Украинское руководство окончательно потеряло разум. Оно громоздит баррикады, которые в итоге рухнут и похоронят под своими завалами и власть, и страну в целом

Сегодня не столь актуальна задача захвата границ территорий, сколь поглощение культурного достояния народа. Отнять красоту, глубину языка, навязать чужую культуру – задача номер один для наших «друзей»

Масленица и Великий пост: Мнения священнослужителей

07.03.2017 09:08


Русская пословица гласит: «Не все коту Масленица – бывает и Великий пост». Однако поведение наших соотечественников эту народную мудрость норовит игнорировать.

Масленицу праздновало подавляющее большинство граждан России. Блины пекли 69% респондентов; почти каждый второй (41%) ходил в гости или сам принимал гостей. Совсем не отмечали Масленицу только 13% опрошенных «Левада-центром».

А вот пост полностью или частично собирается соблюдать только треть респондентов. Поститься по всем правилам все семь недель готовы только 2%. Последнюю неделю говеть будут 4%, а частично поститься (не есть мяса и не употреблять алкоголь) — 18%. Подавляющее большинство опрошенных (73%) сохранят обычный режим питания. 30% собираются постом ограничивать себя в алкоголе, 15% - в супружеских отношениях. Воздерживаться от развлечений собираются 19% опрошенных, а 53% не будут этого делать.

Охотнее остальных категорий населения готовы соблюдать пост женщины и респонденты старше 55 лет. А мужчины, молодежь в возрасте от 18 до 24 лет и респонденты с высоким потребительским статусом чаще сохраняют обычный режим питания.

Отметим, что за последние годы на потребности постящихся обратили внимание торговля и ресторанный бизнес: во многих магазинах появились специальные полки с постными продуктами, в ресторанах – постное меню и т.п.

При этом многие ощущают налагаемые постом запреты (в первую очередь пищевые, но не только) как нечто отжившее и ненужное. А о необходимости изменений в традиционной практике поста говорят и некоторые из тех, кто в целом относится к церковной традиции с уважением. Критики указывают, что прежде пост означал выбор еды более простой и дешевой, высвобождая время и деньги для более богоугодных целей. Сейчас это не совсем так. Кроме того, современный человек значительно чаще вынужден есть вне дома, не им и не специально для него приготовленную еду – раньше такой проблемы не существовало. Поэтому, заявляют они, следовало бы пересмотреть церковные уставы, и, не отказываясь от поста как от практики, приспособить его требования к современности.

«Как бы вы прокомментировали данные социологов? Нуждаются ли, на ваш взгляд, в пересмотре традиционные установления о том, что дозволено и что не дозволено в пост?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

Протоиерей Андрей Спиридонов

клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве

07.03.2017 10:00

Традиция Великого поста заключается не только в гастрономических ограничениях. Это, прежде всего, определенная «десятина времени», которую человек должен пожертвовать Богу ради большего духовного преуспевания, ради подготовки к празднованию Пасхи.

Когда все крутится именно вокруг пищевой компоненты – это отражает непонимание смысла и цели поста. Вообще в уставе поста написано, что гастрономическая строгость может ослабляться для многих категорий людей – немощных, болящих, беременных, кормящих, находящихся в тяжелых условиях работы, например, на армейской службе. Если человек не может по объективным причинам поститься в гастрономическом плане, все равно можно найти способ соблюдения поста – больше молиться, больше Священного писания читать, книг святых отцов или книги ветхозаветные, отказаться от увеселений. Так что надо понимать истинный смысл Великого поста, он не в формальных ограничениях.

Протоиерей Максим Первозванский

Клирик храма Сорока Севастийских мучеников, главный редактор журнала «Наследник»

07.03.2017 09:57

Масленицу народ действительно празднует, - люди никогда не откажутся лишний раз покушать вкусно, отдохнуть, тем более, это серьезно поддерживается у нас сейчас властями – проводится празднование Масленицы во всех муниципалитетах, районах, на это выделяют средства. Народу это нравится, тем более что праздник не несет выраженного религиозного содержания.

