Как показывает история, все крупные войны завязывают европейцы со своими странами-союзниками, Россия эти войны завершает, а Запад приписывает себе победы

Еще святой Иоанн Лествичник называл тщеславие колючкой, которую как ни кинь, повернется вверх шипом, и о него обязательно уколешься

Революция - прорыв или Голгофа? Мнения священнослужителей

13.10.2017 12:21


Презентация книги Феликса Разумовского «1917: Переворот? Революция? Смута? Голгофа!» состоялась 10 октября в Государственном историческом музее в рамках Международной научной конференции «Великая российская революция 1917 года: сто лет изучения». Книга создана как литературная версия популярной телевизионной исторической программы Ф.Разумовского «Кто мы?» и выпущена Издательством Московской патриархии Русской Православной Церкви к 100-летию Всероссийского церковного собора и восстановления патриаршества.

Книга состоит из трех частей: «Преданная война», «Кровь на русской равнине», «Русская Голгофа». Сопровождается иллюстративным материалом.

Первым автора приветствовал и поздравил с выходом книги – «своевременным событием» – председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион. Иерарх высоко оценил программу Феликса Разумовского «Кто мы?», в которой автор «не просто делится своими взглядами и мыслями всякий раз, когда обращается к пласту истории, а рассматривает их через призму нашей собственной идентичности, и каждый раз передача является ответом на вопрос «Кто мы?». Споры показывают, продолжил митрополит, что мы до сих пор не знаем, кто мы такие, и почему так произошло. Здесь высказываются подчас противоположные оценки; многие считают, что «не надо ворошить прошлое». «Мы не должны быть «иванами, не помнящими родства», отметил митрополит Иларион, однако, отвечая на нынешний призыв к примирению, должны задуматься: «А кто с кем должен примириться? Или кто с чем должен примириться?»

«Должны ли мы примириться с тем, что миллионы людей подвергались незаконным репрессиям, когда вся страна была опутана сетью лагерей? Надо с этим мириться, или все-таки надо возвращаться мыслями к тому периоду времени и размышлять о том, что произошло?», - вопросил митрополит. Говоря о гонениях на Церковь, которые власть ослабила только в середине Великой Отечественной войны, митрополит Иларион также сделал вывод: «Главный урок, который стоит извлечь из трагической истории, – невозможно построить счастье человека на земле, отказавшись от Бога».

Феликс Разумовский рассказал о книге. «Это не энциклопедия, не научная монография. Она для чтения. Нам хотелось, чтобы сегодняшний современник получил возможность узнать о событиях не только в концепции «Великого Октября», но и познакомиться с православным взглядом на эти события», – сказал он.

Первая часть книги посвящена первой мировой войне – «Преданная война», которая была «сознательно вычеркнута из нашей истории». А вычеркнута она была потому, что «здесь предателем выступает часть народа, которая отказалась защищать родину», убежден автор. Отказалась защищать потому, что в это время Россия провалилась в смуту. По мнению Ф. Разумовского, гражданская война началась не после революции, а до; большевистская концепция – революция, потом гражданская война – не выдерживает критики. Первые проявления гражданской войны историк относит к 1902 году – когда тысячи усадеб были разграблены и сожжены. «Это была война белой и черной кости. Как только царь отрекся от престола, эта война, которую Столыпин и другие пытались сковать, выплескивается наружу, это океан злобы и ненависти, война всех против всех, – считает он. – На этой волне власть берут большевики. Большевики, в отличие от всех других, делают ставку на гражданскую войну, потому что они готовы к торжеству зла».

Главный фронт гражданской войны – крестьянский. Далее автор приходит к выводу: в результате войны были ликвидированы все слои русского общества, все институты общества, кроме одного – Церкви. «Было возрождено патриаршество, проходит церковный собор... После переворота октября 1917 года начался подъем церковной жизни. А потом… начинается Голгофа», – подытожил историк.

Феликс Разумовский выразил несогласие с высказыванием А.Солженицына «Мы потеряли ХХ век». «Россия дала тысячи мучеников за веру. Главные герои ХХ века были не стахановцы, а новомученики», – отметил автор книги.

