Если в течение восьми лет Запад не смог посадить Киев за стол переговоров с Донецком и Луганском, то сегодня это сделает Россия

Если сложить уровень жизни какой-нибудь Марьи Ивановны, уборщицы и того же Абрамовича, то, конечно, в среднем получится выше, чем в СССР

сайт Тинькофф банк

Вор должен сидеть в тюрьме: парламентарии о ситуации вокруг "Тинькофф банка"

27.09.2017 16:54


Противостояния двух кемеровских видеоблогеров из проекта Nemagia, и владельца «Тинькофф банка» Олега Тинькова близится к завершению. Как стало вчера известно, Тиньков отозвал свой иск к блогерам: «И Олег Тиньков, и банк подготовили и подали заявления об отказе по всем возбужденным делам, гражданско-правовым и уголовному. После этого все процессуальные действия и суды будут прекращены», — сообщили vc.ru в «Тинькофф банке».

Причиной претензий банкира стал ролик «Немагии», снятый в августе. В нем блогеры обвинили Тинькофф-банк в плохом отношении к клиентам и сотрудникам, а господина Тинькова — во лжи. В ответ против «Немагии» было возбуждены иски: один гражданский, в котором Тиньков требует защиты чести и достоинства, и второй иск о клевете, которая является уголовно-наказуемым деянием.

Как напоминает «Новая газета», Алишеру Усманову в подобной ситуации не пришло в голову возбуждать против Навального уголовное дело, хотя адмресурса и денег у Усманова, мягко говоря, больше, чем у Тинькова.

Владелец «Тинькофф банка» по-видимому рассчитывал, что блогеры испугаются и замолчат, но действия Тинькова возымели обратный эффект. Ролик Псковитина и Печерского стал бить все рекорды популярности, и в настоящий момент его посмотрели уже 7,2 млн человек — то есть больше, чем число клиентов Тинькофф-банка. Блогеры разрезали кредитки Тинькова и отказывались от рекламных контрактов. И, что еще неприятней, они начали подсчитывать, какие же реальные проценты «зашиты» в кредитках Тинькова. Получался совершенно грабительский процент — от 50 до 70. Такой процент характерен для «акулы-ростовщика», а не для банк, пишет издание.

К расследованию подключились СМИ — Лайф с помощью источников в Роструде, Роспотребнадзоре и в судах проверил обвинения блогеров в адрес Тинькова и его банка. Оказалось, большая часть критики была справедливой. "Тинькофф" действительно ущемляет права клиентов, за что регулярно получает штрафы. К сотрудникам в банке отношение похожее: их лишают элементарных трудовых прав. А когда госорганы пытаются привлечь руководство к ответу, банк им всячески препятствует.

В результате широким слоям общественности стали доступны сведения о вопиющих злоупотреблениях в банке: незаконное поднятие процентов по кредиту, включение в договора (мелким шрифтом) нарушающие права потребителей условия по снятию наличных (разрешают банку брать 2,9% плюс 290 рублей за каждое снятие налички), изменение кредитного лимита по карте, изменение состава услуг, которые оказывает банк и т.д. и т.п.

Лайф приводит пример жительницы Омска Алевтины (имя изменено), которая ещё в 2012-м получила кредитку с лимитом 14 тысяч. Каждый год банк увеличивал ей без разрешения лимит, и спустя четыре года лимит по карте достиг 76 тысяч. При этом только за снятие наличных девушке за все годы насчитали 12,8 тысяч комиссии. Она пошла в суд и потребовала запретить банку без разрешения клиента менять условия договора в одностороннем порядке и повышать лимит.

В 2016-м Роспотребнадзор обнаружил, что одному из своих челябинских клиентов банк незаконно поднял проценты по кредиту. Мужчина перевёл свой кредит из "Связного-банка", и ему дали ставку в 33%. Но очень быстро она поднялась до 45%.

Да что Роспотребнадзор — суды неоднократно устанавливали, что банк включает в договоры незаконные положения.

По словам руководителя общества защиты прав потребителей "Потребнадзор" Александра Виноградова, все найденные Роспотребнадзором проколы — достаточно серьёзные, и что клиентам нужно задуматься о том, стоит ли продолжать отношения с таким банком.

