Преступления, совершаемые людьми в погонах с использованием своего служебного положения, должны приравниваться к госизмене

Прежде, чем распространять контроль за доходами и расходами обыкновенных граждан, надо установить таковой за государственным аппаратом - это бы полностью отвечало принципу справедливости

Показательная месть: Сбербанк против Константина Вачевских

24.10.2016 11:25


Наша страна всегда была страной возможностей. Тут хотелось бы написать "равных", но не получается. В разные периоды истории у граждан были равные права, равные обязанности - но равных возможностей не было никогда. Не в последнюю очередь потому, что в России исторически сильны репрессивные механизмы.

Попасть между жерновами обвинения и приговора очень просто, выбраться удается единицам. История Константина Вачевских, обвиняемого по "предпринимательской" 159 статье УК, с одной стороны, типична - число обвиняемых по ней растет вместе с числом предприятий, не справившихся с кризисом и неспособных отдать кредиты банкам, пишет "Век". Но есть и существенное отличие - в случае с Константином кредит банку был полностью погашен. Несмотря на это, банк продолжает щедро тратить государственные деньги, вот уже два года удерживая Вачевских за решеткой.

В один из тяжелейших периодов в жизни нашей страны, с 1917 по начало 1920 годов, Октябрьский переворот и гражданская война вынудили бежать за границу огромное количество людей. По разным оценкам, оно составило от 1,5 до 2,5 млн человек. Не в последнюю очередь их толкнуло на это ощущение бесправия в рамках новой правовой системы. То есть буквально отсутствие единых и справедливых для каждого гражданина законов и правил. По данным Росстата, только в прошлом, 2015-м, году из страны уехало 350 000 человек — главным образом бизнесменов и представителей среднего класса. Прошло сто лет, но многими эмигрантами движут все те же причины, что и Буниным, Набоковым, Сикорским.

Казалось бы, бизнесмены и представители среднего класса - как раз те, кому на Руси жить хорошо. На деле, однако, они оказываются наименее защищены перед законом - в силу того, что у них есть деньги, их банально выгодней судить. В прошлом году в издании Век была опубликована резонансная статья "Личное дело бизнесмена Вачевских", в которой с цифрами в руках доказывалось, что уголовное дело против известного предпринимателя инициировано Сбербанком и носит заказной характер. В статье смущало одно противоречие - на момент выхода материала банк, обвинивший предпринимателя в мошенничестве, уже вернул все выданные в кредит деньги. При этом деньги банк выдавал не Вачевских, а некогда принадлежащему ему ОАО "Амуркабель", и получил не с Вачевских, а с Амуркабеля, при реализации залогового имущества. То есть банк реализует находящееся у себя же в залоге имущество, возвращает деньги и, не дожидаясь окончания реализации, обвиняет предпринимателя в мошенничестве. Но где здесь мошенничество? В чем мотив Сбербанка? Это инерция делопроизводства в огромной структуре или сведение счетов? Разобраться в этом проще, чем кажется.

Константин Вачевских обвиняется в хищении денежных средств, принадлежащих Дальневосточному банку ОАО «Сбербанк России». При этом его статья, 159 УК, не предполагает ограничения свободы до вынесения приговора. Тем не менее, это не помешало суду 22 декабря 2014 года заключить Вачевских под стражу. Предприниматель просидел в СИЗО полгода, после чего защита добилась изменения меры пресечения на домашний арест - суд принял во внимание наличие у Вачевских тяжелой формы диабета. Однако уже через неделю предприниматель снова отправился в СИЗО - суд посчитал, что он нарушил условия содержания под домашним арестом. Полгода ушло на то, чтобы убедить судью в том, что для аппаратуры, контролирующей условия содержания, нередки технические сбои и что у дверей квартиры Вачевских дежурили сотрудники полиции, исключающие нарушение условий содержания. Наконец, в сентябре этого года суд постановил сменить меру пресечения на домашний арест. И снова, как по заказу, уже через неделю юристы Сбербанка обжаловали это решение и отправили предпринимателя обратно в тюрьму.

