Преступления, совершаемые людьми в погонах с использованием своего служебного положения, должны приравниваться к госизмене

Все опубликованные материалы об Иване Голунове свидетельствуют о множестве допущенных отступлений от действующего уголовно-процессуального законодательства

Гуманизация уголовного законодательства не может быть безбрежной: парламентарии о поправках Минюста

12.05.2017 17:18


Минюст разработал поправки к УК РФ, которые позволят заключенному, отсидевшему в тюрьме часть срока, заменить пребывание в колонии на "принудительные работы" в исправительных центрах. Послабление коснется тех, кто был осужден за преступления небольшой и средней тяжести или за тяжкое преступление, совершенное впервые. Такие поправки к Уголовному кодексу разработали в министерстве юстиции, пишет "Коммерсант".

Осужденные на принудительные работы будут отбывать наказание не в традиционных колониях, а в специальных учреждениях - исправительных центрах - учреждениях изолированных, но, в отличие от тюрьмы, организованных как общежития. У заключенных здесь есть право свободного хождения по зданию и прилегающей территории, а также беспрепятственный доступ к мобильным телефонам.

Необходимость смягчения наказания в Минюсте связывают с "созданием новых альтернативных возможностей ресоциализации осужденных, твердо вставших на путь исправления" с возможностью последующего условно-досрочного освобождения.

В думском комитете по госстроительству одобряют намерение Минюста, поскольку оно вписывается в тенденцию гуманизации уголовного законодательства, чем законодатели занялись в 2010–2011 годах при президенте Дмитрии Медведеве.

"Должна приветствоваться любая инициатива, которая заменяет лишение свободы альтернативным видом наказания",— заявил “Ъ” глава комитета единоросс Павел Крашенинников.

Правозащитники тоже признают в этом "позитивный шаг", но считают его "очень скромным", отмечает "Коммерсант".

Корреспондент Regions.ru обратился к парламентариям с вопросами: Как вы прокомментируете предложенные поправки? Что вы думаете о гуманизации уголовного законодательства? Разделяете ли позицию правозащитников, что сам по себе этот "шаг позитивный, но очень скромный"?

Евгений Серебренников

1-й зампред Комитета СФ по обороне и безопасности (Республика Хакасия). Член ЕР. Заместитель министра МЧС РФ (2002-2006)

12.05.2017 18:22

Правозащитники, конечно, помогают нашей стране, выбравшей курс на демократизацию. Они, в частности, постоянно напоминают о Конституции, которой надо следовать, о существовании прав человека, которые надо соблюдать.

Другое дело, зачастую правозащитники в погоне за демократией забывают про обязанности граждан, отметая необходимость порядка. Они также, к сожалению, забывают про права тех людей, которые подвергаются насилию.

Инициативу же Минюста я в принципе поддерживаю. Правильно, что для заключенных появляется возможность несколько лет до выхода на свободу провести не в тюремных стенах, а в напоминающих нормальную жизнь местах. Думаю, это поможет им быстрее адаптироваться в обществе, исключив возврат в места лишения свободы.

Верно, что такое послабление идет для ограниченного круга заключенных, то есть предполагается применение избирательного подхода.

Правда, надо предупредить все возможные злоупотребления с началом появления исправительных центров. Думаю, во время первого и второго чтений данного законопроекта «лазейки» будут закрыты.

Алексей Александров

Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству (Калужская обл). Член ЕР

12.05.2017 17:53

Полностью поддерживаю предложение Минюста. И то, что правозащитники назвали этот шаг «очень скромным», мне очень странно. Они что же, совсем всех хотят освободить от наказаний?!

Вообще я за умную гуманизацию уголовной политики. На мой взгляд, необходимо предельно смягчить уголовную ответственность и предельно усилить административную. Кроме того, я выступаю за снижение максимально допустимого срока лишения свободы с нынешних 25 лет до 10. Пожизненное заключение, естественно, оставить.

Нет смысла 25 лет держать человека в тюрьме. 10 лет – это чрезвычайно страшное наказание, потому после 10 лет заключения его надо либо убить, либо изначально ему надо было дать пожизненное, потому что пожизненное – тоже смерть, только медленная.

А еще надо ввести понятия «злодеяние» и «каторжные работы». Эту идею я уже не раз высказывал, за что либералы даже грозились меня самого отправить в кандалах на каторгу. Поясню еще раз. Известно, преступления по теории уголовного права делятся по степени на небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие. Я предлагаю дополнить этот список понятием «злодеяние», что означает, по сути, сверхтяжкое преступление – это когда совершено что-то немыслимое, какие-то зашкаливающие вещи, преступление практически против бога. Потому это уже не уровень преступления, это именно злодеяние, то есть только злодеи могли решиться на, к примеру, теракт в Беслане. Кстати, после той ужасной трагедии многие люди говорили, что сомневаются, что пойманного террориста Кулаева (его приговорили к пожизненному заключению) родила мать, так как таких злодеев может рожать только дьявол. Понятие «злодеяние» помимо террористов должно распространяться на серийных убийц, а также совершающих какие-то несусветные жестокости, зверства. Таких надо наказывать пожизненным лишением свободы, которое включало бы в себя каторжные работы.

Пожизненное заключение должно быть карой, наказание же должно длиться не больше 10 лет лишения свободы. То есть тем самым я предлагаю усилить пожизненное лишение свободы, исключив для заключенного любую переписку, получение любой информации с воли, любых посылок, передач, исключив всякие свидания. Кроме того, у заключенного не должно быть никаких надежд на освобождение, на помилование. То есть этот человек просто умирает для общества, его нет, хотя физически он где-то жив, но на самом деле уже умер. Это кара, потому что он совершил злодейство.

Гаджимет Сафаралиев

Член комитета Госдумы по образованию и науке, фракция «Единая Россия»

12.05.2017 17:29

То, что предлагаемые поправки являются шагом позитивным – это однозначно. Ну а насчет его скромности я бы говорить не спешил. Давайте сперва с чего-то начнем, а дальше практика покажет, как нам развиваться в этом направлении.

Помню, в советские времена у нас была даже целая отрасль промышленности, которая работала в системе ФСИН. Руками заключенных выпускалось очень много разной продукции, и это было экономически рентабельно. А потом в какой-то период от этой практики отказались. Поэтому в плане возрождения системы широкого привлечения осужденных к труду инициатива Минюста, безусловно, позитивная. Пускай в таких исправительных центрах действительно работают те, кто при отбывании наказания заслуживает если не условно-досрочного освобождения, то определенного послабления. Причем, их труд надо использовать так, чтобы они не просто забивали гвоздики в деревяшки, а производили какую-то вполне реальную продукцию.

Я также думаю, что министерство выступило с такой инициативой, опираясь и на международный опыт. В ряде стран осужденные не только работают в подобных центрах, но и получают возможность выхода в город в определенное время – естественно, при наличии реальной системы контроля за их передвижением.

Сам факт, что перед выходом на свободу люди оказываются уже совсем в других условиях, близких к социализации, имеет положительное значение. Если мы хотим сохранить этих людей для общества, им надо создавать среду, которая поможет им быстро и безболезненно адаптироваться в обществе. Если этого не будет, мы будем постоянно сталкиваться с рецидивами со стороны тех, кто возвращается из мест заключения.

Михаил Емельянов

1-й зампред комитета ГД по государственному строительству и законодательству, фракция «Справедливая Россия»

12.05.2017 17:26

В принципе, я поддерживаю эту инициативу, но только в отношении преступлений малозначительных, небольшой тяжести. В отношении тяжких преступлений, даже если они совершены впервые, предлагаемый вариант отбывания наказания не очень уместен. Все-таки мы не должны забывать и о правах потерпевших, о необходимости тяжести наказания за тяжкие преступления, об общей превенции и о прочих обычных истинах уголовного права и природы уголовного наказания.

А что касается преступлений небольшой и средней тяжести, то схему, предлагаемую Минюстом, применять вполне возможно.

Таким образом, в отличие от правозащитников, я считаю эту инициативу шагом позитивным, но слишком широким. А правозащитники просто традиционно привыкли подвергать сомнениям нашего уголовное законодательство, бесконечно выступать с предложениями по смягчению наказаний, и т.д. Но мы не должны забывать и о другой стороне медали. Гуманизация уголовного законодательства нужна, но она не может быть безбрежной, поскольку безбрежная гуманизация переходит в нарушение прав потерпевших.

Михаил Щапов

Член комитета ГД по бюджету и налогам, фракция КПРФ

12.05.2017 17:24

У нас очень репрессивная по отношению к людям система. Поэтому любые изменения законодательства, направленные на гуманизацию уголовного законодательства можно только приветствовать.

Однако в этих поправках есть некоторое лукавство. Сначала людей сажают за кражу буханки хлеба, а то и просто по сомнительному поводу. Примеров несправедливо и незаконно осужденных у нас масса, случаев, когда люди получают сроки за совершенно не представляющие для общества деяния - тоже. 99% приговоров в России обвинительные. А потом, набив учреждения исправительной системы такими несчастными, мы начинаем их отпускать по УДО в исправительные центры за то, что они встали на пусть исправления. Может тогда просто не сажать по любому поводу? Тогда и в тюрьмах останутся действительно опасные для общества элементы, и никакая гуманизация уголовного законодательства не понадобится, не нужны будут исправительные центры и прочие косметические меры.

Человек совершил действительно опасное преступление, его вина была доказана, он получил срок, если встал на путь исправления, его выпустили по УДО со всеми последующими мерами контроля. Если не исправляется, то сидит дальше, как опасный для общества элемент.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter
Парламентарии комментируют

Дивиденды и заработные платы в госкорпорациях просто сумасшедшие. К примеру, раньше в СССР министр путей сообщения получал по тем деньгам порядка 800 рублей в месяц, и ему хватало. А сегодня руководители и топ-менеджеры госкорпораций получают миллионы и миллиарды, а толку от этого действительно нет, эффективности никакой

Ко всем обвинениям, которые звучат в адрес экс-президента, в первую очередь, следует отнести развязывание войны против народа Донбасса и многочисленные жертвы среди жителей на Юго-Востоке. Киев начал эту войну и только готовность к прямым переговорам с ДНР и ЛНР, а также выполнение руководством Украины Минских соглашений смогут остановить кровопролитие

Ошибки правоохранителей и следователей бывают не только в нашей стране – такое по всему миру происходит. Но бороться с этим, конечно же, необходимо. Уже давно надо было предусмотреть определенную ответственность работников правоохранительной системы за подобные ситуации. Порой бывает такое, что хоть и не без суда и следствия, но человека могут, не разобравшись задержать, увезти, продержать его два дня