— С учётом выводов Роспотребнадзора, получается, что банку действительно плевать на своих клиентов, — считает он. — Конечно, подобным отношением к клиентам грешат все российские банки. Но "Тинькофф" демонстрирует нечто из ряда вон выходящее. Поэтому стоит задуматься, нужно ли продолжать пользоваться его услугами после таких эпизодов, заявил Виноградов Лайфу.

Читайте также: Законы у нас хорошие, а вот правоприменение всегда страдает: парламентарии о ситуации вокруг "Тинькофф-банка"

В начале этого года в Госдуму в очередной раз был внесен законопроект, по которому кредитным организациям предлагается запретить использование мелкого шрифта в договорах. Законопроект на эту тему уже был вынесен на обсуждение депутатам еще несколько лет назад, однако Дума его отклонила.

На это раз правительство России, высказав ряд замечаний, в целом поддержало инициативу. "Указанные предложения направлены на установление дополнительной гарантии по обеспечению права потребителя на получение необходимой информации об изготовителе (исполнителе, продавце) и о товарах (работах, услугах) в наглядной и доступной форме, а также снижение при этом риска введения потребителя в заблуждение при заключении сделок", было сказано в официальном отзыве правительства.

Но законопроект так и «лег в стол», якобы потому, что требуются дополнительные исследования проблемы, обсуждение и доработка всех предлагаемых поправок.

Как вы прокомментируете ситуацию вокруг «Тинькофф банка»? Как бороться с злоупотреблениями? Почему в очередной раз не принят закон о запрете на использование мелкого шрифта в договорах? — об этом Regions.ru поинтересовалось у парламентариев.

Сергей Калашников

Первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Член Совета Федерации от исполнительной власти Брянской обл.(2015-2020) Депутат Госдумы (1993-1998, 2011-2015). Член ЛДПР. Министр труда и социального развития РФ (1998-2000).

27.09.2017 17:34

Борьба с подобными злоупотреблениями – это задача непосредственно Центрального банка. То, как Центробанк проводит сегодня санацию банков, просто впечатляет: один банк закрывается за другим. Главное, чтобы единые требования законодательства предъявлялись ко всем банкам.

Так и ситуация с «Тинькофф-банком» - это чисто проблема регулятора, а не Роспотребнадзора. Последний, поскольку является еще и органом, защищающим права потребителей, выявил определенные нарушения. Теперь информация об этих нарушениях должна пойти в Центробанк, а тот, как регулятор, у которого отделений более чем достаточно, должен дать квалификационную оценку действиям «Тинькофф-банка» и принять соответствующие меры.

Ну а затягивание с принятием закона о запрете мелкого шрифта связано прежде всего с тем, что против этой меры в самых разных областях существует очень устойчивое лобби. Приведу один пример. Скажем, характеристики товаров из области одежды регламентированы 21-м кеглем. А вот шрифт в информации о продуктах питания ничем не регламентирован. Мои попытки в свое время установить 21-й кегль в отношении продуктов питания ничем не увенчались. И я считаю, что проблема настолько назрела, что и главе Роспотребнадзора, и депутатам давно надо было заняться ее решением.

Нужен закон о том, что меньше определенного шрифта информация для покупателей не имеет права предоставляться. То же самое – и в отношении потребителей банковских услуг. Я бы поддержал такой закон, но еще раз повторю, что существуют очень сильные лоббисты, в том числе и в Роспотребнадзоре.

Николай Арефьев

1-й зампред комитета ГД по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству, фракция КПРФ

27.09.2017 17:19

Вы знаете, я уже готов к решительным действиям против этой банковской мафии. Вот сегодня, к примеру, нас завалили письмами вкладчики «Гута-банка». У него отобрали лицензию фактически даже при возражении Генпрокуратуры, которая с этим не соглашалась. В результате люди остались без вкладов.

