Народ России никогда не жил хорошо. Ни одна власть, начиная с первых князей, царей, в том числе советская, не ставила себе в качестве определяющей задачу повысить благосостояние людей

У нас постоянно говорят о традиционном для России выборе, сделанном тысячу лет, но это только слова. Управляющая нашей страной элита - как раз постхристианская, для нее ничего не значат христианские символы и ценности

Религиозна ли Россия: Мнения священнослужителей

23.08.2017 09:41


Василий Томсинский, один из основателей атеистической организации «Здравомыслие», опубликовал в «Независимой газете» статью «Мир становится менее религиозным». Он, в частности, пишет: «Религиозная картина в России парадоксальна… Одни и те же данные используются для доказательства того, что Россия и необыкновенно религиозна, и что она по существу не религиозна... Согласно выводу Pew Research Center, религиозность в России не уникальна, а типична для постсоциалистических стран, в которых доминирует православие. Для таких стран характерны, во-первых, высокая декларируемая религиозность, во-вторых, низкое участие в деятельности религиозных организаций, в-третьих, сильная связь между религией и национальностью… По опросам общественного мнения, около 90% населения в России заявляют о своей религиозности».

Как уже сообщали Regions.ru, в недавнем опросе «Левада-центра» доля называющих себя верующими оказалась все же гораздо ниже – всего 53%, а не 90%. Но, по тем же данным, она быстро растет, а доля заявляющих о своем атеизме снижается – сейчас она составляет 13%, упав за три года вдвое.

Томсинский считает, что это результат действий государства: «Политический режим проводит клерикальную политику – административными и пропагандистскими мерами внедряет религию, и с течением времени клерикальная политика получает больше поддержки. А политическая элита вместе с элитой крупных религиозных групп постепенно формируют единую номенклатуру». Иными словами, если государство перестанет «внедрять религию», подавляющее большинство называющих себя верующими быстренько «перекуется» в атеисты – «раздражение этой политикой властей России постепенно растет», пишет он.

Вообще говоря, об огромном разрыве между числом «номинально» верующих и «практикующих» (в православной среде их называют «воцерковленными») постоянно говорят и священнослужители. Доля тех, кто регулярно посещает церковные службы, соблюдает посты и молится дома, колеблется по разным опросам в пределах от трех до десяти процентов населения, а остальные такой образ жизни до сих пор воспринимают как некоторое чудачество – пусть даже и симпатичное (более 90% опрошенных «Левада-центром» относятся к православным с уважением и доброжелательностью). Многие важные для Церкви положения (например, решительное неприятие абортов) встречаются едва ли не большей частью общества в штыки.

«Как бы вы ответили на утверждение «Политический административными и пропагандистскими мерами внедряет религию, и раздражение этой политикой властей постепенно растет»? Увеличивается ли разрыв между числом тех, кто называет себя верующими, и тех, кто пытается жить в соответствии с верой, - или же уменьшается?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям.

Протоиерей Вячеслав Кочкин

руководитель отдела по социальному служению и церковной благотворительности Орской епархии

23.08.2017 10:11

Такие громкие заявления, которые время от времени делают люди, называющие себя атеистами - способ заявить именно о себе лично, а не о каком-то конкретном мировоззрении. Атеизм - такая же вера, она основана на том, что Бога нет. И противопоставлять себя нам, верующим, которые считают, что Бог есть, думаю, эти люди не имеют никакого права.

Я не согласен с тем, что вера в нашей стране насаждается административно-политическим путем, и не просто потому, что нахожусь в «православном лагере» - я реально смотрю на вещи. Россия по Конституции светское государство, и нигде у нас администрация не насаждает никаких религиозных обрядов, шествий, праздников – ничего. Так что когда делают такие громкие заявления, нужно уточнять, что имеется в виду. Если наш президент ездит на Валаам – это его личное дело. Он, как любой гражданин в нашей стране, имеет право исповедовать религию или нет. Так что эти громкие заявления не отражают действительности.

Да, Церковь поддерживает патриотический настрой населения, любовь к родине, традиционные семейные ценности. Думаю, мы и должны сотрудничать в этом направлении с государством, потому что у нас общие цели. Мы единое государство, и Церковь всегда старалась молиться за наше земное отечество. Даже в коммунистические времена Церковь молилась за власть – это лежит в основе христианства. Любое правительство посылается нам Богом, и власть надо уважать.

А современных атеистов распирает гордыня, и они хотят показать, что никогда ничему не подчинялись. Нет, мои дорогие, вы подчинены греху. Это страшный грех - гордыня, который идет от дьявола.