В церковной традиции Масленица – это вообще не праздник, а последняя неделя перед постом, когда люди стремятся покушать и повеселиться, потому что потом семь недель будет не положено. То есть пост – это гораздо серьезнее. Он не предлагает нам ничего веселого, это серьезный труд, серьезное самоограничение, и человек задает себе вопрос: «А для чего мне это нужно?» Многие религиозные люди, как, например, Лев Николаевич Толстой, до поры до времени пост соблюдали, а потом перестали видеть в этом смысл. И речь не о меню, и не о том, что устарело или нет. И смысл тут простой, как сказал апостол Павел: «Мне все позволительно, но ничто не должно управлять мною».

Пост – это способ отказаться от привычек и страстей. Это необязательно еда, хотя покушать мы все любим. Это может быть игромания, интернет-зависимость, просмотр сериалов, развлечения. Основной духовный смысл поста – попытка преодолеть то, что в обычной ситуации человек преодолеть не может. И это сложно, требует больших усилий. Я знаю, что многие женщины, например, пытаются с помощью поста похудеть к лету, - но это не духовный смысл. Должен быть серьезный внутренний мотив.

А в еде поститься сейчас как раз легко: каждое кафе предлагает постное меню, в магазинах выбор продуктов большой, так что это не та проблема, когда нечего покушать. И работающие люди могут позволить себе держать пост. Сложности не в этом, а в намерении и воле.

Протоиерей Сергий Рыбаков

доцент кафедры теологии Рязанского госуниверситета, председатель отдела религиозного образования Рязанской епархии

07.03.2017 09:54

Согласен с картинкой, представленной социологами. Народ радуется тому, чему можно порадоваться в отношении плоти своей: можно вроде как и Богу послужить, и себе угодить. Но в реальности Масленица – это попущение Церквовью народной традиции. К служению Богу она не имеет никакого отношения, - разве что в том аспекте, что мы отказываемся от мяса и тем уже готовимся к посту.

Но пост не должен замыкаться только на трапезу. Это хорошо, что есть желающие отказаться от алкоголя и увеселений, это правильно, потому что надо переносить в плоскость предстояния перед Богом, которое, я думаю, Господь и принимает, видя, что человек борется с привычкой. А что касается самого воздержания в пище, то здесь не надо ничего пересматривать, на этот счет есть устав.

Время действительно сейчас иное, в том смысле, что у нас апостасийное движение, то есть уход от Бога, причем корни пущены глубоко: уже выросло несколько поколений, для которых аборты, как и блудодеяния, это для них норма, что сказывается на молодежи, имеющей множество болезней.

Поэтому нам не надо ничего пересматривать. Каждый должен определить, желательно со своим духовником и врачом, меру своего поста, если речь идет о пище. Кого-то, например, раз в неделю благословят съесть молочное, чтобы почки не отказали. Феодосий Великий разрешал кушать мясо даже Великому князю Киевскому. А святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий в какой-то год разрешал есть рыбу тем, кто учится.

Другое дело, что есть люди, которые вполне могут соблюдать пост по здоровью своему, для них тяжесть соблюдения поста не сказывается на здоровье. Она сказывается на состоянии душевном и духовном, а это есть бесовское искушение, с которым и надо бороться.

Протоиерей Игорь Шумилов

настоятель Воскресенской церкви д. Васильевское Рузского р-на

07.03.2017 09:52

Все эти цифры хорошо известны любому приходскому священнику - незачем даже и деньги на опрос тратить. Христиан у нас 2 - 3 процента, вот они и живут по церковным установлениям. Причащаются, исповедуются, молятся, постятся... Так было, есть и будет. Когда Господа спросили много ли спасающихся, Он ответил: "подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти, и не возмогут. Когда хозяин дома встанет и затворит двери, тогда вы, стоя вне, станете стучать в двери и говорить: Господи! Господи! отвори нам; но Он скажет вам в ответ: не знаю вас, откуда вы. Тогда станете говорить: мы ели и пили пред Тобою, и на улицах наших учил Ты. Но Он скажет: говорю вам: не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня все делатели неправды." (Лук.13:24-27) "Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их." (Матф.7:13,14)

Но Господь не говорит о процентах. Вообще христианину незачем думать сколько людей будет, а сколько не будет соблюдать пост. Господь нас учит, что пост - дело тайное, совсем не публичное. Мы постимся не за компанию, а ради стяжания благодати Святого Духа. Так что если на Земле останется всего один христианин, он всё равно будет соблюдать пост.

