"Свидетели Иеговы" - опухоль, но не злокачественная: Священнослужители о запрете организации

03.04.2017 10:12


Минюст приостановил деятельность управленческого центра «Свидетелей Иеговы». Головная организация религиозного движения, управляющая всеми его филиалами в России, была внесена в список экстремистских организаций Минюста. Окончательное решение о том, запрещать ли работу «Свидетелей Иеговы» в России, Верховный суд примет 5 апреля.

Известный православный публицист Сергей Худиев по этому поводу пишет: «Действительно, учение «Свидетелей Иеговы» — тяжелая ересь, искажающая апостольское возвещение до полной неузнаваемости... Вопрос, который ставят перед нами действия Минюста, состоит в другом. Должны ли мы приветствовать, когда государство преследует еретиков?

Ответ, который у многих из нас выскакивает «по умолчанию»: «Ну конечно! Еретики — враги истинной веры, это хорошо, что государство на них наедет. Давно пора». Опыт, однако, показывает, что ответы «по умолчанию», особенно когда они продиктованы враждебностью к кому-то, почти всегда оказываются неверными...

Преследование «Свидетелей Иеговы» порождает ряд тяжелых побочных эффектов. И первый из них — это фактическое сворачивание свободы вероисповедания. Эта свобода означает, что человек может быть еретиком — и на его отношениях с государством это не отразится никак. Государство не вмешивается в религиозную жизнь граждан. Все вольны верить или не верить, как считают правильным.

Почему такая свобода необходима? По целому ряду причин. Я начну с самой простой и грубой. Государство, которое преследует еретиков, тем самым усваивает себе полномочия решать, кто тут еретик. Многие православные мученики пострадали от христианских императоров Восточной Римской империи, когда императоры — обычно по своим политическим соображениям — решали поддержать ересь.

Да, сегодня сложились вполне благожелательные отношения между Церковью и государством. Подобно тому, как у Иосифа были отличные отношения с фараоном. Но потом «восстал другой царь, который не знал Иосифа», и народ Божий столкнулся с преследованиями. Там, где безопасность Церкви зависит от личной благожелательности могущественных лиц, все может перемениться самым внезапным образом. Приписать «экстремизм» Церкви можно ровно с тем же успехом, что и ереси. Церковь решительно настаивает на уникальной истинности своего учения, критикует другие учения как ошибочные, поддерживает практики, которые можно объявить «экстремистскими» — например, монашество. Стоит противникам проявить совсем чуть-чуть изобретательности, и мы услышим, что Церковь угрожает жизни и здоровью своих членов — например, восхваляя женщин, которые не стали делать аборт по медицинским показаниям. А уж найти какие-то отдельные случаи глупостей или злоупотреблений — вроде какого-нибудь старца, который «не благословляет» операцию или химиотерапию, всегда можно, как можно и раскрутить их в ходе медийной кампании. Механизмы недобросовестной полемики, увы, уже отработаны…

Как и механизмы юридического преследования — мы все с верой в уникальность Христа тут экстремисты, и нас не привлекают только потому, что сейчас у нас хорошие отношения с государством. Но это сейчас. Нет никакой гарантии, что это не изменится. Поэтому очень важно отстаивать свободу совести — никого нельзя преследовать за его религию. Никому нельзя запрещать верить так, как он считает правильным. Церковь будет находиться в наибольшей безопасности — и в наилучших условиях для своего служения, когда в обществе и законодательстве будет прочно укоренен принцип религиозной свободы.

Второе — размывание понятия «экстремизм» само по себе опасно. Мне ничего не известно о совершенных СИ терактах или организованных ими мятежах; ни в каком насилии, которое требовало бы пресечения со стороны государства, они замечены не были. Если можно объявить «экстремистом» человека, который и не помышляет ни о каких злодействах и мятежах, а просто имеет странные богословские воззрения, то само понятие «экстремизма» становится универсальным кистенем, которым можно прибить кого угодно…

Человеческая совесть принадлежит Богу, а не государству. Человек отвечает за свою веру (или неверие) перед Богом. Заблуждается ли он — перед Богом заблуждается. Исправляется ли — перед Богом исправляется. Его вера — предмет таинственного промышления Божия, того пути, которым Бог ведет именно эту душу, и здесь появление жандарма с указаниями «ты должен верить не так, а иначе» просто чудовищно неуместно...

