нужно сокращать – но по другим причинам. Если мы живем в обществе преступников, и сами мы преступники, тогда все наши законы должны быть уголовными, и к нам должны применяться соответственно меры пресечения. Но это, конечно, не так. Однако ни для кого не секрет, что у нас почти ни по каким делам не бывает оправдательных приговоров, а вся наша система судопроизводства работает на пеницитарную. Это не говорит о том, что судебная система работает плохо, наверное, напротив, хорошо - попался преступник, значит, наказание неизбежно. Но это и в очередной раз подтверждает: запретительными, карательными мерами, которые применяли люди, захватившие сто лет назад власть, ничего нельзя добиться. Ну, только того, что полстраны будет сидеть в тюрьме, а другая половина эту тюрьму охранять. И все будут писать друг на друга доносы. В результате действий той власти наши люди утратили чувство греха, не хотят совесть свою слушать.

Нужно менять что-то другое. А на примере этой статьи о побоях понятно, что именно. Нашей системе образования, государственной семейной политике нужно учить граждан нравственному закону жизни - целомудрию. И мужчины, и женщины должны осознавать: к представительницам слабого пола нельзя прикасаться. Я думаю, проблема заключается именно в этом – наше современное общество допускает такое отношение к девочкам, девушкам, женщинам.

Если мы в таком духе будем воспитывать своих детей сегодня, завтра бытовое насилие сократится в разы. И тогда переносы статей из уголовного права в административное, наверное, будут обоснованны.

Иеромонах Макарий (Маркиш)

священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии, руководитель Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Иваново-Вознесенской епархии, глава епархиальной Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства

20.09.2016 09:28

Семейное насилие, нанесение побоев ребенку – за это, безусловно, надо наказывать. Но вся проблема в правовой безграмотности и отсутствии правосознания. Это дает почву для совершенно необоснованной критики, а она была бы обоснована, если бы была практика правоприменения, судебная статистика, касающаяся необоснованного применения норм.

Но есть перегрузка судов делами, связанными с бытовыми драками. Ведь избиение – это нанесение побоев без причинения ущерба здоровью, иначе это уже другая статья. То есть речь о бытовых скандалах разного рода, которыми перегружены суды и приговор выносят все равно мягкий, ничем не лучше, чем наказание, которое теперь предусмотрено в Административном кодексе.

А критика законных и обоснованных поправок в Уголовный кодекс – это характерный пример демонстрации принципа «был бы повод, а скандал найдется». Главное – обескуражить людей, лишить их перспектив какого-то улучшения. Мол, все у нас плохо. Но если ведутся попытки установления правовых норм, значит, процесс идет, и, надеемся, он приведет к лучшим результатам.

Мухаммад-хаджи Рахимов

председатель Российской ассоциации исламского согласия (Всероссийский муфтият), муфтий Духовного управления мусульман Ставропольского края

20.09.2016 09:26

Жертвой часто становится именно женщина, потому что слабее. И действительно чаще их обвиняют, мол, попала под «горячую» руку мужа, сама виновата. Я считаю, надо наоборот ужесточить законодательство в этом отношении, потому что женщина беззащитнее и слабее, не говоря уже о ребенке, поэтому надо в правовом поле обеспечить еще больше защиты.

А что касается пробела в законе с примером по поводу подзатыльника ребенку – это уже происки ювенальной юстиции, мне кажется. И это нам совсем не нужно. Детей бить вообще никто не имеет права, но не стоит сравнивать подзатыльник и избиение, и уже тем более, когда на ребенка посягает посторонний человек. Еще неизвестно, с кого спрос за подзатыльник должен быть больше – с отца или прохожего.

Исмаил-хаджи Бердиев

председатель ДУМ Карачаево-Черкесии, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа

20.09.2016 09:14

С человеческой точки зрения, конечно, это неправильно. Например, воспитывая ребенка, иногда приходится руку прикладывать или ремень, - и какой тут суд может быть для родителей? А вот постороннего человека за подобное наказывать только штрафом точно нельзя. Так что нестыковки в законе надо устранить.

Перевод из уголовного права в административный серьезной роли не играет при условии должного наказания виновного. А уж если побои окажутся чем-то более серьезным, то дело переведут в разряд уголовного.

А то, что многие в насилии обвиняют жертву, видимо, связано с устоявшимся мнением, что не надо доводить до греха, то есть провоцировать того, кто в итоге нападает. Но ведь в каждом случае надо разбираться индивидуально. Разумеется, далеко не всегда жертва сама виновата.

Дмитрий Цвибель

Председатель религиозной организации ортодоксального иудаизма «Петрозаводская еврейская религиозная община»

20.09.2016 09:11

Я мало разбираюсь в юриспруденции, но почему-то прихожу к выводу: чем меньше мы принимаем законов, тем лучше будем жить. Просто нужно, чтобы исполнялись уже принятые. А у нас в стране почему-то закон в одной стороне, народ в другой. Вот это, по-моему, наша самая большая беда.

Думаю, переводить статью, о которой идет речь, из уголовного права в административное неправильно. Делать послабления в законе, касающемся насилия, по-моему, большая ошибка. А потом придется принимать новый закон, чтобы исправить предыдущий.

Я считаю, законы против насилия должны быть жесткими, а самое главное, очень точными, с выверенными формулировками. Недаром русская пословица гласит: «Закон что дышло, куда повернул, туда и вышло». Так вот законы должны писать умные, ответственные люди, которые знают русский язык и так составят фразу, что ее нельзя будет истолковать двояко. Вот тогда, думаю, будет какой-то результат.