В спор с Феликсом Разумовским вступил историк Олег Айрапетов, доцент МГУ им. Ломоносова. В революции сводятся не личные счеты, а исторические, отметил он: «Александр Блок был потрясен тем, что разгромлена его усадьба. Это историческая память о той социальной несправедливости, которая существовала».

В ходе дискуссии со стороны присутствующих прозвучали вопросы: «В чем причина «войны белой и черной кости»? Какую роль сыграла реальная власть, которая не могла этого не видеть? Можно ли было решить аграрный вопрос? В чем состояла Голгофа и что было после нее? Как относиться к русскому коллаборационизму? А закончилась ли вообще революция?»

Корреспондент Regions.ru попросил священнослужителей ответить на эти вопросы.

Протоиерей Сергий Рыбаков

доцент кафедры теологии Рязанского госуниверситета, председатель отдела религиозного образования Рязанской епархии

13.10.2017 13:10

В результате революции изменилась религиозная доктрина существования государства. Уваровская формула «православие, самодержавие, народность» перестала существовать. И если еще осталось государство на месте самодержавия и народ вместо народности, то православие заменили на атеизм, как государственную религию марксистского плана. Меняется как минимум две элиты – духовная, чье место занимают лидеры компартии, определяющие основную идеологию развития всего народа и государства, и правящая элита. И советский период характеризуется такой формой, которую можно назвать папоцезаризмом, когда духовная элита берет на себя управление государством, то есть берет в руки два меча – идеологию и управление.

Что же происходит с народом, который был готов принять эти элиты, потому что отошел от веры? Народ претерпевает колоссальные изменения. Тут трудно спорить с Лениным, что консервативной частью является крестьянство, а передовой частью революции – пролетариат, то есть те же крестьяне, но оторванные от своих корней, от земли и родовых могил. Старая элита эти процессы не контролировала, потому что сама была очень длительное время передовым локомотивом революции, начиная с Петра I, когда «птенцы гнезда Петрова» начинают вступать в масонские ложи, зарождается декабристское движение, саботируются реформы. В любом случае они стоят уже совсем не на православных позициях. Им хотелось сохранять свое господствующее положение, а это уже было невозможно. То есть при смене религиозной ориентации им хотелось править народом, который, по сути, был уже не их народ, этноконфессиональная установка уже изменилась. Сословные перегородки рухнули. Восстановить их невозможно и вряд ли требуется, потому что консерватизм, который сформировался, препятствовал дальнейшему развитию. Поэтому революция была неизбежна.

Сейчас мы оцениваем события с точки зрения того, что нам делать и как дальше жить. А ответ простой: Россия нужна Богу только православная, другая Россия Богу не нужна. Поэтому в той степени, в которой восстановим свои православные традиции, в той и будем существовать как государство и народ.

Протоиерей Александр Кузин

клирик храма Космы и Дамиана в Шубине

13.10.2017 13:09

Революция и гражданская война – результат духовного кризиса Церкви, причем не церковных структур, а самого народа Божьего. Спихивать сейчас вину с дворянства на крестьянство, с крестьянства на духовенство бесполезно. Это только кажется, что если мы найдем виноватых, значит, причину этого страшного бедствия только зароем. Говорить о том, что виноваты творцы красного террора, нельзя, это чистой воды был геноцид. Но и белый террор тоже жуткая вещь. Это было состояние народного помрачения. Причина в духовном кризисе русского народа. И лишь страшные жертвы Гражданской войны, а потом и Великой Отечественной отрезвили наш народ в достаточной степени, чтобы это выразилось в церковном возрождении в конце 80-х годов прошлого века.

А искать виноватых, искать конкретные политические закономерности, роковые стечения обстоятельств или иные причины не надо. Никто тогда не был особенно высок или низок. Когда сейчас пытаются изобразить «белых» белыми и пушистыми или крестьянство как жертвенное сословие – это условности. Конечно, меньше всего виновато крестьянство, хотя бы потому что оно меньше всего могло влиять на вопросы бытия того времени, оно было безответным.