Что касается "пересмотра установлений Церкви", то опять же давно известно, что менять церковную жизнь хотят люди внешние по отношению к Церкви, не любящие и не знающие её сокровенной жизни. Церковные правила и традиции (хотя конечно тут нужно отличать древние традиции, проверенные временем, от "традиций" местечковых и модернистских) выверены жизнью святых людей, и кому Церковь действительно Мать, отнюдь не спешит с лёгкостью подвергать их пересмотру, но дорожит ими.

Священник Стефан Домусчи

кандидат философских наук, кандидат богословия, доцент, заведующий кафедрой нравственного богословия Православного института св. Иоанна Богослова.

07.03.2017 09:46

Понятно, что блины печь проще, нежели от чего-то воздерживаться. Поэтому Масленицу праздновало больше людей, чем собиралось соблюдать пост.

На мой взгляд, с этой информацией можно сделать только одно – принять ее к сведению и наконец осознать реальность. Не говорить, что это не так, это неправда, а просто признать: по-настоящему церковных людей не так много. Важно также, чтобы люди отдавали себе отчет: следовать некоторым культурным стереотипам – не значит быть христианином. Но это уже совершенно другая церковная проблема.

Что касается изменений практики поста – Церковь говорит о некоей общей практике, но никто не отрицает: для того или иного человека возможны некие послабления. Прихожане их оговаривают, когда подходят на исповедь перед постом, или просто приходят побеседовать со священником. И каждый уже по-своему выстраивает пост: беременные, кормящие, учащиеся, работающие на тяжелом производстве.

Да, есть некая норма, и не секрет, что это норма старая, монашеская, сформировавшаяся в других географических, климатических, исторических и прочих условиях. Действительно, то, что тогда называлось елеем, не сравнишь с сегодняшним маслом. Да и фруктов там было гораздо больше. И постное стоило дешевле, чем скоромное. Я думаю, со временем, как это и планировалось на предсоборных совещаниях в середине XX веке (они проходят перед Всеправославным Собором) общепринятый вариант практики поста несколько изменится в сторону большей ориентации на современные условия.

Есть люди, которых это возмущает, они считают, что нельзя ничего трогать, ибо это приведет к разрушению всего остального. Есть и те, кто полагает: относиться к постящимся нужно снисходительно, и Церковь должна считаться с условиями, в которых люди живут. Думаю, в итоге мы все-таки придем к некоему общему варианту поста с учетом современных трудностей, при котором акцент будет сделан на духовном содержании, духовных подвигах, а не только на еде.

Игумен Серапион (Митько)

заместитель председателя Синодального миссионерского отдела, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви.

07.03.2017 09:44

Опрашивающие исходили из представления о посте, которое содержится в Типиконе – а это очень строгие правила, разработанные для монашествующих, и очень давно - в ту древнюю великую эпоху аскеза достигала недоступных для многих вершин. Церковь всегда настаивала на сохранении строгого учения о посте, и, хотя в последние десятилетия вопрос об изменении правил поста постоянно поднимается во вселенском православии, пока никакие изменения не внесены.

Даже в дореволюционной России мы видим различные практики поста. Если мы прочтем «Лето господне» Ивана Шмелева, увидим: уже после первой седмицы герои повествования посещают в Москве так называемый Грибной рынок, и среди прочего многие покупают рыбу, которая в пост разрешается два раза. Соответственно, до революции даже практикующие православные определяли меру поста различными способами, а Церковь, сохраняя строгое учение о посте, всегда адаптирует эти требования к особенностям конкретного человека. Есть люди, которым из-за тяжелой работы необходим другой режим питания. Или люди, которые по состоянию здоровья не могут поститься без риска здоровью и даже жизни. А цель поста - не утрата здоровья. В моей практике часто тяжелобольные люди обращались с вопросом, как им поститься. Среди них были такие, кто десятилетиями строго соблюдал пост, и, вступив в преклонный возраст, они не радовались тому, что состояние здоровья мешает им поститься, а напротив, страдали от этого.

Но и когда по медицинским показаниям нельзя воздерживаться от некоторых видов скоромной пищи, пост должен соблюдаться в другой форме. Например, человек, которому необходимо потреблять молочное, должен определить для себя какой-то вид любимой пищи, - быть может, даже постной, - и воздерживаться от нее. Есть люди, которым легко прожить без молочных продуктов, но трудно без картошки, и для них воздержание от нее будет более строгой практикой поста, нежели воздержание от мяса или молока. Нет оснований отказываться от поста вообще, но в тех или иных случаях, если человек не может соблюдать пост, он должен консультироваться с духовником.