Как-то в Израиле я в вечернее время ехал в автобусе. Вдруг впереди остановилось такси. Из него вышли водитель с пассажиром и начали ругаться. Что бросилось в глаза: они разговаривали на повышенных тонах, но держали руки за спиной, чтобы не пустить в ход кулаки, потому что наказание за это очень серьезное. А у нас сначала дают волю рукам, а уже потом разговаривают.

И вот наш автобус остановился, водитель вышел и подошел к ссорящимся. Что-то сказал им, подождал, пока уйдет пассажир, а водитель уедет, и только потом вернулся в автобус. И никому из сидящих в автобусе не пришло в голову возмутиться и предложить, чтобы эти люди разбирались сами, а мы ехали дальше по своим делам.

Думаю, и у нас должны как-то ограничивать насилие. Что творится во многих российских семьях! Пьянки, побои… Как с этим бороться, я не знаю, но что-то нужно делать, и уж точно не смягчать законы. Пострадавшие не обращаются в полицию по очень простой причине: они не верят, что смогут добиться правды, опасаются еще больше навредить себе. И я думаю, задача законодателей – обезопасить таких людей от насилия. Но лучше вообще не принимать никаких законов, чем принимать такие, которые будут способствовать процветанию насилия.

Почему почти половина опрошенных склонна винить в насилии жертву, я не знаю. У нас считают, что прав тот, кто сильнее – мол, пострадавший сам виноват, «нарвался». Это какой-то феномен. Думаю, его изучением должны заниматься психологи. Понятно одно - в нашем обществе что-то не так. Это, впрочем, не удивляет. Я, например, не хожу в кино, потому что там сплошь и рядом демонстрация насилия. Включите телевизор – 15 фильмов из 20 будут про бандитов, драки и стрельбу. Вот вам и ответ.

Алексей Гришин

Президент Информационно–аналитического центра «Религия и общество», главный советник Администрации Президента РФ по вопросам взаимодействия с религиозными организациями России (2002-2011), член Общественной палаты РФ (2011-2014)

20.09.2016 09:10

Я отношусь к резким критикам перевода указанной статьи из сферы реального уголовного наказания в сферу административного производства. Это развязывает руки любым агрессорам – психически неуравновешенным, тем, кто привык решать свои «хотелки» кулаками. Что интересно: декриминализируя эту статью, наши власти защитили себя. Попробуйте ударить полицейского, чиновника, или, как недавно был конфликт, когда ударили служащего авиакомпании «Победа», - вы сразу попадете под статью другую: нанесение побоев человеку при несении определенных обязанностей. То есть слуги народа защитили себя со всех сторон: любое применение силы против них будет наказано по Уголовному кодексу с реальными сроками. Более того, они себе развязали руки, то есть если они кого стукнут, это будет административное наказание, а если их – то уголовное. А вот в причинах конфликта простых граждан, тем более с участием женщин, разбираться никто не хочет, ведь и конфликтов становится все больше и больше.

На мой взгляд, надо наоборот ужесточить статью и перевести в разряд как минимум средней тяжести, потому что конфликтная ситуация создает ненормальную атмосферу в обществе, люди боятся ходить по улицам, вступаться за кого-то, потому что получишь перелом носа и ребер, а обидчик всего лишь небольшой штраф. И абсолютно неправильно, что за подзатыльник родитель может угодить в тюрьму, а сосед отделается легким наказанием.

У нас перекос в сознании: часто жертва становится обвиняемой. Даже во время следствия спрашивают, зачем, мол, провоцировала хулигана, или зачем полез защищать женщину? Получается, реальное наказание в виде физических и моральных повреждений получает жертва, а насильник оказывается в выигрышном положении, платит штраф и еще угрожает жертве. В результате невозможно навести общественный порядок, невозможно бороться за права женщин и детей, подвергающихся насилию.

Поэтому, на мой взгляд, решение о декриминализации 116 статьи глубоко ошибочно. И я думаю, статистика теперь покажет явный взлет противоправных действий, которые, кстати, еще и не хотят фиксировать, потому что за брошенную сигарету и драку штраф теперь практически одинаковый.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Жириновский: "Мы много раз предлагали включить в преамбулу Конституции фразу "Мы русские и другие народы…". Мы не предлагаем дать русским привилегии или преимущества над другими национальностями в России, но давайте хотя бы уровняем права русских с другими".

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

Церковный раскол на Украине

Дмитрий Песков не подтвердил информацию о том, что Владимир Путин в 2015 году сказал украинскому коллеге Петру Порошенко, что может "раздавить армию Украины". "Нет, я практически был на всех переговорах, я не слышал такой фразы", - отметил он.

Происшествия на национальной почве

Мигрантов, которые потеряли работу, живут скученно, в антисоциальных условиях, нужно немедленно из России вывозить! А на то время, пока они продолжают у нас проживать, конечно, их надо обеспечить, но не пособиями, не социальными гарантиями, а просто едой, и в этом заключается существенная разница. Не деньги им нужно давать - они не должны ходить по магазинам, а должны пребывать в жестком карантине. Нужно выявить их всех усилиями той же Росгвардии, полиции, обеспечить едой, и готовить к возврату ...

Идея РПЦ - закрепить за эмбрионом право на жизнь - является логичной, если исходить из принципов христианской морали. Но если со своей стороны государство не прогарантирует женщине максимальную поддержку при рождении ребенка, то конечно, эта инициатива будет выглядеть как некая крайность. Поэтому необходимо не к ограничениям каким-то стремиться, а создавать такие условия, чтобы у самой женщины была мотивация отказываться от аборта

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".