Решение вопроса требует политической реформы: Парламентарии о неудаче деофшоризации

07.06.2017 16:43


Неудача деофшоризации – это уже второе налоговое фиаско российских властей после попытки зарегистрировать «самозанятых» репетиторов, нянь и сиделок. Часть самых богатых россиян перестала быть налоговыми резидентами страны, чтобы избежать последствий принятого в 2014 году закона, по которому они должны декларировать свои офшорные активы, сказали Reuters бизнесмены о практике, которая могла бы утаивать активы на миллиарды долларов от российских налоговиков, пишет Иносми.

«Целый сегмент российских крупных активов находится теперь в руках нового класса предпринимателей-полуизгнанников, которые сохранили плацдарм дома, но находятся вне налоговой системы для резидентов, так как проводят в стране менее 183 дней в году», – сообщило вчера Reuters.

Так по данным адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», которое опросило почти 300 состоятельных россиян, 40% бенефициаров контролируемых иностранных компаний (КИК) решили отказаться от статуса российского налогового резидента и еще 9% перевели активы на родственников-нерезидентов.

«Первое, о чем говорят предприниматели, – это большое чувство недоверия. Недоверие ко всему, недоверие друг к другу, недоверие к государству», – сказал ректор московской школы «Сколково» Андрей Шаронов.

«Бизнес в России традиционно является очень рискованной деятельностью из-за ненадежности институтов правозащиты, – сказал «НГ» ведущий аналитик компании TeleTrade Марк Гойхман. – Это относится в равной мере ко всем уровням предпринимательства – от индивидуального до крупных олигархических структур. В восприятии бизнесменов государство выступает в качестве одной из основных опасностей для бизнеса. Судебная система часто необъективна, когда речь идет о спорах с участием госорганов. Кроме того, происходит и нездоровая конкурентная борьба между предпринимателями с использованием различных государственных структур. Поэтому в данной среде укоренилось недоверие к государству. Ему способствует и наращивание административного давления в условиях кризиса и сокращения доходов бюджета».

Бизнес-омбудсмен Борис Титов признает, что результат амнистии капиталов действительно оказался очень незначительным по сравнению с потенциалом.

«По экспертным оценкам, за год в ФНС поступило 5–10 тыс. деклараций. Практически все они касались только наличия у заявителей иностранных валютных счетов. Все прочие иностранные активы россиян как были в тени, так там и остались, весь офшорный бизнес как был, так и остался в офшорах, – сказал «НГ» Титов.

Антиофшорное и валютное законодательства в России сегодня слишком жесткие, и бизнесмены, поставленные перед выбором: «раскрыться» перед государством или уйти в тень еще глубже, предпочитают второй вариант».

Вместе с тем Борис Титов считает, что, несмотря на провал амнистии, есть еще шанс исправить ситуацию. «Нужно, пока не поздно, ослабить нажим, ограничить сферу применения закона о КИК, признавать контролируемыми только те иностранные компании, которые получают доходы от подконтрольных структур на территории РФ, и не облагать российским налогом доходы, полученные за рубежом».

Как бы вы прокомментировали ситуацию с деофшоризацией, что вы думаете о мнении экспертов, что основная проблема это недоверие к государству и ненадежность институтов правозащиты. Что поможет исправить ситуацию? – с такими вопросами Regions.ru обратилось к парламентариям.

Сергей Лисовский

1-й зампред Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу (Курганская обл). Член ЕР

07.06.2017 17:19

Программа деофшоризации все-таки помогла легализовать капиталы. У нас же дошло до того, что даже госкомпании работали через офшоры! И то, что они теперь вернулись в налоговое поле России, - это огромный плюс. Через закон о деофшоризации удалось добиться также, что компании, учредители которых зарегистрированы в офшорах, теперь не могут пользоваться господдержкой. Если взять, к примеру, сельское хозяйство, то там все крупные агрохолдинги были созданы офшорными компаниями – сейчас же все вернулись на площадку России.

