У нас влияние общества на формирование бюджета минимально, а недоверие к тратам бюджета, наоборот, максимальное. Нужно ставить вопрос о том, чтобы в формировании бюджета парламент принимал реальное участие

НАТО использует в отношении России тактику варанов: когда они не могут сразу уничтожить огромного буйвола, они его кусают, пускают в его тело ядовитую слюну и начинают преследовать до тех пор, пока он не упадет и не умрет

Олег Шеин: Завершение углеводородной эры не за горами

15.05.2018 10:26

Олег Шеин

член комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов, фракция «Справедливая Россия»

Комментарий к статье Не надо пытаться при помощи старых методов достигнуть новых целей: парламентарии о возможности прорывного развития России

Начнем с того, какие темпы экономического развития могут быть взяты на вооружение. Чтобы просто войти в пятерку ведущих стран мира, России необходимо будет за два предстоящих года почти удвоить объем национальной экономики.

Понятно, что российская экономика очень сильно замкнута на стоимость углеводородных ресурсов. И соответственно, повышение цены нефти до 70 долларов за баррель сопровождается очевидным ростом нашего валового национального продукта. Вопрос в том, что этот рост не влечет за собой ни структурных изменений в экономике, ни улучшения уровня жизни населения. Это объясняется в том числе спецификой принятия федерального бюджета, в котором очень большие средства просто раздаются в качестве льгот корпорациям.

Я думаю, если мы уберем ситуацию, связанную с ростом стоимости углеводородных ресурсов, объективно Россия, конечно, не войдет ни в какую пятерку ведущих стран мира. И было бы хорошо, если бы она сохранила свое положение на уровне где-то первых 10-12 стран.

Если говорить о бюджетной ситуации, то она, очевидно, формально может улучшиться. Увеличение стоимости углеводородного сырья с 40 до 70 долларов означает увеличение федерального бюджета на 60 млрд долларов США, т.е. на 3 трлн рублей, а это огромные деньги. Но мы же отчетливо понимаем, что углеводородный век скоротечен. Объем продажи российского углеводородного сырья качественно вырасти не может, потому что европейский рынок в этой области сокращается.

Поэтому основные риски состоят для нас в том, что после завершения углеводородной эры - а это совсем не за горами - никаких страховочных вариантов для российской экономики больше не останется. И вот это представляет собой колоссальный вызов, на который сегодняшнее правительство не имеет ответа. Таким образом, об условиях, которые могли бы способствовать какому-то экономическому прорыву в ближайшие несколько лет, говорить не приходится.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter
Парламентарии комментируют

Ни один из планов в рамках реновации не прошел через какие-либо широкие слушания, с населением никто не советовался. Понятно, что «конфетка» в виде обещания обеспечить людей новыми квартирами смотрится привлекательно. Но на месте пятиэтажек будут появляться и уже появляются не только 15-этажные, но уже и 20-ти, и даже 30-этажные дома. Скученность получается огромная, а социалки никакой: ни садиков, ни школ, ни поликлиник, ни больниц, ни аптек, ни филиалов «Сбербанка»!

Премьер-министр держался уверенно, отвечал на вопросы депутатов со знанием дела и с чувством юмора, однако мы не услышали ответов на многие вопросы. Да, проблемы копилась годами, десятилетиями. Но «Единая Россия» уже около 19 лет в стране. У нас принято чуть что, сразу ссылаться на 90-е, на распад Советского Союза. Но извините, Союз распался почти 30 лет назад. Сколько надо еще времени, чтобы не сваливать все наши проблемы на те события?

Отсутствие четко обозначенной государственной правовой политики не способствует улучшению качества законодательной работы в России, а в ряде случаев прямо ведет к его ухудшению. Проблема касается самых разных отраслей права, включая уголовное законодательство, которое можно отнести к наиболее активно меняемым и дополняемым в последние годы