Борьба с коррупцией в России напоминает спортивную рыбалку: поймали, посчитали, взвесили и отпустили. Одним словом, идет имитация кипучей деятельности

Один раз попался на камеру, и ты уже подозреваемый, второй раз попался, и ты политический заключенный

http://www.r66.fssprus.ru/news/document21201129/

Суда еще не было, а ты уже виноват: парламентарии о Концепции уголовно-правовой политики

19.12.2017 10:32


В Совете Федерации разрабатывают Концепцию уголовно-правовой политики. Сенаторы считают, что сейчас поправки вносятся спонтанно, поэтому многие законы уже несколько расходятся с Конституцией. По словам разработчиков, Уголовный кодекс противоречивый – ведь за 20 лет в него было внесено более 1,5 тыс. поправок. Чтобы в дальнейшем избежать беспорядочного и неожиданного вброса поправок в законодательство, СФ предлагает создать единый Центр уголовной политики, который будет контролировать президент, пишет "НГ".

Повысить качество расследования предполагается за счет возвращения в уголовный процесс прокуроров с надзорными полномочиями. В разрабатываемой Концепции уголовно-правовой политики говорится о создании такой модели, когда следователь по уголовным делам сосредотачивается на исследовании обстоятельств, а обвинение формирует прокурор. "Вернуть обязанность следователя получать согласие прокурора на ходатайство о заключении под стражу или домашний арест и возможность прокурора давать обязательные указания по устранению нарушений закона в ходе расследования", – записано в проекте.

В Центре стратегических разработок (ЦРС) Алексея Кудрина уже выработан пакет собственных предложений к этому документу. Например, о том, что по ряду статей необходимо заменить тюремные сроки кратными штрафами и возмещением ущерба, чтобы "осужденный за нетяжкие преступления и преступления средней тяжести работал и возмещал ущерб потерпевшему, потому что, сидя в тюрьме, он не может ничего возместить".

Эксперты ЦСР раскритиковали и работу правоохранителей с сообщениями граждан о преступлениях. В отчете говорится, что за прошлый год Следственным комитетом было рассмотрено более 900 тыс. обращений, а уголовных дел возбуждено только около 130 тыс. "Еще ниже это соотношение в органах расследования МВД, куда поступает 27–28 млн обращений, по которым возбуждается лишь около 2 млн уголовных дел", – утверждается там же. Большую часть своего времени оперативники тратят на бумажную работу, поэтому в ЦСР предлагают сформировать корпус специализированных дознавателей, которые рассматривали бы все обращения о преступлениях, фильтруя их. Тогда бы следователям передавались уже такие дела, которые требуют расследования.

Отзыв на концепцию составила и Федеральная палата адвокатов. Ее, например, не устроило предложение о возможности возбуждать уголовные дела по заявлению потерпевшего без дополнительной проверки. По мнению экспертов, это может привести к необоснованному заключению под стражу невиновных лиц.


Что Вы думаете о разрабатываемой Концепции уголовно-правовой политики, какие предложения Вам импонируют? Федеральная палата адвокатов раскритиковала предложение о возможности возбуждать уголовные дела по заявлению потерпевшего без дополнительной проверки, Ваше мнение об этом нововведении? – с такими вопросами Regions.ru обратилось к российским парламентариям.

Александр Сидякин

руководитель администрации главы Башкирии, депутат Госдумы 2011-2018, член «ЕР»

19.12.2017 10:34

Возможно, в этой концепции есть здравое зерно – я даже с этим спорить не буду. Но не могу не заметить, что уже в который раз делается акцент на функциях и правах прокуроров, дознавателей. А у нас и без того наблюдается сильный перекос в сторону обвинительного уклона!