То же касается и детей. Есть люди, которые считают, что дети должны получать скоромную пищу. Я не буду с ними спорить, но даже в этом случае можно ограничить употребление некоторых продуктов, чтобы ребенок сознавал: пост - это особенное время.

Католическая Церковь в большинстве стран отказалась от практики поста, которая существовала на протяжении столетий. В частности, Второй Ватиканский Собор в качестве постных дней определял первый день поста и страстную пятницу как обязательные дни, и фактически это воздержание только от мяса и ограничение количества трапез в день. В остальное время пост «желателен».

В условиях тотальной секуляризации, дехристинизации, которая затронула все страны, - и, к сожалению, и нашу страну, - процент желающих соблюдать пост и соблюдающих его даже неожиданно высок. Некоторые социологи религии оценивают их как признак нецерковности нашего общества, но нужно посмотреть на это иначе. Не так много времени прошло с тех пор, как Церковь обрела свободу и возможность проповедовать, и все-таки пост стал неотъемлемой частью нашей жизни. Об этом, в том числе, свидетельствует наличие постного в меню в большинстве кафе и других учреждениях общественного питания. С каждым годом количество таких учреждений растет.

Я полагаю, что трудности в соблюдении поста сопряжены с целым рядом аспектов. Но прежде всего, многие еще помнят времена Советского Союза, когда продукты были дефицитом, а также 90-е годы, когда многие едва ли не голодали. Да и сейчас питание многих трудно назвать полноценным. Поэтому у наших сограждан есть некая психологическая зависимость от определенных видов пищи, ее можно назвать «синдром колбасы».

Другой момент заключается в неправильном понимании самого поста. Пост - это не какая-то трудная обязанность, это вообще не обязанность, а возможность – например, саморазвития, которое в Православной Церкви осуществляется через покаяние, и постная пища - лишь одно из средств этого духовного пути. Важнейший элемент поста – покаяние, причащение Святых Христовых Таин, посещение великопостных богослужений, которые формируют покаянное, самоуглубленное состояние души. Вот если бы человек на первой седмице поста, которая только что закончилось, посещал хотя бы самые основные богослужения (покаянный канон Святого Андрея Критского), причащался бы за Литургией Преосвященных Даров… Мне трудно представить, что, помолившись во время канона Андрея Критского, кто-то захочет есть скоромную пищу. Само богослужение Великого поста настраивает на определенный образ жизни, который исключает чревоугодие.

А когда многие считают, что главное в посте – не есть мясо, молоко и рыбу, при этом они не посещают богослужения, - конечно, поститься, соблюдать эти требования, трудно. Из своего опыта трудного поста они делают вывод, что им поститься невозможно. Это искушения, которые подстерегают каждого, встающего на путь покаяния.

Так что в самом вопросе социологов неверный посыл. Они понимают пост не так, как его понимает Церковь. Когда сотрудники «Левада-центра» спрашивают: «Будете ли вы поститься», они имеют в виду: «Будете ли вы питаться определенным образом». Этот вопрос не отражает сути поста. Поэтому не только всем нам, но и социологам, нужно совершенствовать свое знание о посте и практику поста.

Протоиерей Александр Ильяшенко

настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской

07.03.2017 09:44

Очень интересные исследования. Мне кажется, подобные надо проводить и впредь. Но я сразу хочу начать с парадоксального утверждения, которое принадлежит великому Святому Отцу древности, преподобному Иоанну Дамаскину. Он говорит, что если бы в посте дело заключалось только в еде, святыми были бы коровы.

Великий пост – это комплекс церковных глубоких духовных традиций, связанных, прежде всего, с богослужением. Все установления Великого поста имеют свой смысл. Если человек регулярно ходит на богослужения, он погружается в духовную покаянную атмосферу, которая сопровождает великопостное церковное богослужение. 2% опрошенных, которые сказали, что готовы выполнять все установления поста, видимо, и есть те, кто регулярно посещает великопостные богослужения, это прихожане определенных храмов. Они могут сознательно, с пользой для своей души, проходить путь Великого поста. Все остальные, пытающиеся соблюдать пост хотя бы в чем-то, поступают правильно, их можно только поблагодарить и приветствовать это, но также посоветовать им усилить свое церковное благочестие, и постом чаще посещать богослужения. Это поможет соблюдать пост.