Это выглядит как давление на обвиняемого, у которого и так по определению прав немного. Нет достаточных доказательств нарушения режима домашнего ареста? Неисправность оборудования подтверждена материалами дела? Существуют показания свидетелей о том, что Вачевских не покидал квартиры? Суд все равно отправит тебя в СИЗО. Нет оснований к заключению под стражу, есть тяжелое заболевание? Будешь сидеть.

Между тем в материалах дела имеются платежные поручения и судебные акты арбитражного суда, подтверждающие погашение ущерба, причиненного ПАО "Сбербанк России" в полном объеме - в общей сумме банку уплачено 379 533 138,58 рублей, что превышает сумму ущерба на 1 509 598,58 рублей. Эти деньги банк получил в результате аукциона в рамках банкротства ОАО "Амуркабель". Проще говоря, Амуркабель получил кредит под залог, не справился с кризисом, ушел на банкротство, и для погашения кредита конкурсный управляющий реализовал залог. Деньги за залог были переведены Амуркабелю, тот расплатился ими со Сбербанком. Расплатился целиком (да и банкротство Амуркабеля еще не окончено). Формально причин держать Вачевских под стражей, да и просто предъявлять ему обвинение, у Сбербанка нет.

Но это только формально. Представитель Сбербанка А. Христенко в суде заявил, что банк понес большие расходы в ходе предварительного следствия. Возникает вопрос, на что - ведь следствие ведут государственные структуры. Тем не менее, общая стоимость договора по представлению интересов Сбербанка в ходе предварительного следствия и судов (а это составление плана следственных мероприятий, обеспечение интересов по предъявлению обвинения, представление в суде и, конечно, достижение обвинительного приговора) - почти 150 (!) миллионов рублей. Сбербанк продолжает щедро платить за то, чтобы адвокат из Москвы прилетал на каждое судебное заседание - а летает он в Хабаровск исключительно первым классом (билет от 150 000 рублей) и живет в лучших отелях города. Органы следствия работают в одной связке с банком, годами (с 2011 года!) оплачивая бесконечные экспертизы, командировки, допросы. Уголовное преследование получили и партнеры Вачевских, а вместе с ним и весь набор инструментов давления - арестованные счета, допросы, экспертизы.. Конечно, тратить государственные проще, чем свои, но складывается впечатление, что банк изначально был более заинтересован именно в том, чтобы Вачевских оказался за решеткой, а не в том, чтобы вернуть кредит.

Более того, в период предварительного расследования мать предпринимателя неоднократно направляла в банк письма о предоставлении ей реквизитов для перечисления денежных средств в счет погашения долга перед банком. Банк отказывал ей в предоставлении реквизитов и уклонялся от получения денежных средств в рамках процедуры банкротства ОАО «Амуркабель», что установлено вступившими в силу судебными актами арбитражного суда Хабаровского края. Это подтверждает то, что банк сводит личные счеты с Вачевских, а необъективность суда позволяет ему это делать.

Основание для обиды банка на Вачевских легко найти в интернете - несколько лет назад он помог следователям ФСБ раскрыть схему вымогательства сотрудниками Сбербанка. Непосредственные участники получили реальные сроки, а их руководство, очевидно, лишилось привычной статьи дохода. Вот так просто разгадывается загадка, почему Сбербанк правдами и неправдами настаивает на содержание предпринимателя в СИЗО. Когда мотивом становится месть, деньги отходят на второй план.

Ведь Сбербанк России - не единственный кредитор структур, к которым Вачевских имел отношение. Все остальные банки пошли ему навстречу, реструктуризировав кредиты. В итоге на сегодняшний день погашены долги не только перед Сбербанком, но и перед Межрегионбанком, Новым Московским банком, Мосводоканалбанком.