Что касается приведенных цифр – они действительно время от времени меняются, показывая то одно состояние общества, то другое. Человек считает себя в некотором смысле православным (может быть, по историческим, культурным, национальным особенностям). Но у меня среди прихожан и мордва, и украинцы, и русские, и корейцы, и никаких проблем с национальностью у нас не возникает. Я на Пасху приветствую своих прихожан на восьми языках, и все они с радостью стоят плечом к плечу в храме и славят Господа нашего, Иисуса Христа.

Я бы не стал сравнивать постсоветские государства, в каждом есть свои особенности. Православие характерно тем, что, с одной стороны, учитывает некие национальные особенности, с другой – ведет нас к Иисусу Христу, Господу всех, независимо от национальности.

Что касается сращения политических и религиозных элит – думаю, это тоже надумано. Любой епископ местной Церкви всегда защищает интересы христиан. Примеров тому много. Думаю, это тоже не очень обоснованный аргумент.

Что всегда раздражает, - когда говорят о «практикующих» и «непрактикующих» верующих. Когда мы после архиерейского Собора 2013 года стали регулярно проводить беседы с населением, я был удивлен, насколько хорошо оно знакомо с православием. У всех сохраняется идеал чистосердечной веры в Бога. Может быть, эти люди не всегда в храме, но они приходят, видят сохраненность идеала и верность служения Богу, и с этим никто ничего не может поделать. Смотрите, сколько со всех сторон выливается на нашу Церковь грязи! И интернет тут занимает лидирующие позиции. Там ведется такая антиклерикальная борьба, что у меня иногда волосы дыбом встают – и это спланированная акция. Но, несмотря на огромные усилия нас очернить, на выливающийся на всех нас объем нечистот, сплетен и грязи, мы спокойно идем дальше. И если в конце 90-х у нас в Оренбургской области было всего 11 действующих приходов, то сейчас только в моем благочинии на востоке Оренбургской области уже 7 действующих храмов - и построило их не государство. Приходят и строят люди, а существуют храмы на пожертвования. Этот, хотя и медленный, рост, показывает: ничто не идет сверху.

А если бы это было сверху – издали бы приказ, чтобы в каждом селе был храм, священник получал жалованье от государства (чего и близко нет). Многие искреннее удивляются, когда узнают, что Церковь от государства не получает ни копейки. Эти вещи почему-то замалчиваются. И все, что строит Церковь, не принадлежит ни священникам, ни епископу – это принадлежит всему народу. Это тоже написано во всех наших уставах и протоколах.

И когда люди объективно посмотрят на то, что происходит с верой в нашей стране, тогда только можно вести диалог, а уделять внимание голословным обвинениям, мне кажется, не стоит.

Протоиерей Алексий Новичков

Директор православной гимназии протоиерей, настоятель храма Тихвинской иконы Божией Матери села Душоново Щелковского района Московской области

23.08.2017 10:07

Любой человек по природе своей религиозен – «душа по природе христианка». Но в силу того, что нам приходится защищаться, нас постоянно преследуют темные страхи, мы вынуждены встраиваться в те ниши, которые для нас безопасны. Поэтому все эти цифры ни о чем не говорят.

Конечно, верующих, которые посещают храмы и стремятся жить христианской жизнью в ее полноте, немного – пожалуй,даже названные цифры слишком оптимистичны. Но Христос же говорил о верующих в него людях, - имея в виду как раз тех, кто живет по этой вере и стремится подчинять свою жизнь идеалам, которые для них дороги. Их никогда не будет много. Он назвал этих людей «солью». «Вы соль земли»,- сказал он о них. Ну а мы знаем, что соли много быть не должно – мы же не в бочке с солеными огурцами. Но для нашего общества, народа, культуры именно эти люди определяют и вкус, и цвет, и запах, и звучание. Так что здесь все как и должно быть.

С чем я точно бы не согласился – так это с утверждением, что государство что-то там насаждает. Как раз последние несколько лет мы чувствуем упорное желание государства максимально дистанцироваться от любой религиозности - в том числе вступая в противоречие с собственными красивыми словами, которые произносятся перед народом или на официальных собраниях с высоких трибун. Мы наблюдаем как раз обратный процесс - государство пытается говорить с Церковью, с верующими издалека, показывая себя независимой силой.

Но я уверен – это всего лишь следствие внутренней политики власти, продиктованной какими-то своими интересами. И вряд ли так будет всегда. Этот вопрос тоже требует изучения, чтобы понять: какой же подлинный фактор религиозности в принятии решений современной российской властью, на каком уровне и как он себя проявляет? Так что у меня нет в этом плане опасений. Есть другие – власть опять перегнет палку и захочет поставить себя над какими-то идеями, ценностями, чтобы мы активно показывали себя союзниками нерелигиозности, неверия. Как бы это не переросло в какую-то новую форму государственного секуляризма. И, конечно, меня пугает резкое противоречие между тем, что говорится, и тем, с чем мы реально имеем дело - особенно в том, что касается православного образования в нашей стране.