Так что закон сработал, и программа деофширизации никакая не провальная. Да, 20-30 наших миллардеров нашли способ уйти от уплаты налогов, однако изначально было понятно, что одним таким законом эту проблему не решить. Надо было действовать иначе, как в той же Великобритании и как было в Германии до 1982 года, где запрещалось вывозить прибыль. Там те, кто инвестирует прибыль в стране, налог на прибыль не платит вовсе или платит какие-то копейки. Если же вывозишь – будь добр, плати 50%! Когда так сделают у нас, это будет стимулировать оставлять деньги в России. Вообще, мы почему-то очень активно перенимаем плохие вещи, а на хорошие, стоящие внимания не обращаем.

Еще раз, закон о деофшоризации нужный, он сохранил для страны очень много денег, изменил систему налогообложения в производстве, но всех задач, конечно, не решил, потому его следует дорабатывать и усиливать.

Сергей Калашников

Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике (Брянская область). Депутат Госдумы (1993-1998, 2011-2015). Член ЛДПР. Министр труда и социального развития РФ (1998-2000)

07.06.2017 17:15

Выводы экспертов о программе деофшоризации в принципе совпадают с моими. Единственное, я не согласен с цифрой в 40% (те, кто перестал быть налоговыми резидентами). Чтобы вывести такой процент, нужно знать, сколько всего предпринимателей находится в офшорах, чего сделать практически невозможно. Мне цифра в 40% кажется очень завышенной.

К причинам пробуксовки закона о деофшоризации я бы добавил еще одну. Поскольку в офшорах хранится и неправедно нажитый капитал, то его хозяева боятся, что вопрос, мол, «откуда дровишки?» рано или поздно возникнет. Хотя по закону происхождением денег интересоваться запрещено - лишь бы люди раскрыли свои офшоры. То есть вслух, формально такой вопрос действительно не звучит, однако неформально очень даже звучит – никуда от него все-таки не деться. Думаю, если человек попадет, допустим, в какую-то передрягу, вопрос этот обязательно всплывет.

Исправится же сложившаяся ситуация, по сути, сама собой. Дело в том, что уже сегодня мировая финансовая система становится все более открытой. Многие офшоры уже переформатировались в разные иные формы, например, в страховые компании, капитал которых или уже прозрачен, или вот-вот станет таковым. То есть в мире практически не остается мест, где можно спрятать деньги. Поэтому для людей, у которых их очень много, встает вопрос их легализации – ведь не дома же в банке под матрацем хранить.

Наверное, здесь политика государства должна была быть направлена не просто на амнистию капиталов, на заполнение деклараций, а на создание реальной помощи людям, готовым легализовать свои доходы. То есть меры должны были носить не фискальный, а экономический характер. Так, звучало хорошее предложение создавать анонимные трастовые фонды: хочет кто-то легализовать свои деньги, пусть анонимно направляет их в эти обезличенные фонды. Есть и другие финансовые механизмы, которые стоило бы запустить.

Михаил Щапов

Член комитета ГД по бюджету и налогам, фракция КПРФ

07.06.2017 17:11

Я бы не стал делать далеко идущих выводов на основе одного опроса. Более правильно было бы сопоставить данные различных ведомств, экспертных и исследовательских групп.

Между тем, проблема возвращения капиталов в страну действительно есть. Для начала нужно разделить крупный бизнес и малый и средний. Крупный пользуется офшорами по большей части для операционной деятельности, включая минимизацию налогообложения и уход из российской юрисдикции. Последнее связано в первую очередь с полным недоверием к российской судебной системе. Если в 90-е годы общим было представление о сравнительно простой покупке решений судов, то в 2000-е и 2010-е годы суды стали в спорах занимать позицию государства, подчас игнорируя законные интересы предпринимателей. Грубо говоря, если в процессе как-то затрагиваются интересы государства, то суд будет их защищать, истолковывая законодательство в пользу государства. А наше законодательство подчас дает для этого массу возможностей. Никакая деофшоризация естественно эту проблему не решила и решить не может. Для этого нужно полностью реформировать судебную систему, вернуть ей функции балансировщика системы отношений бизнеса и государства, бизнеса и общества, бизнеса и бизнеса.

