Московский мусор сегодня лучше хранить в Кремле, который достаточно высок, и не скоро заполнится, и тогда, возможно, до властей дойдет, что мусор надо перерабатывать и утилизировать

20-22 миллионов россиян, находящихся за чертой бедности, вынуждены приобретать такие продукты питание, которые не позволяют им быть здоровыми. Как говорят, "не до жиру, быть живу"

Николай Арефьев : Цифровая экономика станет у нас тем же, что и вторая индустриализация, про которую уже все забыли

07.08.2018 17:48

Николай Арефьев

1-й зампред комитета ГД по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству, фракция КПРФ

Комментарий к статье Главное - при внедрении новшеств не потерять человека: парламентарии о программе "Цифровая экономика"

Никакая цифровая экономика никаких материальных благ создать в принципе не может. Это область услуг, а услуги не создают материальных ценностей. Они лишь обеспечивают прохождение чего-либо с большей скоростью. Но хлеба от этого больше не станет, обуви тоже больше не станет. Мы как покупали раньше рубашки машины за границей, так и будем покупать. А в результате вот таких неимоверно огромных затрат, которые предусматривает реализация данной программы, будет истощена страна, истощена ее экономика, и ничего позитивного от этого проекта страна не получит.

Вот, к примеру, говорится о том, что благодаря развитию цифровой экономики с большей скоростью будут проходить документы. Вы меня извините, какие документы? Правовые документы на дачные участки, которые все еще не оформлены и которые оформлять никто и не будет, поскольку надо будет платить налог? Поэтому непонятно, о каких документах идет речь. Инвестиционная активность у нас нулевая. В стране не создано никаких инвестиционных условий для того, чтобы хотя бы сохранить какие-то деньги, не говоря уже о том, чтобы на них что-то построить.

Заниматься нужно действительно созданием серьезных инвестиционных условий – не тех, которые подразумевает наше правительство, а при которых у инвесторов будет появляться желание строить заводы, фабрики, коллективные предприятия, выращивать свиней, овец, делать все то, что создает материальные ценности. А поскольку ничего этого в мозгу нашего правительства нет, то естественно, никакой отдачи от вложенных средств в принципе быть не может. Цифровая экономика, о которой ведет речь правительство, станет тем же самым, что и вторая индустриализация, которую у нас объявили и про которую забыли. Это будет сродни всем тем правительственным реформам, которые привели только к негативным результатам для экономики и для общества.

Поэтому, как бы они ни называли такую экономику - цифровой, электронной или какой угодно, мы все это уже видели, слышали, и ни к чему хорошему это не привело. Это очередной обман ради разграбления государственных средств, государственного имущества, государственных природных ресурсов. Ничего позитивного для страны это не даст.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Цеков: "Именно в украинском государстве преследуют за свободу слова, вмешиваются в религиозные дела, осуществляют внесудебные расправы, аресты и убийства. Всё это происходит на Украине, но они в очередной раз валят с больной головы на здоровую. Ложь стала нормой в деятельности США, стран ЕС и тех, кто их поддерживает".

Парламентарии комментируют

На губернаторе всегда лежит персональная ответственность - не только за нацпроекты, но за всю ситуацию в регионе, за проводящуюся там бюджетную, социальную, молодежную политику. За все, что касается жизни региона, губернатор отвечает как высшее должностное лицо. Но, конечно, в первую очередь за реализацию нацпроектов ответственны федеральные министры, на плечи которых легли задачи и распределения средств, и подготовки соответствующих программ

"Казалось бы, очень простенький маленький закон, буквально несколько строк, а он о том, что граждане лишаются накопительной части пенсии. Это десятки миллионов человек. С 2014 года мы заморозили эту норму, и уже четыре года подряд эти деньги конфискуются у граждан. На минуточку: 600 млрд в год", - заявил В.Гартунг