Тот уровень социального неравенства, который имеется сегодня у нас, и который является главной причиной бедности большинства граждан, в любой европейской стране воспринимался бы как преступление перед нацией

Потери от санкций - капля в море по сравнению с потерями российской экономики от проводящегося ныне экономического курса

"Дело врачей": Парламентарии о приговоре гематологу Елене Мисюриной

31.01.2018 10:45


22 января главу гематологической службы Городской клинической больницы №52 Елену Мисюрину осудили на два года колонии общего режима за то, что она якобы оказала услуги, повлекшие смерть человека.

Мисюрина — известный гематолог 52-й больницы, которая провела достаточно сложную манипуляцию тяжелобольному пациенту. Он умер спустя несколько дней в частной клинике "МЕДСИ" и после другой операции. Почему за решеткой оказалась Елена Мисюрина?

Об операции, которую сделали пациенту в "МЕДСИ", Елена Мисюрина не знала, о смерти ей сообщили уже следователи, которые завели уголовное дело по 109-й статье "причинение смерти по неосторожности", а затем переквалифицировали по 238-й "оказание услуг, повлекшее по неосторожности смерть человека". Но почему в деле не фигурировали хирурги частной клиники "МЕДСИ", где умер пациент?

Все умершие в стационарах негосударственных лечебных учреждений направляются на судебно-медицинскую экспертизу. Вскрытие должно производиться в патанатомическом отделении №6 Бюро СМЭ Департамента здравоохранения Москвы.

Но, как показало расследование "МК", в данном случае правила были нарушены. Вскрытие производил прямо в "МЕДСИ" патологоанатом Мартынович А.И., несмотря на то, что у клиники не было лицензии на такие мероприятия и в ней вообще не имели права проводить вскрытия.

Российские медики вступились за гематолога Елену Мисюрину. Петицию с требованием пересмотреть ее дело подписали уже десятки тысяч человек.

"Медицинское сообщество российских врачей и медработников, сообщество пациентов считает приговор, вынесенный доктору Мисюриной Е.Н., неправовым и обусловленным политическими пропагандистскими целями в ходе объявленной Следственным комитетом РФ кампанией по массовому обвинению медработников во врачебных ошибках, нанесении вреда пациентам", — говорится в онлайн-петиции.

Напомним, что в октябре 2017 года глава СКР Александр Бастрыкин предложил ввести уголовную ответственность за врачебные ошибки. Его подчиненные предложение приняли. Например, 25 января СКР заявил еще о трех уголовных делах в отношении врачей. Все они связаны с гибелью пациентов.

Врачебное сообщество выразило опасение, что при такой ситуации любой медик оказывается не застрахован от тюрьмы только из-за того, что исполнял свою профессиональную обязанность. По мнению директора Центра медико-страхового права, медицинского юриста компании "Стибикина и партнеры" Юлии Стибикиной, налицо "недооценка, недоработка экспертов, там абсолютно не учтена патология". "Почему не врач "МЕДСИ"? Ну, наверное, так сработали. Для меня это 53-й год, "дело врачей", - приводит ее слова BFM.


Как Вы прокомментируете ситуацию с осуждением врача на два года колонии общего режима? Что Вы думаете о предложении главы СКР Александра Бастрыкина ввести уголовную ответственность за врачебные ошибки? – с такими вопросами Regions.ru обратилось к парламентариям.

Федот Тумусов

1-й зампред Комитета ГД по охране здоровья, фракция «Справедливая Россия»

31.01.2018 10:51

Через этот, вроде бы частный, случай как через лакмусовую бумагу просматриваются две крупные проблемы современной России. Первая связана с ситуацией в нашей правоохранительной системе, а вторая – с состоянием здравоохранения в нашей стране.

Сегодня действия нашей правоохранительной системы направлены в основном на то, чтобы засудить человека. И это подтверждается статистикой, в соответствии с которой только 2% судебных дел завершаются оправдательными приговорами. Даже в 1937 году оправдательные судебные решения составляли 20%!

Не секрет, что у следственных и судебных органов существуют негласные планы, которые определяют, сколько дел они должны завести и до каких результатов их довести. От этого зависят материальное положение работающих там людей, их карьерный рост, повышение в должности. Естественно, такую порочную систему надо коренным образом менять. Тем более что она формирует еще и благоприятную среду для коррупции.

Что же касается системы здравоохранения, то сегодня у нас очень низко пал авторитет врачей. Наверное, так низко он еще не падал за всю историю нашей медицины, и это очень плохо. На самом же деле у нас прекрасные врачи, ангелы в белых халатах, как я все время говорю. Но из-за того, что идет переформатирование, болезненное реформирование системы здравоохранения, врачи часто оказываются "крайними".

Вот совпадение этих двух факторов и привело к вопиющему, на мой взгляд, случаю с врачем-гематологом Еленой Мисюриной. По всем фактам, по всем показателям очевидно, что суд принял в отношении врача неправосудное решение. Приводились экспертные заключения очень авторитетных людей, академиков, но они, как следует из сообщений СМИ, были судом отвергнуты.

Во всей этой истории я вижу своего рода поворотный момент: или мы и дальше будем катиться к полицейскому государству, или вектор развития нашего общества, нашей правоохранительной системы повернется в сторону правового государства. Естественно, и система здравоохранения должна меняться в сторону защиты интересов граждан РФ, повышения доступности и качества медицинской помощи.