А пересматривать положения поста, думаю, нет необходимости. Людям, которые напряженно трудятся, живут в современном ритме, и, действительно, едят еду, не для них и не ими приготовленную, конечно, нужно давать послабления. Причем в уставе оговаривается, что человек, находящийся в пути, не должен выполнять пост во всей его строгости. Современные городские расстояния огромны, и, конечно, можно считать: человек находится в пути. Он не может выбирать еду, а должен брать то, что ему предлагается. Но, кстати говоря, сейчас во многих кафе предлагается постный стол – можно даже в еде в какой-то мере соблюдать пост, не слишком сильно от него отклоняться.

Но, повторюсь, пост достигает своей цели и становится гармоничным при условии, что те, кто готов его исполнять, регулярно посещают великопостные церковные богослужения. Таким людям соблюдать пост гораздо легче.

Иерей Николай Святченко

Председатель Отдела по миссионерской и молодежной работе Гатчинской епархии РПЦ

07.03.2017 09:22

В православном понимании пост - время, когда человек добровольно воздерживается физически и духовно. Каждый человек, посоветовавшись со священником, своим духовником, может установить свою меру воздержания.

Однако важно подходить к посту разумно, чтобы это не стало вредным или даже опасным. Например, поститься людям с заболеваниями желудочно-кишечного тракта просто опасно. Поэтому здесь и происходит разделение в зависимости от того, где люди работают, в каких климатических условиях живут. Каждому предлагаются конкретные ситуации.

При этом нужно помнить: пост - дело индивидуальное, это не дань моде. Человек постится ради Господа, он совершенствуется. Поэтому важно избежать крайностей и фарисейства - о чем часто говорят священники в проповедях. Если человек в это время испытывает по отношению к кому-либо агрессию, ненависть, пост «обнуляется».

Очень важно не превращать пост в диету. Мы советуем, чтобы во время поста было не только физическое воздержание, но и душевное. Например, можно воздерживаться от прослушивания любимой светской музыки, чтения книг, и посвящать это время чтению духовной литературы, усилить молитвенное правило, стараться чаще бывать в храме на великопостном богослужении. То есть Великий пост должен восприниматься полноценно, а не однобоко, как некая диета.

Священник Петр Коломейцев

декан психологического факультета Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета

07.03.2017 09:19

Главное в пост – не есть друг друга. Цель поста выражена в молитве Ефрема Сирина: «Господи и Владыко живота моего,
Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми.
Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви даруй ми, рабу Твоему.
Ей, Господи, Царю!
Даруй ми зрети моя прегрешения,
И не осуждати брата моего…»

Все остальное, в общем-то, средства для достижения этой цели, и они применяются по необходимости. Ясно, что маленькие дети и больные от пищевого поста освобождаются. Вообще Церковь всегда настаивала, что пост - главным образом, духовное упражнение, а пищевое воздержание – средство, чтобы помочь этому. И в Церкви нет никаких строгих мер, дабы принудить людей соблюдать пищевой пост. Это дело добровольное, человек должен поститься с радостью. Самое главное - то, к чему он приходит в результате поста.

Конечно, в первую очередь пост предлагает избавиться от того, что не нужно, вредно. Многие стараются бросить курить, отказаться от привычки употреблять алкоголь. Потом идет следующая ступенька – отказ от излишеств, излишней роскоши, размышления о ближних. Если пищевой пост становится своего рода гурманством, люди едят формально постные, но изысканные, неприлично дорогие блюда, - мне кажется, этим смысл поста тоже нарушается.

Когда я учился в семинарии, самыми строгими были три недели поста. Первая, Крестопоклонная и последняя, Страстная. А в остальные недели даже нам, семинаристам, давали по субботним и воскресным дням рыбу. И, например, в Троице-Сергиевой лавре для паломников в остальные недели поста тоже есть какие-то послабления. Строгое соблюдение поста по монашеским уставам – в общем-то, дело монахов. А людей, занятых на тяжелом производстве, испытывающих большие физические нагрузки, или наоборот, с некрепким здоровьем, конечно, никто не будет заставлять строго поститься.

