Ответственность за катастрофу в Норильске должен нести Потанин и только Потанин. А чтобы у него не было соблазна уйти от ответственности необходимо собственность Потанина изъять в залог

У нас всегда получается так, что монополисты в ЖКХ повышают свои тарифы, стимулируют тем самым общий рост цен, а потом, ссылаясь на этот же рост цен, опять увеличивают свои тарифы

Решение вопроса требует политической реформы: Парламентарии о неудаче деофшоризации

07.06.2017 16:43


Неудача деофшоризации – это уже второе налоговое фиаско российских властей после попытки зарегистрировать «самозанятых» репетиторов, нянь и сиделок. Часть самых богатых россиян перестала быть налоговыми резидентами страны, чтобы избежать последствий принятого в 2014 году закона, по которому они должны декларировать свои офшорные активы, сказали Reuters бизнесмены о практике, которая могла бы утаивать активы на миллиарды долларов от российских налоговиков, пишет Иносми.

«Целый сегмент российских крупных активов находится теперь в руках нового класса предпринимателей-полуизгнанников, которые сохранили плацдарм дома, но находятся вне налоговой системы для резидентов, так как проводят в стране менее 183 дней в году», – сообщило вчера Reuters.

Так по данным адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», которое опросило почти 300 состоятельных россиян, 40% бенефициаров контролируемых иностранных компаний (КИК) решили отказаться от статуса российского налогового резидента и еще 9% перевели активы на родственников-нерезидентов.

«Первое, о чем говорят предприниматели, – это большое чувство недоверия. Недоверие ко всему, недоверие друг к другу, недоверие к государству», – сказал ректор московской школы «Сколково» Андрей Шаронов.

«Бизнес в России традиционно является очень рискованной деятельностью из-за ненадежности институтов правозащиты, – сказал «НГ» ведущий аналитик компании TeleTrade Марк Гойхман. – Это относится в равной мере ко всем уровням предпринимательства – от индивидуального до крупных олигархических структур. В восприятии бизнесменов государство выступает в качестве одной из основных опасностей для бизнеса. Судебная система часто необъективна, когда речь идет о спорах с участием госорганов. Кроме того, происходит и нездоровая конкурентная борьба между предпринимателями с использованием различных государственных структур. Поэтому в данной среде укоренилось недоверие к государству. Ему способствует и наращивание административного давления в условиях кризиса и сокращения доходов бюджета».

Бизнес-омбудсмен Борис Титов признает, что результат амнистии капиталов действительно оказался очень незначительным по сравнению с потенциалом.

«По экспертным оценкам, за год в ФНС поступило 5–10 тыс. деклараций. Практически все они касались только наличия у заявителей иностранных валютных счетов. Все прочие иностранные активы россиян как были в тени, так там и остались, весь офшорный бизнес как был, так и остался в офшорах, – сказал «НГ» Титов.

Антиофшорное и валютное законодательства в России сегодня слишком жесткие, и бизнесмены, поставленные перед выбором: «раскрыться» перед государством или уйти в тень еще глубже, предпочитают второй вариант».

Вместе с тем Борис Титов считает, что, несмотря на провал амнистии, есть еще шанс исправить ситуацию. «Нужно, пока не поздно, ослабить нажим, ограничить сферу применения закона о КИК, признавать контролируемыми только те иностранные компании, которые получают доходы от подконтрольных структур на территории РФ, и не облагать российским налогом доходы, полученные за рубежом».

Как бы вы прокомментировали ситуацию с деофшоризацией, что вы думаете о мнении экспертов, что основная проблема это недоверие к государству и ненадежность институтов правозащиты. Что поможет исправить ситуацию? – с такими вопросами Regions.ru обратилось к парламентариям.

Сергей Лисовский

1-й зампред Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу (Курганская обл). Член ЕР

07.06.2017 17:19

Программа деофшоризации все-таки помогла легализовать капиталы. У нас же дошло до того, что даже госкомпании работали через офшоры! И то, что они теперь вернулись в налоговое поле России, - это огромный плюс. Через закон о деофшоризации удалось добиться также, что компании, учредители которых зарегистрированы в офшорах, теперь не могут пользоваться господдержкой. Если взять, к примеру, сельское хозяйство, то там все крупные агрохолдинги были созданы офшорными компаниями – сейчас же все вернулись на площадку России.