Протоиерей Александр Куцов

настоятель храма Преображения Господня в Орске, благочинный, ректор православной гимназии

23.08.2017 10:03

Все подобные цифры условны. Чтобы понять и правильно оценить религию в ее практике, необходим опрос всего населения – например, национальный референдум. Тогда картина будет ясна. Государственная машина всегда играла и будет играть важную роль в том, куда стремится общество. Так уж сложилось, что государству здесь отведена ведущая роль (неважно, идет речь о религии или о других сферах жизни человека). К сожалению, это так, и можно констатировать: когда государство делает шаги навстречу Церкви, процент людей, которые называют себя верующими, растет. И наоборот – если государство проводит жесткую политику в отношении какой бы то ни было религии, церковной группы, Церкви как таковой, количество таких людей снижается.

Но это не означает, что человек перестает быть религиозным. «Homo religiosus» он остается всегда – даже тогда когда сам того не хочет. Это отмечают и религиоведы, и психологи.

Так что здесь есть некоторый парадокс – внешняя религиозность зависит от инструментов государства, а религиозность внутренняя никогда не подчинялась никаким нажимам извне – это то, что составляет суть человека (как его душа, мысли, стремления). Какие формы принимает эта религиозность – другой вопрос. Но то, что она присуща каждому человеку, сомневаться не приходиться. Она может принимать очень уродливые формы, иногда благородные и возвышенные, но она была и будет в человеке всегда. Это не зависит от каких-то политических настроений, от устремлений власти, от государственной политики - будь она антирелигиозной или, наоборот, направленной на сближение с религиозными конфессиями.

Иерей Святослав Шевченко

Председатель комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Благовещенской епархии

23.08.2017 09:56

Это слишком громкие заявления.

Я как священник вижу, что государственная власть пытается взять себе в партнеры Русскую Православную Церковь. В истории такое не впервые. Государственная власть нередко в своей политике опиралась на Церковь - это ни для кого не секрет. Даже двуглавый орел на нашем гербе символизирует симфонию государства и Церкви: одна голова – власть светская, вторая - духовная. И этот орел до сих пор остается символом нашего государства - так сложилось исторически.

Но такие отношения нельзя назвать пропагандой. Если мы посмотрим новости, увидим, что журналисты одинаково освещают и Великий пост, и священный месяц Рамадан у мусульман, и я не заметил, чтобы дикторы с особым придыханием говорили о православных праздниках. Так что сегодняшние отношения между государством и Церковью можно назвать именно партнерскими.

Из истории мы знаем о разных отношениях Церкви и государства. Например, в советскую эпоху это были отношения угнетенного и угнетателей. Томсинский видит то, что хочет видеть.

И потом: если взять федеральные СМИ, там открыто и без утайки обсуждаются церковные проблемы. Околоцерковные скандалы подхватывают и федеральные СМИ - в том числе «прокремлевские». И поверьте, в Церкви тоже много тех, кто критически относится к проблемам в государстве – в том числе, коррупции. Так что клерикальная пропаганда - в голове автора статьи.

Думающие люди понимают: времена, когда государство относится к Церкви лояльно, могут закончиться. Никто не может сказать, что будет, если сменится политический ветер. Не исключено, что опять начнутся расстрелы на Бутовских полигонах. Так что иллюзий у нас нет.

Но кое в чем я могу согласиться с автором статьи. Кричать, что у нас православная страна, и бить себя в грудь - смешно. Да, наша страна существует в системе координат православного христианства. Вся отечественная литература пронизана духом Евангелия, «ранена христианской темой». Но сегодня большинство, к сожалению (и в этом вина и духовенства), относятся к Церкви как к поставщику «духовных услуг». Это огорчает. Многие приходят в Церковь решать свои психологические проблемы, а не к Христу. Но священники наставляют свою паству: «Мы должны приходить к Богу, а не только соблюдать какие-то внешние условия: попостился, помолился и будет тебе счастье».

А еще хотелось бы сказать вот о чем: у нас в стране проживает 146 миллионов человек, а против абортов собрали только миллион подписей. Их поставили даже не все прихожане. Вот тех, кто выступил против убийства нерожденных детей, действительно можно назвать православными.

Так что большая часть духовенства и думающей церковной интеллигенции розовые очки не надевают и не считают, что в стране что 80% верующих. Крещеных - да, это наша потенциальная паства. И перед нами еще очень много задач.