Да, у нас существует система страхования вкладов. Но при этом возвращают только 1 млн 400 тысяч рублей. А если у человека лежали в банке 5, 10 миллионов? Это сейчас не такие большие деньги: продал квартиру – и у тебя есть 2-3 или 5, или 10 миллионов. А получается, положив деньги в банк, большей их части вы можете лишиться. Поэтому естественно, нужно как-то пересматривать действующую систему страхования вкладов.

А с «Тинькофф-банком» возникает следующий вопрос. Почему тот же «Гута-банк» закрыли безо всяких причин, и почему у «Тинькоффа», несмотря на массу нарушений с его стороны, лицензию не отбирают? В течение года были одни сплошные нарушения, шли жалобы: банк обворовывает людей, грабит. А лицензию у него не отбирают! Не знаю, в чем здесь дело, но если у меня появятся какие-то материалы, я готов направить в Генпрокуратуру и Центральный банк петицию по вопросу о необходимости изъятия лицензии у этого банка.

Но здесь возникает другой вопрос: каковы будут последствия? Банкиры-то, конечно, не пострадают. Они положили себе за рубежом уже огромные деньги, и им теперь по большому счету все равно. А вот вкладчики «Тинькофф-банка» могут пострадать, если у него отберут лицензию. Может, банк специально так себя ведет, чтобы у него отобрали лицензию, объявили банкротство и списали все долги? Очень возможно, что все идет к преднамеренному банкротству, которое вызывается именно нарушением действующего законодательства. Но тогда я не завидую тем вкладчикам, которые погнались за крупными процентами и положили туда деньги на депозит.

Действительно, было уже несколько законопроектов, предусматривающих запрет на использование мелкого шрифта в договорах, но закон до сих пор не принят. Видимо, они просто вносятся в виде поправок не туда, куда нужно. А поправки нужно вносить сразу в Гражданский кодекс, чтобы эта норма могла действовать во всех сферах, а не только в банковской. Надо сделать так, чтобы только 14-м шрифтом печатались абсолютно все договора: при оформлении кредитов и депозитов, при покупке-продаже, при лизинге, аренде и т.д.

Александр Старовойтов

Член комитета ГД по транспорту и строительству, фракция ЛДПР

27.09.2017 17:17

Ну во-первых, окончательные выводы о характере деятельности «Тинькофф-банка» появятся тогда, когда будут вынесены соответствующие решения со стороны Центрального банка, а может, по каким-то отдельным эпизодам, и со стороны прокуратуры.

Но в целом меня очень серьезно удивляет, что становится известно о таком огромном количестве нарушений в этом, единственном в своем роде, интернет-банке. Возможно, работая в этой мало освоенной плоскости и не имея по сути дела своих представительств, они как раз и позволяют себе разного рода манипуляции, если конечно верить экспертам, что манипуляции производятся.

Я бы считал целесообразным обратить внимание на «Тинькофф-банк» еще и в связи с конфликтом между банком и кемеровскими блогерами. Не вдаваясь в суть конфликта, я бы попытался разобраться с выложенной в интернете аудиозаписью встречи блогеров с официальным представителем банка, которая предупреждала, что банк располагает уже доказанными фактами нарушения блогерами Уголовного кодекса. Эта аудиозапись сформировала у меня ощущение, что банк ведет себя не очень корректно. И тем представителям власти, которые упоминались доверенным лицом банка, я думаю, тоже нужно обратить на это внимание. С их стороны я бы предпринял какие-то шаги для того, чтобы банк в дальнейшем не оперировал теми или иными фамилиями для решения своих вопросов. А звучали там фамилии достаточно серьезных и известных людей из высочайшего политического истеблишмента.

Если бы у меня был контакт с этими блогерами, я бы обязательно сделал запрос по поводу того, насколько правильно было проводить у них обыски, инициированные по заявлению Тинькова, и справедливы ли те обвинения, которые банк выдвигал в их адрес. Я бы с удовольствием сделал запрос в прокуратуру для того, чтобы получить правовую оценку всей этой ситуации.

Поэтому я думаю, что иногда «приземлять» кузбасского парня надо. Но делать это необходимо исключительно в рамках действующего законодательства, не переходя какие-то рамки. Нужно четко следовать тому алгоритму, о котором неоднократно говорил президент РФ. Проверки недопустимо проводить таким образом, чтобы они полностью дестабилизировали работу предприятия.