Я не очень верю в утверждения, что раз у нас мало оправдательных приговоров, значит хорошо работает следствие. Мы же все не дураки и понимаем, что происходит вокруг нас, видим, что к адвокатской стороне подчас нет вообще никакого уважения. Между тем, меня в университете учили, что все стороны в процессе равны. А какое может быть равенство, когда мнение одного всегда учитывается, а мнение другого игнорируется, когда спецслужбы сопровождают уголовные процессы вплоть до суда? К сожалению, у нас это общепринятая практика: проводить оперативные мероприятия через все следствие и довести до суда, включая "опеку" самого процесса. Но это же неправильно!

Поэтому мне очень не хочется, чтобы изменения в нашей уголовно-правовой системе носили какой-то односторонний характер. Можно кого угодно "надуть" полномочиями, но если от этого количество обвинительных приговоров в стране начнет только расти, то реформой это считать нельзя. И я абсолютно согласен с возражениями Федеральной палаты адвокатов против идеи рассматривать уголовные дела на основании одних только заявлений потерпевших. У нас и так сейчас массу людей "закрывают", опираясь только на такие заявления! Зайдите в любое СИЗО в крупных городах и посмотрите на состав тех, кто там сидит. Это же в основном бизнесмены, которых лет 10 назад как начали сажать по таким вот непроверенным заявлениям, так и продолжают! Всех прессует следствие, у всех выбивают показания, чтобы довести потом дело до обвинений в мошенничестве.

Безусловно, наша уголовно-правовая система нуждается в изменениях. Но прежде всего они должны касаться усиления адвокатского элемента, выравнивания его в правах со всеми другими сторонами. Если этого обеспечено не будет, то сначала над подобной концепцией все посмеются, а потом выяснится, что она привела к очередному витку безосновательных "посадок".

Михаил Емельянов

1-й зампред комитета ГД по государственному строительству и законодательству, фракция «Справедливая Россия»

19.12.2017 10:34

Конечно, уголовно-правовая реформа назрела у нас уже давно. И я бы в первую очередь обратил внимание на сочетание декриминализации и ужесточения наказаний. Мне кажется, нужно выбрать такую линию, которая в свое время была проведена в Соединенных Штатах. Это очень жесткие наказания, связанные с насильственными преступлениями, с преступлениями против личности, и одновременно – декриминализация либо снижение наказаний для малозначительных преступлений, перевод их в разряд административных проступков.

Также необходимо предусматривать довольно жесткое наказание для рецидивистов и усиливать надзор за теми из них, кто выходит из мест лишения свободы. Эта тема касается уже уголовно-исправительной системы, но она тоже очень важна. Вот в таком направлении я бы проводил сегодня уголовно-правовую реформу.

Если говорить о полномочиях прокуроров, то последние и сейчас не лишены определенных функций надзора. Поэтому весь вопрос в том, что имеют в виду авторы данной концепции. Надо конкретно смотреть, что они предлагают.

Ну и, естественно, абсолютно справедливы опасения адвокатской палаты, я с ними согласен. Ни в коем случае нельзя отражать в концепции положение о том, что уголовные дела могут заводиться только на основании заявлений потерпевших.

Николай Рыжков

Член Комитета СФ по федеративному устройству, рег. политике, МСУ и делам Севера (Белгородская обл.), беспартийный. Председатель СовМина СССР (1985-1990)

19.12.2017 10:34

Мне не очень нравится предложение о том, что надо поменьше давать определенные сроки, а лучше отделываться штрафами. Так мы далеко пойдем. Мне кажется, все-таки в свое время правильно в одном из фильмов говорилось: "Вор должен сидеть в тюрьме!". А при нынешних богатых людях, которые имеют миллионы и миллиарды, отделаться смешным штрафом – это раз плюнуть. Так что неправильно переводить систему, особенно экономических преступлений, на штрафные санкции. Люди должны понимать, что их противозаконные деяния оцениваются в Уголовном Кодексе как полагается. Кстати, это предложение звучит не первый раз, и я всегда выступаю против.

Создание дополнительных структур, которые будут фильтровать обращения и прочее, мне кажется, только усложнит систему. Она и так сложная – урегулировать взаимоотношения прокуроров, следственных органов, судейского корпуса, МВД непросто. Так что создание еще одной структуры точно все усложнит.

Все-таки надо очень серьезно присмотреться к некоторым функциям, которые были раньше, до того как Следственный комитет был создан самостоятельным. Надо еще раз пересмотреть все и, может, действительно вернуть некоторые положения, которые были раньше, если они себя оправдывали. Время прошло, и уже видно плюсы и минусы, шероховатости, которые существуют, например, между прокуратурой и Следственным комитетом.

Степан Киричук

Первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера (Тюменская область). Глава города Тюмени (1996-2006). Член ЕР

19.12.2017 10:34

Прокомментирую в первую очередь как обыватель и гражданин, который, так или иначе, сталкивается с этой темой сам или в случае обращений граждан. Я поддерживаю идею о том, чтобы у прокуратуры были более широкие полномочия. Этот институт конституционный и существует столько, сколько есть история России. По большому счету наши граждане связывают с прокуратурой определенные надежды на справедливость, непредвзятость. Это око государево: государю доверяют, а око должно быть зрячим, дееспособным.

Что касается корпуса дознавателей, тут не могу согласиться. Я боюсь дополнительных организаций, комиссий, центров. Полагаю, что при повышении эффективности работы каждого из институтов в этой области можно достичь результата. Когда не могут решить проблемы и создают рабочую группу для этого, то она не всегда может выполнить эффективно свои функции.

А вот идея заменять штрафами тюремные сроки высказывается давно, и я ее сторонник. За нарушение закона обязательно должно быть наказание. А вот каким оно должно быть, надо думать, в некоторых случаях действительно не надо держать людей в заключении. Я не верю в то, что тюрьма исправляет человека. Поэтому какой-то перечень преступлений, думаю, стоит создать, чтобы заменить наказание за них штрафами.

Что касается возбуждения уголовного дела без проверки, тут нужен индивидуальный подход. Если имеет место очевидное преступление – убийство, изнасилование, грабеж – тогда надо, на мой взгляд, сразу задерживать подозреваемого. А если просто есть заявление или обращение человека, то мало ли что можно сгоряча или не поняв ситуацию написать. Так что тут я ближе к точке зрения Федеральной палаты адвокатов. Мне никогда не нравилась позиция, когда еще суда не было, а ты уже виноват. Давайте будем разбираться с этим более тщательно.

Вообще все идеи о гуманизации нашего уголовного законодательства мне импонируют. И если надо, я буду стараться подключиться к своим коллегам для их реализации.

Анатолий Лысков

Заслуженный юрист РФ. Сенатор от Липецкой области (2002-2014). Генерал-лейтенант. Беспартийный

19.12.2017 10:32

Предлагаю первоначально и последовательно разобраться в понятийном аппарате ответственного документа "Концепция уголовно-правовой политики", представленного обществу от имени верхней палаты парламента - Совета Федерации. Первое представление концепции, правда, тогда она называлась "Концепция уголовной политики", было оглашено на заседании научно-экспертного совета при Генеральной прокуратуре весной 2017 года. Как член данного совета я выступил против неудачного словосочетания "уголовная политика".

Словосочетание "Уголовный кодекс" - удачное, иными словами - кодекс о преступлениях. Твердо убежден "уголовная политика" не может употребляться в официальных документах, исходя, во-первых, из толкования в словарях русского языка, потому что слово "уголовный" означает принадлежащий к преступлению; во-вторых, такое употребление логично толкуется как "принадлежащая к преступлению политика"; и в-третьих, действующие властные структуры не должны "рубить под собой сук", потому что открыто дают использовать оппозиционным частям общества указанный термин против себя, исповедуя "принадлежащую к преступлению политику".

В этой связи было предложено авторам концепции именовать ее "Концепция уголовно-правовой политики". Сожалею, что не удалось продолжить дискуссию в стенах Совета Федерации, когда обсуждалась концепция.

Теперь для публичного обсуждения представлена похожая, как в первом случае, редакция, но с аналогичными грубыми ошибками в употреблении словосочетания "уголовная политика". Но это уже подается как своеобразный политический презент к предвыборному столу действующего президента и предлагается создать "единый Центр уголовной политики" при главе государства. Тем самым всем конкурентам дается возможность оценивать новую структуру по-русски как "единый Центр принадлежащей к преступлению политики". В высшей степени некорректно! Те же грабли, только ударят в лоб не авторам идеи, заслужившим это в связи с игнорированием государственного русского языка, а тому, кто по ошибке примет предлагаемое за "новизну".

И в заключение комментария. Часто задумываюсь, неужели взрослые люди, обладающие политическим опытом, не понимают, что подобными предложениями о создании различного рода центров перегружают институт президента и освобождают от персональной ответственности имеющиеся государственные структуры, на которые Конституцией возложены соответствующие полномочия. Но ведь исторический опыт государственности уже показал, что все подобные идеологи остаются в тени. А кто несет ответственность? Неужели не понятно, что за те же тридцатые годы не только Сталин и следователь НКВД по фамилии Хват виновны. Но в первую очередь - те, кто принимал нормативные правовые акты, в которых вопреки содержательным толкованиям государственного русского языка давались понятия типа "врага народа" и другие.

Зачем же изобретать "велосипед", езда на котором потребует не только затраты в условиях дефицита бюджета, но и политические издержки с далеко идущими последствиями?! Уголовно-правовая политика должна формироваться не келейно, а публично в условиях открытых дискуссий в парламенте России.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Формирование Совета Федерации представителями от субъектов РФ делал центральную власть зависимой от региональных «баронов», укреплял их власть. Понятно, что это не способствовало единству Российской Федерации, и не случайно Путин поломал все, что работало на центробежные тенденции. Поэтому сегодня лучше перейти к прямым выборам сенаторов прямым голосованием, как это было с первым созывом, и тогда мы могли бы получить сенаторов, более ответственных перед своими регионами. К сожалению, нынешний по ...

Парламентарии комментируют

То, что мы услышали в выступлении главы СПЧ, очевидно, будет вызывать у огромной массы людей недоверие к самому институту защиты прав граждан, что, конечно же, плохо для страны. Если председатель Совета по правам человека в какой-то части считает, что амнистия, защита человека является неуместной, то он как минимум должен промолчать. Суть его работы и его должности такова, что он не может поддерживать уголовные дела. Поэтому либо человек публично выступает за амнистию, либо он о своей позиции умалчивает.

Нелепо требовать декларации о доходах от сельских депутатов, которые не получают никакой зарплаты. Люди резонно говорят, что они не имеют никаких преимуществ от этой своей деятельности, а их еще заставляют мучиться и собирать какие-то бумажки, справки. И не случайно сельские депутаты, в том числе довольно активные, нередко складывают свои полномочия, поскольку предпочитают избавиться от лишней суеты

Трудно сказать, как можно относиться к инициативе Венедиктова, потому что только реальные события могут показать, как будет работать система наблюдателей на митингах от ОП. То ли она будет одобрять любые действия властей, если учесть, что состав Общественной палаты определяется как раз органами местной власти. То ли это действительно будут люди, которые смогут выручать горожан в случаях недобросовестных действий полиции. Поэтому единственное решение - восстановить право граждан на свободу ...

Скорее всего, предложенная Алексеем Куринным инициатива об увеличении ответственности за невыполнение законных требований депутатов и сенаторов будет отклонена, поскольку большинство Государственной Думы, состоящее из депутатов от «Единой России», голосует за то, чего требует правительство. А правительство с этой инициативой согласится вряд ли.. Но польза от нее все равно будет. Не исключено, что какая-то часть чиновников забеспокоится по поводу тех наказаний, которые предусмотрены сегодня, хотя ...