Если говорить об уголовной ответственности за врачебные ошибки, то она оправдана только тогда, когда человек действительно совершил уголовно наказуемое деяние и когда вина его доказана. Ошибки ведь тоже бывают разные. Умышленные действия, приводящие к гибели пациента, – это одно. А ошибки неумышленные, совершаемые в силу стечения обстоятельств – это уже другое. Поэтому предусматривать за любую врачебную ошибку одинаково высокую степень ответственности, естественно, неправильно.

Юрий Напсо

1-й зампред комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству, фракция ЛДПР

31.01.2018 10:51

Врачи ежедневно спасают тысячи жизней. Но, к сожалению, в таком огромном потоке операций, в том числе очень сложных, который через них проходит, временами возникают и ошибки, и какие-то непредвиденные обстоятельства. Если мы врачей за все подобные случаи будем отправлять на 2-3 года в колонии, не разобравшись до конца в ситуации, не изучив всесторонне причины того, что произошло, мы придем к тому, что вскоре нам будет крайне не хватать специалистов для проведения серьезных операций. Врачи будут просто отказываться от участия в этих операциях, опасаясь попасть на тюремные нары.

Я не могу судить о том, что произошло в конкретном случае с московским врачом-гематологом. Но мне представляется, что необходимо отличать ситуации с явной преступной халатностью или небрежностью от случаев, когда ситуация по объективным причинам выходит из-под контроля и от врачей уже мало что зависит. Нам известны действительно возмутительные примеры, когда врачи после операции забывали в теле пациента тампон или даже хирургический инструмент или когда лечили человека, поставив ему совершенно неправильный диагноз. Или бывают случаи, когда человека привезли в больницу уже в критическом состоянии, долго продержали в приемном отделении, из-за чего он умер. Вот за такие вещи виновные в них медработники, конечно, должны нести серьезную ответственность, вплоть до уголовной.

А если наказывать врачей просто за неудачные, не зависящие от них последствия операций или курсов лечения, то так мы сможем загнобить всех врачей, лишиться профессионалов и подорвать престиж самой профессии врача. А бывают ведь самые разные ситуации, связанные с индивидуальными особенностями организма, с аллергическими реакциями, о которых пациент не рассказал врачу, и т.д.

Мне самому не раз делали какие-то мелкие операции. Так вот, даже при незначительных операциях никто никогда не дает гарантий, что все обязательно пройдет хорошо, без рисков. И не зря на проведение любой операции, в том числе связанной с обследованием, требуется согласие самого пациента.

Поэтому я считаю, что надо быть все-таки немножко гуманнее к случаям, когда речь идет о непредвиденных врачебных ошибках. Надо учитывать все нюансы, связанные с этой профессией, и, что называется, не рубить с плеча.

Екатерина Лахова

Член Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера (Брянская область). Член ЕР

31.01.2018 10:51

У частной клиники возможностей больше "отмазаться". И если после лечения Мисюриной пациент был в другой клинике, надо разбираться в первую очередь с клиникой. Что там за операция была, что за врачи ее проводили? Почему вскрытие проведено непонятно как и непонятно кем? Очень странная история. Есть ли у Елены хороший адвокат? Даже если потом выяснят, что она невиновна, прецедент уже есть, приговор вынесен, человека отправили на два года в колонию!

Уголовная ответственность за врачебные ошибки нужна, наверное. Только в каких случаях? Если заводят дело, то должно быть очень серьезное разбирательство. Потому что чаще всего ошибка связана со смертью, а у родственников умершего возможности могут быть разные. И иногда, бывает, судебные решения принимают не в пользу истины. У народа есть недоверие к судебной системе, поэтому врачи так обеспокоены. Бывает, что правда на стороне сильного, того, кто имеет большие финансовые возможности.

Конечно, должна быть справедливость, и наказывать надо виновных. Кроме того, это подстегнет врачей, будет способствовать повышению уровня квалификации. Потому что врачи всю жизнь должны учиться, чтобы как раз не совершать ошибки.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

«Очень хорошо, что в ряде регионов местные власти с огромным вниманием относятся к благоустройству городской среды, в том числе к созданию парковых зон. Необходимо эту практику взять на вооружение во всех субъектах федерации. В частности, на это следует обращать особое внимание в промышленных центрах, где от количества парков в прямом смысле зависит жизнь людей»,- считает сенатор Валерий Васильев

Парламентарии комментируют

У российской экономики иммунитет все-таки выработался. Она не разорвана в клочья, как надеялся в свое время Обама, - она функционирует. Но она функционировала бы еще лучше, если бы финансово-экономический блок у нас представляли не воспитанники и единомышленники Алексея Леонидовича, а последователи совсем других экономических школ, которые по главу угла ставят экономический рост.

Вопрос о невозможности охотиться подняли жители Ольхонского района Иркутской области. Они жаловались на то, что земли вокруг поселков передали в пользование крупным охотхозяйствам, куда местное население либо вовсе не допускают, либо предлагают покупать лицензии по завышенным в несколько раз ценам.

Отсутствие четко обозначенной государственной правовой политики не способствует улучшению качества законодательной работы в России, а в ряде случаев прямо ведет к его ухудшению. Проблема касается самых разных отраслей права, включая уголовное законодательство, которое можно отнести к наиболее активно меняемым и дополняемым в последние годы