Что касается истории с проектом закона о запрете в договорах мелкого шрифта, то вопрос здесь нужно адресовать соответствующему профильному комитету Государственной Думы. А сам по себе вопрос действительно важный и актуальный, и ЛДПР поднимала его еще несколько лет назад. Многие граждане именно из-за мелкого шрифта в договорах становятся заложниками ситуации. Поэтому давно пора установить запрет на его использование и привлекать к ответственности тех, кто будет этот запрет нарушать.

Николай Рыжков

Член Комитета СФ по федеративному устройству, рег. политике, МСУ и делам Севера (Белгородская обл.), беспартийный. Председатель СовМина СССР (1985-1990)

27.09.2017 17:15

Я не знаю, что это за банк такой – впервые о нем слышу. А ответ у меня будет очень короткий: вор должен сидеть в тюрьме.

Если кто-то сознательно жульничает, будь то в банковской, будь то в какой-либо другой сфере, - их надо подвергать уголовному преследованию и судить. Вот и все! У нас хватает сил и средств в правоохранительных структурах, чтобы разбираться со всеми подобными случаями. Вот и пусть они разбираются.

Кстати, это не я сказал, что вор должен сидеть в тюрьме, а, как вы помните, Глеб Жеглов, герой легендарного говорухинского фильма. Но я готов под этой репликой подписаться. Пусть воры отправляются в тюрьму, отдохнут там.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

"Вообще-то по Конституции принудительный труд у нас запрещен, а сенатор предлагает привлекать к принудительным работам граждан, получающих пособие по безработице, хоть знает, что это за пособие, и стоит ли из-за него, как говорится, «жилы рвать»? Да это крошечные деньги, и он еще предлагает наказывать! Наказывать надо того, кто придумал такое пособие по безработице, которое у нас ниже прожиточного минимума..."

Парламентарии комментируют

"Цены должны быть не просто сохранены, или балансировать на уровне прошлого года плюс инфляция. Нет, цены должны быть снижены, и в первую очередь на всю отечественную сельхозпродукцию. А для этого вообще не следует никому ее продавать, и прежде всего начиная, естественно, с тех стран, которые объявляют нам санкции, бойкот, гибридную войну..."

Парламентарии и бизнес

Наша страна – это страна тротуарной плитки, торговых центров и видеокамер. Те люди, которые формируют у нас институты власти, финансовые потоки, - им нужно, чтобы в стране было как можно больше видеокамер, потому что это очень хорошие деньги. Какая-то фирма получит теперь право заниматься и цифровизацией судов. Возможно, уже есть какой-то приближенный олигарх, который будет этим заниматься. А как мы будем предъявлять бумаги и документальные свидетельства тех или иных слов, которые озвучивает адвокат?

"Результаты работы парламента будут зависеть прежде всего от того, собирается ли правительство существенным образом изменять экономический курс. Судя по бюджету, этого делать не предполагается. При такое политике практически невозможно существенно улучшить материальное и социальное положение людей. Поэтому по-прежнему российская экономика будет развиваться относительно медленно, и не будет выполнен указ президента № 204, согласно которому мы должны обеспечить экономический прорыв. не будут ...

Видимо, когда власть не может сделать жизнь людей лучше, - не важно, по причине нежелания, или неумения, - власти нужно министерство, которое будет вбивать людям в голову то, что они стали жить лучше. И, наверное, первое, что будет делать министерство – это раздавать нашим гражданам бесплатно телевизоры, с комплектом федеральных каналов. Для такого министерства это будет самым эффективным способом воздействия на умы людей. Раньше это делалось посредством радио и газет, теперь добавилось тел ...

"В отдельных ситуациях, где граница между регионами исторически проходит по очень плотно населенному участку, возможно, действительно стоит принимать какие-то решения по уточнению границ. Но это должны решить уже сами соседствующие друг с другом субъекты, там, где этого сделано не было, и возникали какие-то споры. Но это вопросы, которые должны регулироваться, скажем так, в субсидиарном порядке между самими субъектами. А в тотальном определении границ субъектов просто нет необходимости..."