Весь наш русский народ понес эти скорби как результат состояния духовно-нравственного помрачения, в котором оказалась Россия в начале ХХ века. Но задним умом мужик-то всегда крепок. Поэтому сейчас нам надо думать о том, чтобы не произошло повторно то же самое, потому что второго помрачения не выдержит ни Россия , ни мир.

Протоиерей Вячеслав Кочкин

руководитель отдела по социальному служению и церковной благотворительности Орской епархии

13.10.2017 13:07

Эти вопросы, конечно, беспокоят всех нас – особенно в год столетия октябрьского переворота.

Действительно, XX век не потерян в полной мере. Благодаря процессам, которые пережила Россия, не только наша Церковь окрепла через мученическую кровь, но и весь мир преобразился – правящие классы других империй задумались над положением рабочего человека, крестьянина.

Разумовский - великолепный публицист, телевизионный ведущий, который может очень убедительно представить свою точку зрения, осветить вопросы, волнующие всех – хотя, на мой взгляд, иногда он немного тенденциозен. Что революция дала нашей стране, было ли это трагедией, Голгофой? –размышляет он.

Коллаборационизм в самых верхних кругах, собственно, и погубил Россию. Конечно, прав Разумовский, когда говорит: в России это все началось не в 1917 году. На мой взгляд, даже не в 1914 и не в 1905. Эти процессы, быть может, начались еще в 1861 году, когда было отменено крепостное право, но крестьянин так и не получил земли.

Разумовский поднимает сложные и глубинные вопросы. Я бы с удовольствием прочел его книгу, задумался над ними еще раз, но однозначного ответа на них у меня нет. Единственное, что не подлежит сомнению, – последствия коллаборационизма нашей аристократии. «Война до победного конца» - звучит красиво, а ведь погибали-то русские и представители других национальностей России. Мы помним, сколько наших погибло во Франции, помним химические атаки немцев – с этим первыми столкнулись мы.

Так что вопросы, который Разумовский поднял в своей книге, важны, и мы еще долго будем их обсуждать. Но что меня очень сильно пугает – огромное желание некоторых возродить в России монархию. Я этого не понимаю. Страх перед революцией у нас порождает любовь к монархии. Но я думаю, это разные вещи.

Иерей Святослав Шевченко

Председатель комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Благовещенской епархии

13.10.2017 13:04

Глашатаи революции - представители творческой интеллигенции, «акулы пера» того времени - Блок, Маяковский и другие позже глубоко раскаялись в том, что поддерживали «красного монстра».

Мне сразу вспоминается фильм «Батальон» о Первой мировой войне, когда был создан женский батальон, чтобы поднять дух русского мужика, не хотевшего воевать. Мужика, которого немец подкармливал колбасой. «Оскотинились» – этот глагол, который использовали наши классики, здесь подходит как нельзя лучше. За родину воевать не хотели.

Большинство современных историков в один голос говорят: революция – это экспортный вариант, то, что было к нам в страну ввезено. Александр II отменил крепостное право, и что в результате? - Получил террористов, которые взрывали его бомбами.

На самом деле революционерам наплевать на какие бы то ни было реформы – это все ширма, прикрытие. Иностранные государства заинтересованы в дестабилизации ситуации внутри страны, представляющей экономическую, военную или еще какую-либо угрозу. А мы знаем, что Российская империя на тот момент переживала бурный экономический рост. Населения было больше чем сейчас - более 150 миллионов человек. Рубль был подтвержден золотом. И что, нам теперь будут рассказывать, что революция произошла из-за каких-то жутких проблем? Это чушь.

Революционный путь – не просто шаг назад – падение в пропасть. Когда брат пошел на брата, всю страну утопили в крови. А чего добились? Да ничего. Все это «светлое будущее» через 70 с лишним лет рухнуло, потому что было искусственным.

Но для Церкви (и я не устаю это повторять) такие времена полезны. Святые отцы в один голос говорят, что семя христианства – мученичество. И Церковь во времена лютых гонений была самой чистой в духовно-нравственном плане. В ней оставались только люди, которые готовы были исповедовать Христа. В Церковь шли «Не ради хлеба куса, а ради Иисуса». И такие время Церковь очищают, делают ее светлой, призванной к святости. А времена стабильности нас, в том числе духовенство, расслабляют.