«Свидетели Иеговы» — люди, несомненно, заблуждающиеся. И их деятельность — вызов для Церкви. Но правильная реакция на этот вызов — не в том, чтобы радоваться, что на них наедет государство. Правильная реакция в том, чтобы знать священное Писание и учение Церкви, и быть готовыми мягко объяснить людям, в чем именно они заблуждаются — и почему Церковь права. И, что не менее важно, являть в своей жизни те плоды Святого Духа, о которых говорит Апостол: «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера».

«Согласны ли вы с Сергеем Худиевым? Одобряете ли запрет деятельности «Свидетелей Иеговы»?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям.

Протоиерей Александр Добросельский

кандидат педагогических наук, заведующий кафедрой общенаучных дисциплин Рязанской православной духовной семинарии, доцент кафедры теологии Рязанского государственного университета имени С. А. Есенина

03.04.2017 10:44

«Свидетели Иеговы» – организация вредная и подобна опухоли, - но это опухоль не церковного организма. Внешнего вреда Церкви она также причинить не может, так как её примитивное богословие не выдерживает никакой критики.

Сказать, что, если бы не было этой организации, то ее нынешние адепты пришли бы в Церковь, мы тоже не можем, так как они живут не верой во Христа Бога, но в своего оригинального бога и не Ветхого, и не Нового Завета, и мотивы прихода в эту организацию - не христианские, зачастую - через соблазн.

Так что, будучи чуждой и враждебной любому государству по своей догматике, это опухоль организма государственного. Государству и решать вопрос об её удалении. Но мне лично кажется, что опухоль эта на данный момент не злокачественная, то есть не угрожающая государству, а, удаляя таковые, необходимо соизмеряться с наносимым при этом организму вредом.

Протоиерей Александр Кузин

клирик храма Космы и Дамиана в Шубине

03.04.2017 10:42

Государство, как в царские времена, так и сейчас, преследует не за ересь, а за антигосударственную деятельность, которой занимаются эти люди. По странному совпадению они одновременно еще и еретики. Так что рассуждения на эту тему просто досужие, ведь мы забываем о главном: бороться с антигосударственной деятельностью – это обязанность именно государства.

Что касается свободы совести и вероисповедания, то у нас в стране свободен каждый. Я не адепт и не пропагандист нынешней редакции этого закона, считаю его несовершенным, и я сталкивался с его недостатками как священник. Но он необходим в православном государстве. И нужен он хотя бы для того, чтобы наказывать людей, которые с помощью псевдорелигиозного культа ведут антигосударственную деятельность.

Так что государство обязано вникать в эти дела, отделять одно от другого – где свобода вероисповедания, а где произвол, когда, прикрываясь верой, люди занимаются антиобщественной работой. Церковь хоть и отделена от государства, но для безопасности общества с государством нужно сотрудничать. И это здравая позиция общества, которое не хочет анархии и беспорядка.

Священник Стефан Домусчи

кандидат философских наук, кандидат богословия, доцент, заведующий кафедрой нравственного богословия Православного института св. Иоанна Богослова.

03.04.2017 10:36

Хотя в древности государство иногда вмешивалось в мировоззренческие вопросы, это редко приводило к чему-то хорошему. В области веры не может действовать никакое насилие, потому что речь идет о вере. Да, в свое время был принят закон о том, что традиционные организации нужно защищать в первую очередь. И в принципе общество может само себя оградить от влияния каких-то новых нетрадиционных религиозных движений. Но рассуждать о том, кто прав в вере, а кто нет – дело верующих, а не светских структур.

Если возвращаться к древности, там был другой способ если не наказания, то решения вопроса – отлучение от общения. Когда человека называли еретиком, его отлучали от церковного общения, и все понимали – этот человек больше не христианин. Но это решение вопроса в рамках церковной жизни, а не жизни общественной.

Я согласен с Сергеем Худиевым, когда он говорит, что нельзя преследовать за мировоззрение, за идеи. Но в случае со «Свидетелями Иеговы» речь идет не только об идеях и мировоззрении. Эти люди, например, запрещают переливание крови. И не раз, когда свидетель Иеговы отказывался от переливания, он умирал. То есть фактически эти люди навязывают своим адептам отказ от традиционного медицинского вмешательства, которое может спасти жизнь. Кроме того, «Свидетели Иеговы» не питают никакого уважения к государственным, общенародным праздникам, запрещают их отмечать. Для них слова «защита своей родины» - пустой звук.

Мне кажется, организация, которая ведет себя на территории другого государства агрессивно и пользуется методами тоталитарной сеты, становится опасна не только для власти, но и всего общества. А «Свидетели Иеговы» сначала разрушают круг общения человека, запрещая общаться с «неверными», а потом держат человека в страхе, пугая, что он лишится общения вовсе, так как весь мир для него замыкается на этой организации.

Протоиерей Михаил Дудко

главный редактор газеты «Православная Москва»

03.04.2017 10:31

Запрещает деятельность свидетелей Иеговы не Православная Церковь, а государство. Вопрос: имеет ли право государство запрещать какие бы то ни было религиозные организации? Некоторые считают, что не имеет - я с этим не согласен.

На моей памяти было несколько деструктивных сект, культов, которые просто необходимо было запретить. Одна из них – секта «Аум синрике» с ее печально известным руководителем Секо Асахарой, который устроил химическую атаку в подземке Токио. Тогда погибло много людей. И такая секта не единственная. Время от времени мы узнаем: то в одном, то в другом месте земного шара происходят убийства людей на религиозной почве.

Государство должно защищать своих граждан. Дело не в религии – любая организация, которая покушается на жизнь людей, разумеется, должна быть наказана или запрещена. Насколько современное вероучение и, самое главное, практика «Свидетелей Иеговы» подходит под ту категорию, которую я обозначил, мне сказать сложно – нужно разбираться предметно. Но государство, повторюсь, должно заботиться о жизни и здоровье граждан.

Еретики ли «Свидетели Иеговы» - это другой вопрос. Конечно, я с ними не согласен, но мое несогласие не означает, что я имею право и даже намерение их на этом основании запретить.

Протоиерей Александр Куцов

настоятель храма Преображения Господня в Орске, благочинный, ректор православной гимназии

03.04.2017 10:28

Худиев прав: государство не должно преследовать еретиков по религиозным соображениям. Но дело в том, что «Свидетели Иеговы» признаны экстремисткой организацией, и ни для кого не секрет, что эту секта финансирует Запад (США). Именно благодаря сектам противоборствующая страна всеми силами пытается внедриться в наше общество, деморализовать его, внести смуту и раскол.

Поэтому совершенно право и государство: оно запрещает деятельность «Свидетелей Иеговы» не как религиозной организации, а как той, что наносит вред государственному строю России. Такие организации под видом религиозных вносят в наше общество деструктивные идеи, тем самым его раскалывая.

Государство не преследует мусульман, иудеев, православных, другие религиозные течения - до тех пор, пока они не наносят вред государственному строю. Думаю, оно совершенно справедливо усматривает в деятельности деструктивных сект антигосударственные нотки, и гонит еретиков не за их еретические мысли, а за то, что они под видом религии пытаются внести разлад в государственный строй России и представляют опасность для государства.

Иерей Святослав Шевченко

Председатель комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Благовещенской епархии

03.04.2017 10:26

Государство в любом случае должно регламентировать проповедническую деятельность, когда таковая выходит за рамки прямой деятельности той или иной религиозной организации. Мы знаем, что «Свидетели Иеговы» пристают к прохожим, ходят по квартирам, - что прямо нарушает административное законодательство. Я также знаю, что они часто привлекают к себе пенсионеров, других людей, которых нетрудно обмануть. Их деятельность носит антисоциальный характер – например, «Свидетели Иеговы» запрещают своим адептам переливать кровь по медицинским показаниям. Промывают людям мозги, а те в результате гибнут.

И тут вмешательство государства необходимо. Только оно сможет справиться с деструктивным действием тоталитарных сект, которые агрессивно себя ведут и, как правило, частично или полностью финансируются из-за рубежа. К тому же я не думаю, что Верховный суд рассматривает это дело на основе каких-то субъективных оценок. Если уж дело дошло до него, - значит, у этой организации есть проблемы с законом.

Закон для всех должен быть одинаков, и исполнять его должны все. Кстати, в некоторых странах «Свидетели Иеговы» запрещены – именно по причине нарушения законодательства.

В Послании к римлянам святого апостола Павла говорится: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое».

Так что я считаю, Сергей Худиев немного сглаживает углы.

Альбир-хазрат Крганов

Член Общественной палаты РФ, муфтий Москвы и Центрального региона России

03.04.2017 10:24

Свобода совести и вероисповедания – это наша большая демократическая ценность. Ведь мы прекрасно помним, как в советские времена власть вмешивалась в религиозные вопросы.

Традиционные религии сотрудничают с народом, а власть – это представители народа. Мы, избранные народом руководители разных религий и служб, служим российскому народу, в котором есть представители разных конфессий. Закон о свободе совести дает нам право на самоопределение, это зафиксировано в Конституции.

Но случается, что под видом религии начинают нарушать закон. Например, мы знаем, как под религиозным предлогом некоторые радикальные маргинальные группы пытаются вести военные действия.

И я уверен: если Минюст принял решение о запрете «Свидетелей Иеговых», для этого есть веские основания. Если их работа угрожает стабильности, миру в нашем обществе, - тогда, разумеется, государство в лице Минюста, который выдает документ о юридической легитимности организации, имеет право его отозвать, иначе Минюст будет отвечать за противоправную деятельность. И мы сейчас всех причин для запрета не знаем, но возможно вскоре они станут всем известны.

Исмаил-хаджи Бердиев

председатель ДУМ Карачаево-Черкесии, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа

03.04.2017 10:23

Я всегда был сторонником запрета всех сект, и не раз говорил, что нельзя им давать разрешение на работу в нашей стране. Если они христиане, то должны быть в одной Церкви с христианами, как католики и православные. А раз они не хотят быть вместе со всеми, то, значит, не должны скрывать, что «Свидетели Иеговы» - секта, а не традиционная религия.

Думаю, в таких случаях надо консультироваться с представителями основной конфессии. То есть следует спросить мнения у патриарха Кирилла: если он одобрит деятельность «Свидетелей Иеговы», пусть исповедуют. А если нет, то Минюст однозначно должен запретить их работу в нашей стране. Мнение представителей традиционных религий в этом вопросе должно быть первостепенным.

Лев Райхлин

председатель общественной организации "Еврейская национально-культурная автономия Тульской области"

03.04.2017 10:21

С одной стороны, любая религия призвана привлекать последователей - если их не будет, ее никто не будет исповедовать. Так что это естественно. С другой, представители Церкви и других традиционных конфессий по домам не ходят, а эти ходят - потому что люди не хотят к ним идти просто так. Значит, есть в этой религиозной организации что-то такое, что отпугивает людей.

Мне тоже «Свидетели Иеговы» предлагали литературу, но вели себя при этом корректно. А если они к тому же и ведут себя агрессивно, стараясь заманить людей любыми путями, - за это, конечно, следует наказывать.

Беда в том, что это не вера, а обычная секта. Там свои правила, и направлены они на разрушение человеческой личности – это еще в лучшем случае. Например, и у православных, и у евреев во время поста в случае болезни разрешается послабление в пище. А «Свидетели Иеговы» запрещают даже переливание крови. Разве так можно?

А если они к тому же занимаются экстремисткой деятельностью, государство просто обязано защищать себя и своих граждан - на то оно и государство. Эти люди находятся на территории нашей страны, и обязаны вести себя в соответствии с принятыми здесь законами.

Виктор Лега

зав. кафедрами философии, основного богословия и апологетики Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

03.04.2017 10:16

Увы, да, я вынужден согласиться с аргументами Худиева. Если пойти по этому пути, можно наломать дров, потому что действительно религиозная организация существует в другом поле, - в духовном, где не могут действовать ни чиновники, ни юристы.

Задача государства и органов госнадзора - следить за исполнением законов. Если организация или человек нарушают закон, то, безусловно, должно быть применено наказание. По закону о свободе совести у нас вроде как есть возможность исповедовать любую религию или не исповедовать никакой.

Конечно, «Свидетели Иеговы» - это ошибочная религия. Но я с сожалением должен признать, что они будут говорить так же о моей православной вере. Да, я знаю, что они навязываются, лишают человека свободы, что их можно подвести под действие закона об экстремизме, потому что фактически они заставляют человека принять их веру. Но действительно ли это экстремизм? Прав Худиев: они никого не взрывали, никому ничем не угрожали, кроме угрозы страшных мук в загробном мире. Поэтому борьба с ними должна вестись, но в ином формате. И Русская Православная Церковь ведет с ними полемику, борьбу в духовном плане.

А последствия такого шага со стороны государства нетрудно предсказать. Начнутся упреки в преследовании за религию, упреки в сращивании государства и православной Церкви, упреки Церкви, что она использует нечестные методы борьбы с другими течениями, задействовав государство.

Так что я это решение Минюста не приветствую.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Минобразования разработало вариант учебного плана, где конкретизирована возможность изучения государственных языков республик добровольно, на основе письменного согласия родителей учащихся, в пределах до двух часов в неделю

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".

Первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера (Тюменская область). Глава города Тюмени (1996-2006). Член ЕР