Исмаил-хаджи Бердиев

председатель ДУМ Карачаево-Черкесии, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа

23.08.2017 09:53

У нас сейчас действительно стало больше верующих. Раньше, к примеру, считалось, что из 100 человек только 5 посещает мечеть, хотя все 100 человек называли себя верующими, но сейчас тех, кто ходит в мечеть и совершает регулярно намаз, гораздо больше.

Я не согласен, что государство подталкивает к религии и это раздражает людей. А вообще каждый человек видит то, что ему хочется видеть - вот и кажется Томсинскому, что истинных верующих немного.

До «перестройки» все верили в коммунизм, а оказалось, что это вранье. Люди начали задумываться, для чего они созданы, - эти вопросы и привели их к вере. После «перестройки» было даже модно быть верующим. Но и эта мода прошла, и теперь в храмы приходят люди, которые действительно верят и понимают, как это важно. Человек не может существовать без веры. А сейчас, хвала всевышнему, по телевидению и радио священники и имамы могут рассказывать о том, что такое вера, что она несет миру, - но это не назовешь пропагандистской мерой.

Отмечу еще, что раньше в религии было противостояние между стариками и молодежью, а теперь молодежь сама приходит в мечети. Думаю, и дальше верующих будет становиться только больше.

Ришат-хазрат Давыдов

Имам Тульской области

23.08.2017 09:49

Некоторые считают себя верующими, если на Рождество или на Пасху сходят на кладбище или в храм, - это верно. Но и тут надо понимать, что только люди в возрасте, которые не работают или вышли на пенсию, могут ходить в храмы ежедневно. А кто работает каждый день, себе такого позволить не может и посещает храмы и службы только в выходные дни, - тем более если работа, дом и храм находятся в разных частях города. Так что трудно определить, кто истинно верующий, а кто только таковым себя считает.

Мусульманам вообще надо пять раз в день совершать намаз, но это очень трудно делать в трудоспособном возрасте. Хотя и тут можно найти выход и совершать намазы хотя бы до работы, после нее и вечером. Поэтому в нашей религии молитва совершается дома. И в православии, насколько мне известно, молиться можно дома.

Но и по-настоящему верующих, на мой взгляд, действительно стало больше, и среди них больше молодежи. Некоторые обращаются к вере из-за проблем в жизни. Например, не так давно к нам пришла мама мальчика, который серьезно заболел. Ее семья всегда была атеистической, а врачи сказали, что спасти ребенка может разве что молитва, - они все, что могли, уже сделали. И безнадежно больной мальчик пришел в себя, случилось чудо. Теперь мама и сестра мальчика регулярно посещают мечеть, они поверили во Всевышнего.

Так что жизнь разная, сложная и самое главное, что у людей сегодня есть право выбора и свобода религии. А вот если бы государство каким-то образом внедряло религию, - думаю, как раз в храмах никого бы не было. Прошли те времена, когда насильно людей куда-то можно было загнать.

Семен Лившиц

Председатель региональной общественной организации "Еврейская национально-культурная автономия Орловской области"

23.08.2017 09:43

Мне сложно говорить по поводу увеличения или уменьшения числа верующих, но у меня есть некоторые соображения.

Мне кажется, многие считают себя православными по принципу: «Раз я русский, значит православный». В основном люди уделяют внимание «внешней» стороне религии, а на деле религиозность и знание основ православия у них низкие - по принципу «что-то услышал, кто-то рассказал». Церковные лавки, где продается религиозная литература, посещают редко. Одна такая была возле моего дома, и она не просуществовала даже месяца – закрылась из-за нерентабельности.

При этом те, кто считает себя православными, отдают дань традиции – «Раз все ходят в Церковь по праздникам, значит, пойду и я». А регулярно посещают службы единицы.

Это, конечно, наследие Советского Союза, когда религия была под запретом. В Церковь пускали только пожилых, молодым дорога туда была закрыта. А запретный плод, как известно, сладок, и людей это привлекало.

Что же касается «административных и пропагандистских мер» - да, уровень популярности президента Путина сейчас очень высок. С кем бы я ни говорил, все отмечают, что это масштабная фигура, и замены ему нет. Что президент ходит в церковь на праздники и это показывают по ТВ, побуждает за ним тянуться.

А в регионах приверженность религии не демонстрируется так наглядно, да и доверия к местным властям в этом смысле нет. Подлинной духовности жители в них не видят – только слова, и все. Поэтому им не доверяют.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Общественного согласия вокруг темы репрессий как не было, так и нет. В частности, орловский обком КПРФ в очередной раз требуют установить в Орле памятник Сталину и «восстановить справедливость в оценке исторической роли Верховного главнокомандующего», которую искажают «исторические спекулянты».

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".

Первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера (Тюменская область). Глава города Тюмени (1996-2006). Член ЕР