Нам кажется, что мы живем в православной стране, но на самом деле это не так. Мы живем в секулярном неоязыческом государстве, и это нужно признать. И кто знает, что будет завтра? Может, Господь по нашим грехам, озлобленности попустит стране еще раз оказаться в годы революционных лихолетий. Конечно, по-человечески хочется воскликнуть: «Не дай Бог», но на все воля Божья.

Священник Филипп Ильяшенко

клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, заместитель декана исторического факультета ПСТГУ, кандидат исторических наук, доцент

13.10.2017 12:59

Я очень уважаю и ценю Олега Рудольфовича Айрапетова, знаю его как крупного современного ученого по истории XX века, специалиста по внешней политике, и, конечно, как ведущего преподавателя МГУ. Также мне известно о некоторых его симпатиях к советской власти в лице ее наиболее сильных правителей – отсюда, наверное, такие оценки произошедшего в 1917 году.

Знаю по творчеству и Феликса Вельевича Разумовского. Я уважаю этого человека как очень талантливого, яркого популяризатора исторических сюжетов, и его очередной труд, несомненно, заслуживает, чтобы с ним ознакомиться – хотя бы для того, чтобы представить эпохи, которые он описывает: от Первой мировой войны до антирелигиозных гонений XX века.

Что касается самих вопросов – мне кажется, есть историческое измерение, в рамках которого и шла дискуссия во время презентации книги. В этом контексте можно говорить об исторической предопределенности, личной ответственности тех или иных исторических персон, их вине в том, что произошло. Можно говорить о наличии (отсутствии) альтернатив развития и так далее. Но любое событие имеет измерение и внеисторическое. И в этом контексте нужно говорить не о том, хуже или лучше были экономические показатели, даже не о количестве погибших в Гражданскую и Первую мировую, а о причинах.

Очевидно, что первопричиной страшной междоусобной гражданской розни стала утрата чего-то большего, нежели показатели экономического, политического, военного, социального развития. Думаю, это та особая связь, которая была у русского народа в период российской государственности до катастрофы 1917 года, высокая нравственность, многодетность русского народа, особая доверчивость – при всех его недостатках и даже пороках. Это удивительное патриархальное состояние, связь были разрушены, променяны на экономические показатели, бытовой комфорт и на распущенность. Результат не заставил себя ждать: величайшая империя начала гибнуть. И первый признак гниения и распада – упадок нравственности.

Священник Димитрий Лин

клирик Храма святителя Николая на Трех Горах

13.10.2017 12:32

Дискуссия мне кажется очень своевременной и важной – жаль, что я на ней не присутствовал. Наверное, я не смогу ответить на все вопросы, но попробую высказать свои соображения по некоторым из них.

Что касается Первой мировой войны – думаю, она была вычеркнута из нашего сознания не потому, что часть народа перестала служить родине и отечеству - в советское время эта война рассматривалась в контексте революционных событий, как некий механизм, который запустит переустройство общества. Первая мировая выглядела как некий довесок к революции, которая тогда называлась «Великой Октябрьской социалистической». Для советского человека она была несущественна и неважна, поскольку дальнейшие революционные события затмили своим «сиянием» те, что связаны с войной.

Не знаю, какое отношение к этому на Западе – наверное, трагедия Второй мировой войны, ее масштабы тоже в какой-то степени затмили Первую мировую, но таково свойство исторической памяти - мы обычно смотрим на самое существенное, страшное, а все остальное вроде бы не так уж и важно.

Что касается несогласия автора с Солженицыным, -мне кажется, это передергивание. Очевидно, что Александр Исаевич Солженицын и о подвиге новомучеников знал, и наверняка не раз высказывался по поводу трагической судьбы Русской Церкви и замечательных людей, пострадавших от советской власти. Собственно, это главный мотив его творчества. И в «Архипелаге Гулаге» он говорит о Церкви с большим уважением.