Однако, как говорил Макиавелли, можно простить смерть отца, но не потерю вотчины. Иначе говоря, можно простить три с половиной года тюрьмы Вячеслава Похлебина, замруководителя управления проблемных активов Центрального Сбербанка и Павла Коника, руководителя управления проблемных активов Среднерусского Сбербанка. Но простить потерю отлаженной схемы вымогательства - живые ж деньги! - руководители Коника и Похлебина оказались не готовы. Вачевских стал заложником ситуации. Его судьбу давно решает не суд, а топ-менеджмент Сбербанка, готовый списать десятки государственных миллионов, но показательно отомстить предпринимателю. В связке с безотказными механизмами следствия, судов и федеральных СМИ, банки почти всесильны. И, как мы уже говорили, дело Вачевских с позиций работы этих механизмов - очень типичное, говорящее другим бизнесменам - или встраивайся в существующие схемы, или рискуй свободой. Как мы видим из статистики Росстата, очень и очень многие предпочитают просто не быть предпринимателем в России.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Нужно засекретить сделки Роскосмоса таким образом, чтобы Счетная палата при этом имела право доступа к соответствующим документам и имела право проверки. Тогда и вопросов не будет. Но просто так отдавать все на откуп жуликам и проходимцам в «Роскосмосе», я думаю, не стоит. Надо обязательно предпринять какие-то меры для того, чтобы проверки были: либо на секретном уровне, либо в специализированной организации. А без соблюдения этих условий, если они сейчас все засекретят, воровать там можно буде ...

Рост цен и борьба с ним

Игорь Сечин обвинил независимые сети АЗС в создании монопольных структур в регионах, призванных подстегнуть рост цен на топливо. По его словам, доля независимых сетей АЗС на рынке составляет 30 процентов, остальное приходится на вертикально интегрированные компании. "Но эти 30% и влияют на ценообразование, потому что их поддерживает Федеральная антимонопольная служба. Если мы даем цену ниже, то сразу попадаем на антимонопольное разбирательство, значит, вынуждены даже поднимать цену"

Санкции против России и ответ на них

Американский Конгресс может не успеть принять закон о новых санкциях против России до конца года и будет вынужден отложить введение ограничительных мер.

Украина и Россия

"Мы понимаем, что если в теории наступательная операция будет проводиться РФ с задействованием воздушных сил, то наша армия просто не выстоит".

Изъятие собственности для муниципальных, региональных или федеральных нужд может происходить исключительно в рамках выкупа этой собственности, либо ее аренды, обмена, т.е. по договоренности сторон, по договоренности с собственником. И раз уж мы сегодня живем по законам капитализма, то обязаны соблюдать лежащее в его основе вот это главное, основополагающее право граждан на частную собственность, тем более, если это касается чуть ли не единственного жилья

Нужно возвращать гражданам право самим устраивать свою среду обитания. Такая система приводит к своим крайностям, в том числе к формированию в обществе серьезного негатива. Не случайно осенью прошлого года появились, что называется, «первые ласточки», когда на региональных выборах «прокатили» четырех губернаторов. Если муниципальные проблемы не решаются, все они фактически переходят на региональный уровень, и за них приходится отвечать губернаторам

Когда речь идет о деятельности монопольных структур, никакой конкуренции по определению быть не может. Поэтому механизмы свободного рынка в их отношении недопустимы, тем более, когда мы говорим о стратегических товарах и услугах. Но правительство придерживается иной точки зрения, поскольку там работают как раз рыночники либерального толка. И если подтвердится информация, что принято решение не продлевать соглашение с нефтяниками, то это может кончиться очень печально и прежде всего для аграрие ...

Нетрудно предположить, что сеть платных дорог будет иметь тенденцию к расширению. Сегодня по величине тарифов на проезд мы уже опережаем европейцев, а с учетом того, что транспортные расходы включаются в конечную стоимость товаров, очевидно, что высокие тарифы на проезд по платным дорогам будут "вносить отрицательный вклад" в развитие экономики и рост цен. А ведь потребителем товаров и услуг по перевозке в конечном итоге является человек. Гражданин, по Конституции, социального государства

Предполагается, что провайдеры освобождаются от всякой ответственности за блокировку информации к которой Роскомнадзор требует закрыть доступ , да и вообще от ответственности за обеспечение безопасности киберпространства. Теперь это будет делаться централизованно: появится некое устройство, которое будет предотвращать угрозы для нашей сети. Но что это устройство, где произведено и сколько стоит если верить авторам, то – около 20 млрд рублей! – никто не знает

"Очистных сооружений у свинокомплекса нет. Жители задыхаются от вони и смрада, в лесах – грудами разлагаются трупы павших животных, крысы развелись во всех населенных пунктах, в речку Подъемная сливаются жидкие производственные отходы около 200 тонн ежедневно. А она впадает в Енисей. Скоро будем иметь и глобальную экологическую катастрофу на Енисее"