В случае с малым и средним бизнесом ситуация немного другая. Здесь предприниматели выводят за границу средства, вкладывают их там в недвижимость на случай преследования внутри страны. Тут, как справедливо отмечают эксперты, мы видим проявление недоверия ко всему государству в целом. Каждый собственник предприятия прекрасно знает, что от уголовного преследования по большому счету его отделяет лишь интерес следователя к его персоне. Все это порождает массу негативных эффектов. Замороженные за границей капиталы не работают на нашу экономику. Чтобы обезопасить себя от преследования предприниматели вынуждены искать защиту в следственных органах, а это прямой путь к коррупции. Либо бизнес вынужден выступать на стороне одной всем известной партии, что убивает в стране политическую конкуренцию. Есть и масса других проблем.

Чтобы изменить ситуацию, придется кардинально реформировать как судебную систему, так и уголовное законодательство. Но пока, к сожалению, мы не видим каких-либо движений в эту сторону, что становится критичным в ситуации масштабного экономического спада в стране.

Евгений Федоров

Член комитета ГД по бюджету и налогам. Фракция "ЕР", координатор "Национально-Освободительного Движения"

07.06.2017 17:08

Я согласен с выводом, что деофшоризации у нас не получилось. Но на эту проблему надо смотреть реально и понимать, как работают российский бизнес и российская экономика вообще. Экономика в России устроена таким образом, что весь крупный и даже средний бизнес принадлежит юридическим лицам, расположенным за рубежом, в основном в офшорах. И на эту зарубежную собственность завязано фактически все экономическое имущество России. Вот что представляет собой сегодня наше экономическое устройство.

Вопрос: почему в России, кроме ларьков и мелкого бизнеса, нет ни одного среднего и крупного предприятия, которые находились бы в российской юрисдикции? Да потому что этой юрисдикции не предусмотрено де-факто российской правовой системой. И в свое время Владимир Путин в одном из посланий говорил, что даже госкомпании, которые, естественно, не являются офшорными, - даже они 90% сделок заключают в иностранной юрисдикции. А это означает, что принадлежащее госкомпаниям имущество процентов на 90 тоже находится в залоге у иностранных банков и контролируется иностранными юридическими лицами.

Таков на сегодня статус российской экономики, и его нельзя изменить улучшением правовой системы, институтов правозащиты бизнеса. Это статус власти: кому принадлежат имущество, активы, финансовые потоки, экономическая власть, тому принадлежит и политическая власть. У нас эта власть осуществляется извне, через механизмы внешнего управления страной. Таким образом, когда Путин ставил вопрос о деофшоризации, то подразумевалась не экономическая реформа, а политическая. Ее цель – разрушить существующую с 1991 года систему внешнего управления страной и отнять власть у тех, кто стоит за этой системой. Речь идет не об олигархах, а о тех, кто их назначил, кто их контролирует, кредитует и т.д. Это власти Соединенных Штатов и союзнических с ними государств. Поэтому главная на сегодня задача России состоит в том, чтобы отнять у США власть над нашей страной, что в свою очередь соотносится и с поставленной Путиным задачей ликвидации однополярного мира. И соответствующую технологию Путин тоже уже излагал: обнуление процентных ставок ЦБ, изменение системы кредитования и перевод ее на российский уровень. Но все это возможно только при гигантской, массовой поддержке людей, а таковой мы пока не наблюдаем. Соответственно, на данный момент нет и предпосылок для необходимой нам национально-освободительной революции. Вот потому-то эксперты Reuters с удовольствием и заключают: хотеть-то вы хотите хорошо жить, да кто ж вам даст? Потеряли свое Отечество в лице СССР – все, терпите, оставайтесь рабами.

В истории человечества так было всегда: на халяву свобода и богатство никогда никому не давались.

Валентин Шурчанов

1-й зампред комитета ГД по бюджету и налогам, фракция КПРФ

07.06.2017 17:03

На ситуацию с неудачей деофшоризации влияет много факторов, в том числе и недоверие бизнеса к государству, и несовершенство институтов правовой защиты предпринимательства.

С другой стороны, я думаю, российские олигархи таковы, что в любом случае стремятся прятать свои зарубежные активы – независимо от того, есть ли у них доверие к государству, или нет. В этом форма и суть их бизнеса, основанного на том, кто кого надует.

Ну а в целом наше антиофшорное законодательство, конечно же, несовершенно. Наши налоговые, фискальные службы не имеют никаких данных, или имеют совсем мало данных по офшорным зонам, по соответствующим компаниям. А когда данных нет, то и администрировать всю эту сферу становится очень трудно. Поэтому систему контроля над офшорным бизнесом надо продолжать совершенствовать, в том числе через изменения в Налоговом кодексе. Сейчас в Думе готовятся определенные поправки на этот счет, и если правительство заинтересовано в реальной деофшоризации, оно должно такие вещи поддерживать.

Но обращает на себя внимание тот факт, что с подачи того же правительства Госдума недавно освободила от налогового резидентства РФ тех наших крупных предпринимателей, имеющих собственность и доходы за рубежом, которые с 2014 года попали в западные санкционные списки. Более того, им могут быть возвращены налоговые выплаты, которые они производили в России с момента попадания в эти списки. Это лишний раз говорит о том, что правительство действует в пользу олигархов, а при такой ситуации надежды на успех деофшоризации особо не возникает.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Формирование Совета Федерации представителями от субъектов РФ делал центральную власть зависимой от региональных «баронов», укреплял их власть. Понятно, что это не способствовало единству Российской Федерации, и не случайно Путин поломал все, что работало на центробежные тенденции. Поэтому сегодня лучше перейти к прямым выборам сенаторов прямым голосованием, как это было с первым созывом, и тогда мы могли бы получить сенаторов, более ответственных перед своими регионами. К сожалению, нынешний по ...

Парламентарии комментируют

В свое время Брежнева ругали за то, что рост экономики составлял всего 3,5%, почему не больше и т.д. А в современной России уже 30 лет руководят, и никак не могут выйти на уровень экономики, который был в РСФСР в 1990 году! Мы все больше убеждаемся, что советская экономика была намного мощнее, динамичнее, и самое главное – результативнее. Но после разрушения СССР все ее результаты мы растеряли через приватизацию, разграбление и все т.н. «преобразования», которые проводились исключительно в интересах олигархов

Нелепо требовать декларации о доходах от сельских депутатов, которые не получают никакой зарплаты. Люди резонно говорят, что они не имеют никаких преимуществ от этой своей деятельности, а их еще заставляют мучиться и собирать какие-то бумажки, справки. И не случайно сельские депутаты, в том числе довольно активные, нередко складывают свои полномочия, поскольку предпочитают избавиться от лишней суеты

Трудно сказать, как можно относиться к инициативе Венедиктова, потому что только реальные события могут показать, как будет работать система наблюдателей на митингах от ОП. То ли она будет одобрять любые действия властей, если учесть, что состав Общественной палаты определяется как раз органами местной власти. То ли это действительно будут люди, которые смогут выручать горожан в случаях недобросовестных действий полиции. Поэтому единственное решение - восстановить право граждан на свободу ...

Скорее всего, предложенная Алексеем Куринным инициатива об увеличении ответственности за невыполнение законных требований депутатов и сенаторов будет отклонена, поскольку большинство Государственной Думы, состоящее из депутатов от «Единой России», голосует за то, чего требует правительство. А правительство с этой инициативой согласится вряд ли.. Но польза от нее все равно будет. Не исключено, что какая-то часть чиновников забеспокоится по поводу тех наказаний, которые предусмотрены сегодня, хотя ...