Так что закон сработал, и программа деофширизации никакая не провальная. Да, 20-30 наших миллардеров нашли способ уйти от уплаты налогов, однако изначально было понятно, что одним таким законом эту проблему не решить. Надо было действовать иначе, как в той же Великобритании и как было в Германии до 1982 года, где запрещалось вывозить прибыль. Там те, кто инвестирует прибыль в стране, налог на прибыль не платит вовсе или платит какие-то копейки. Если же вывозишь – будь добр, плати 50%! Когда так сделают у нас, это будет стимулировать оставлять деньги в России. Вообще, мы почему-то очень активно перенимаем плохие вещи, а на хорошие, стоящие внимания не обращаем.

Еще раз, закон о деофшоризации нужный, он сохранил для страны очень много денег, изменил систему налогообложения в производстве, но всех задач, конечно, не решил, потому его следует дорабатывать и усиливать.

Сергей Калашников

Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике (Брянская область). Депутат Госдумы (1993-1998, 2011-2015). Член ЛДПР. Министр труда и социального развития РФ (1998-2000)

07.06.2017 17:15

Выводы экспертов о программе деофшоризации в принципе совпадают с моими. Единственное, я не согласен с цифрой в 40% (те, кто перестал быть налоговыми резидентами). Чтобы вывести такой процент, нужно знать, сколько всего предпринимателей находится в офшорах, чего сделать практически невозможно. Мне цифра в 40% кажется очень завышенной.

К причинам пробуксовки закона о деофшоризации я бы добавил еще одну. Поскольку в офшорах хранится и неправедно нажитый капитал, то его хозяева боятся, что вопрос, мол, «откуда дровишки?» рано или поздно возникнет. Хотя по закону происхождением денег интересоваться запрещено - лишь бы люди раскрыли свои офшоры. То есть вслух, формально такой вопрос действительно не звучит, однако неформально очень даже звучит – никуда от него все-таки не деться. Думаю, если человек попадет, допустим, в какую-то передрягу, вопрос этот обязательно всплывет.

Исправится же сложившаяся ситуация, по сути, сама собой. Дело в том, что уже сегодня мировая финансовая система становится все более открытой. Многие офшоры уже переформатировались в разные иные формы, например, в страховые компании, капитал которых или уже прозрачен, или вот-вот станет таковым. То есть в мире практически не остается мест, где можно спрятать деньги. Поэтому для людей, у которых их очень много, встает вопрос их легализации – ведь не дома же в банке под матрацем хранить.

Наверное, здесь политика государства должна была быть направлена не просто на амнистию капиталов, на заполнение деклараций, а на создание реальной помощи людям, готовым легализовать свои доходы. То есть меры должны были носить не фискальный, а экономический характер. Так, звучало хорошее предложение создавать анонимные трастовые фонды: хочет кто-то легализовать свои деньги, пусть анонимно направляет их в эти обезличенные фонды. Есть и другие финансовые механизмы, которые стоило бы запустить.

Михаил Щапов

Член комитета ГД по бюджету и налогам, фракция КПРФ

07.06.2017 17:11

Я бы не стал делать далеко идущих выводов на основе одного опроса. Более правильно было бы сопоставить данные различных ведомств, экспертных и исследовательских групп.

Между тем, проблема возвращения капиталов в страну действительно есть. Для начала нужно разделить крупный бизнес и малый и средний. Крупный пользуется офшорами по большей части для операционной деятельности, включая минимизацию налогообложения и уход из российской юрисдикции. Последнее связано в первую очередь с полным недоверием к российской судебной системе. Если в 90-е годы общим было представление о сравнительно простой покупке решений судов, то в 2000-е и 2010-е годы суды стали в спорах занимать позицию государства, подчас игнорируя законные интересы предпринимателей. Грубо говоря, если в процессе как-то затрагиваются интересы государства, то суд будет их защищать, истолковывая законодательство в пользу государства. А наше законодательство подчас дает для этого массу возможностей. Никакая деофшоризация естественно эту проблему не решила и решить не может. Для этого нужно полностью реформировать судебную систему, вернуть ей функции балансировщика системы отношений бизнеса и государства, бизнеса и общества, бизнеса и бизнеса.

В случае с малым и средним бизнесом ситуация немного другая. Здесь предприниматели выводят за границу средства, вкладывают их там в недвижимость на случай преследования внутри страны. Тут, как справедливо отмечают эксперты, мы видим проявление недоверия ко всему государству в целом. Каждый собственник предприятия прекрасно знает, что от уголовного преследования по большому счету его отделяет лишь интерес следователя к его персоне. Все это порождает массу негативных эффектов. Замороженные за границей капиталы не работают на нашу экономику. Чтобы обезопасить себя от преследования предприниматели вынуждены искать защиту в следственных органах, а это прямой путь к коррупции. Либо бизнес вынужден выступать на стороне одной всем известной партии, что убивает в стране политическую конкуренцию. Есть и масса других проблем.

Чтобы изменить ситуацию, придется кардинально реформировать как судебную систему, так и уголовное законодательство. Но пока, к сожалению, мы не видим каких-либо движений в эту сторону, что становится критичным в ситуации масштабного экономического спада в стране.

Евгений Федоров

Член комитета ГД по бюджету и налогам. Фракция "ЕР", координатор "Национально-Освободительного Движения"

07.06.2017 17:08

Я согласен с выводом, что деофшоризации у нас не получилось. Но на эту проблему надо смотреть реально и понимать, как работают российский бизнес и российская экономика вообще. Экономика в России устроена таким образом, что весь крупный и даже средний бизнес принадлежит юридическим лицам, расположенным за рубежом, в основном в офшорах. И на эту зарубежную собственность завязано фактически все экономическое имущество России. Вот что представляет собой сегодня наше экономическое устройство.

Вопрос: почему в России, кроме ларьков и мелкого бизнеса, нет ни одного среднего и крупного предприятия, которые находились бы в российской юрисдикции? Да потому что этой юрисдикции не предусмотрено де-факто российской правовой системой. И в свое время Владимир Путин в одном из посланий говорил, что даже госкомпании, которые, естественно, не являются офшорными, - даже они 90% сделок заключают в иностранной юрисдикции. А это означает, что принадлежащее госкомпаниям имущество процентов на 90 тоже находится в залоге у иностранных банков и контролируется иностранными юридическими лицами.

Таков на сегодня статус российской экономики, и его нельзя изменить улучшением правовой системы, институтов правозащиты бизнеса. Это статус власти: кому принадлежат имущество, активы, финансовые потоки, экономическая власть, тому принадлежит и политическая власть. У нас эта власть осуществляется извне, через механизмы внешнего управления страной. Таким образом, когда Путин ставил вопрос о деофшоризации, то подразумевалась не экономическая реформа, а политическая. Ее цель – разрушить существующую с 1991 года систему внешнего управления страной и отнять власть у тех, кто стоит за этой системой. Речь идет не об олигархах, а о тех, кто их назначил, кто их контролирует, кредитует и т.д. Это власти Соединенных Штатов и союзнических с ними государств. Поэтому главная на сегодня задача России состоит в том, чтобы отнять у США власть над нашей страной, что в свою очередь соотносится и с поставленной Путиным задачей ликвидации однополярного мира. И соответствующую технологию Путин тоже уже излагал: обнуление процентных ставок ЦБ, изменение системы кредитования и перевод ее на российский уровень. Но все это возможно только при гигантской, массовой поддержке людей, а таковой мы пока не наблюдаем. Соответственно, на данный момент нет и предпосылок для необходимой нам национально-освободительной революции. Вот потому-то эксперты Reuters с удовольствием и заключают: хотеть-то вы хотите хорошо жить, да кто ж вам даст? Потеряли свое Отечество в лице СССР – все, терпите, оставайтесь рабами.

В истории человечества так было всегда: на халяву свобода и богатство никогда никому не давались.

Валентин Шурчанов

1-й зампред комитета ГД по бюджету и налогам, фракция КПРФ

07.06.2017 17:03

На ситуацию с неудачей деофшоризации влияет много факторов, в том числе и недоверие бизнеса к государству, и несовершенство институтов правовой защиты предпринимательства.

С другой стороны, я думаю, российские олигархи таковы, что в любом случае стремятся прятать свои зарубежные активы – независимо от того, есть ли у них доверие к государству, или нет. В этом форма и суть их бизнеса, основанного на том, кто кого надует.

Ну а в целом наше антиофшорное законодательство, конечно же, несовершенно. Наши налоговые, фискальные службы не имеют никаких данных, или имеют совсем мало данных по офшорным зонам, по соответствующим компаниям. А когда данных нет, то и администрировать всю эту сферу становится очень трудно. Поэтому систему контроля над офшорным бизнесом надо продолжать совершенствовать, в том числе через изменения в Налоговом кодексе. Сейчас в Думе готовятся определенные поправки на этот счет, и если правительство заинтересовано в реальной деофшоризации, оно должно такие вещи поддерживать.

Но обращает на себя внимание тот факт, что с подачи того же правительства Госдума недавно освободила от налогового резидентства РФ тех наших крупных предпринимателей, имеющих собственность и доходы за рубежом, которые с 2014 года попали в западные санкционные списки. Более того, им могут быть возвращены налоговые выплаты, которые они производили в России с момента попадания в эти списки. Это лишний раз говорит о том, что правительство действует в пользу олигархов, а при такой ситуации надежды на успех деофшоризации особо не возникает.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

В законе о статусе члена СФ и депутата ГосДумы черным по белому написано, что мы не имеем права вмешиваться в судебные, либо в следственные действия. У нас существует принцип разделения властей, и представители разных ветвей власти не вправе вмешиваться в действия друг друга. Но мы немножко не заметили, как постепенно наша страна превратилась в своего рода феодальное государство, где есть приближенные к власти, и есть весь остальной народ, которому все еще хочется верить, что перед законом все ...

Парламентарии комментируют

Проблема не в курсе рубля, а в монополизации российской банковской системы, в монополизации сырьевых секторов, в завышенных аппетитах естественных монополий, которые мешают развиваться на конкурентных рынках нашим производствам. У нас отсутствуют справедливые суды, что создает высокие риски для предпринимательства, несправедливо распределяются бюджетные расходы, деньги в казну собираются, а на граждан не тратятся. Вот о чем надо говорить, потому что это действительно реальные и наболевшие проблемы

«Урезонить» олигархов сегодня невозможно, потому что мы живем в государственном капитализме. Эта та модель, которая была принята в «нулевых» годах. Она подразумевает одновременно усиление государства и усиление частного капитала, их совместное движение, причем, достаточно узкоизбирательное. Слишком сильна сейчас олигархическая структура, сильно ее воздействие на общество и на принятие решений. Поэтому кардинальных изменениях, на которых настаивают коммунисты, возможны только революционным путем ...

Закручивания гаек в России всегда обозначались как попытка защитить наших граждан от тех или иных напастей. Под самыми благовидными предлогами вносятся самые страшные, узурпаторские законы. Вот и предложения ОП говорят о том, что еще на один оборот будет закручиваться гаечка. Фактически мы движемся по китайскому варианту, идем к жесткому, всестороннему контролю над гражданами. Что сейчас происходит в рамках всероссийского «домашнего ареста»? За свой счет граждане под страхом штрафов находя ...

Скорее всего, предложенная Алексеем Куринным инициатива об увеличении ответственности за невыполнение законных требований депутатов и сенаторов будет отклонена, поскольку большинство Государственной Думы, состоящее из депутатов от «Единой России», голосует за то, чего требует правительство. А правительство с этой инициативой согласится вряд ли.. Но польза от нее все равно будет. Не исключено, что какая-то часть чиновников забеспокоится по поводу тех наказаний, которые предусмотрены сегодня, хотя ...