Поэтому как такового пересмотра норм поста не требуется – это всегда была очень гибкая практика. Каждый со своим духовным отцом может этот вопрос решить, посоветоваться, что нужно для духовного упражнения – например, усилить молитвенное правило, почитать какую-то душеполезную литературу, совершить богоугодное дело.

Священник Андрей Постернак

Директор Традиционной гимназии, кандидат исторических наук

07.03.2017 09:15

Результаты социологических опросов вполне вписываются в общую картину современной российской жизни. Практикующих церковных людей во всем мире всегда будет меньшинство, так что даже 5% людей от общего населения, которые ведут настоящую церковную жизнь - это очень даже неплохо, как и то, что треть опрошенных готовы соблюдать пост хоть как-то.

Современный человек вообще не хочет себя ограничивать – не только питание, но и воспитание, образование, культура нацелены на то, чтобы человек максимально следовал своим собственным желаниям, а не учился ограничивать себя и уступать другим. И в этом выражается эгоизм нынешней цивилизации: человек не хочет менять образ жизни, ссылаясь на «современный темп».

Но это разговоры из разряда, что вода раньше была слаще, а вода мокрее. Жизнь всегда была сложной. Вопрос не во внешних условиях, под которые надо подстраиваться, а в том, как люди себя ощущают.

Смысл поста в том, чтобы человек мог чего-то достичь внутри себя. Это возможно, когда он относится к посту не формально, а действительно хочет приблизиться к Богу, очистить сердце и душу. К сожалению, для многих людей это оказывается чем-то абстрактным и далеким. Им проще соблюдать практические предписания – «это не ешь, туда не ходи» - то, что они могут почувствовать и осознать на материальном уровне. Это проще, чем духовная жизнь, которая кажется далекой и странной. Поэтому блины и увеселительные мероприятия привлекают большее количество людей.

Но когда человек поймет, в чем смысл жизни, он сможет измениться. И внешние предписания будут тогда полезны и нужны. Ведь сама по себе постная пища человека лучше не сделает, если он так и остается злым, загнанным и недобрым. Мы помним Гитлера, который был вегетарианцем. А когда человек понимает суть, тогда и внешняя жизнь выстроится должным образом.

Ирина Дергачева

доктор филологических наук, и.о. декана факультета иностранных языков, профессор кафедры лингвистики и межкультурной коммуникации Московского городского психолого-педагогического университета

07.03.2017 09:14

Статистика ужасающая, - поскольку эти данные отражают не только информацию о несоблюдении Великого поста, а о состоянии умов. Как раз недавно на заседании Общества русской словесности обсуждали катастрофическую ситуацию среди молодежи, которая совсем не знает ни классики, ни истории – а наша задача их ей вернуть. Самое страшное, когда уходим от исторических духовных традиций. Тут надо очень осторожно, не навязывая православие как религию, но как систему этических норм, все-таки внедрять эти знания не только в умы, но и в сердца людей.

Вот на Масленицу все хотят поучаствовать в массовых гуляниях, никто не забудет напечь блинов, сходить в гости. А это же древняя фольклорная традиция проводов зимы. Позже она переросла в соответствии с церковным календарем в мясопустную неделю, которая идет перед Великим постом, когда уже нельзя кушать мясо, но можно все остальное. Так вот почему-то традицию о широких гуляниях и угощениях помнят, а что такое Великий пост – нет. Некоторые вообще пост воспринимают как диету.

Мне кажется, у людей со специальным образованием и у таких вузов, как Православный Свято-Тихоновский университет, должна быть миссия: объяснять людям подвиг Христа, систему морально-этических норм, то есть заповедей. Мы много говорим о том, как сделать людей граждански ответственными, как сократить количество разводов, абортов, брошенных детей. Мне кажется, выход именно в обучении христианским нормам, - ведь у нас большинство относит себя к православным. Если люди будет знать эти нормы, то не будет разговоров о соблюдении поста как диеты или наоборот, как было у фарисеев, о чрезмерном соблюдении традиций без добрых дел. Ведь пост – это аскетизм, чтобы задуматься о вечных ценностях, а не просто отказать себе в любимой еде или развлечениях.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Депутат Виталий Милонов ЕР внес в Госдуму законопроект, предлагающий установить уголовную ответственность за незаконное занятие народной медициной и осуществление оккультно-магической деятельности с максимальным наказанием до 5 лет лишения свободы, если результатом такой деятельности стала смерть человека.