Знаете, иногда это напоминает пародии на серьезные исследования. Ну, например, говорят, что если не было бы мучителей, не было бы святых. Вроде как мучители тоже сопричастны к их прославлению – но это же абсурд. Так же издевательски звучит известный рассказ Леонида Андреева «Иуда Искариот», где писатель представляет Иуду как некоего «сотрудника» Господа нашего Иисуса Христа в промысле Божьем о его крестной смерти. Не нужно путать политику и святость.

События начала XX века выявили нерешенные проблемы в российском обществе – экономические, политические, связанные с личными свободами. Гражданская война – свидетельство того, что люди по-разному понимали будущее страны, но равнодушных не было. Некая апатия и равнодушие, к сожалению, нередки в нашей гражданской да и церковной жизни. Такое состояние еще называют «теплохладностью», и оно свидетельствует о незрелости нашего сознания – гражданского или церковного. В то время как люди, которые вышли на борьбу, были по-своему цельными, у них были разные мировоззрения, но они расстались бы с жизнью за торжество своей идеи.

Очевидно, что страшная идея разрушения русского государства (а именно с нею пришли к власти преобразователи – эсеры, социал-демократы, а в дальнейшем и коммунисты) привела к такой деформации народного сознания, которую мы до сих пор не можем исправить И восстановить цельность народного сознания тоже. А она была у русского человека. Но смею предположить: несмотря на социальное расслоение, существовавшее в дореволюционной России, - дух народа, менталитет, наверное, был одним и тем же и у высших, и у низших слоев. И только муссирование проблем, да еще, наверное, нежелание находящихся у власти людей безболезненно их решить привело к катастрофе 1917 года. Нам нужно помнить этот наш печальный опыт, и все-таки стремиться к восстановлению единства, которое, смею предположить, было у всех представителей российского общества.

Сергей Перевезенцев

доктор исторических наук, член бюро президиума Всемирного Русского Народного Собора

13.10.2017 12:25

Чтобы ответить на все поставленные вопросы, наверное, нужно написать томов 20 по историческим, социальным, политическим, духовным проблемам, начиная примерно с языческих времен бытия российской цивилизации, потому что на протяжении всей отечественной истории в разные времена российские мыслители постоянно искали ответы на эти вопросы – пусть это и покажется странным. Я, например, вспоминаю замечательного писателя и мыслителя середины XVI века Ермолая-Еразма, который в одном из своих сочинений осмысливал все реформы, проводимые в то время правительством Ивана Грозного, с точки зрения интересов крестьянства, и отстаивал интересы последнего в своих записках, говоря, что если мы эти интересы не будем учитывать, то и страна погибнет, потому что земледельцы – главные кормильцы государства.

Конфликт «черной и белой кости», духовные, политические, социальные конфликты были всегда и во все времена. Сто лет назад, в начале XX века, они просто в очередной раз обострились.

Можно много говорить о причинах этого. В частности, одной из них (я подчеркну, лишь одной), можно считать страшнейший духовный кризис, в который погрузилась страна в начале XX столетия, когда множество наших соотечественников из высших, из низших сословий, из средних кругов, из интеллигенции принципиально стали отказываться от своей веры, духовных, религиозных, нравственных традиций, требуя максимально переустроить уклад жизни, который столетиями создавала наша страна и наш народ. Чем все это обернулось, вы знаете.

Могу сказать лишь одно: книга Феликса Вельевича Разумовского – попытка понять нас самих. Как, собственно, и цикл его телевизионных передач, которые я очень ценю - в них прослеживается не просто знание, желание понять, но видно страстное сердце автора, искреннее переживающего все перипетии, которые испытал наш народ на протяжении всей истории и, в частности, в начале XX века. Я уверен, что и эта книга наполнена не только анализом, но и духовным нравственным трепетом, который свойственен автору. И я желаю ему всяческого успеха.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Минобразования разработало вариант учебного плана, где конкретизирована возможность изучения государственных языков республик добровольно, на основе письменного согласия родителей учащихся, в пределах до двух часов в неделю

22 августа в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Государственным секретарем Святого Престола кардиналом Пьетро Паролином.

"Каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Никакого фронта со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке".