У нас влияние общества на формирование бюджета минимально, а недоверие к тратам бюджета, наоборот, максимальное. Нужно ставить вопрос о том, чтобы в формировании бюджета парламент принимал реальное участие

НАТО использует в отношении России тактику варанов: когда они не могут сразу уничтожить огромного буйвола, они его кусают, пускают в его тело ядовитую слюну и начинают преследовать до тех пор, пока он не упадет и не умрет

Александр Старовойтов: У многих пунктов есть обратная сторона медали

16.10.2018 17:33

Александр Старовойтов

Член комитета ГД по транспорту и строительству, фракция ЛДПР

Комментарий к статье Гайки закручивают, но резьба уже начинает срываться: парламентарии о наказании за вовлечение несовершеннолетних в несанкционированные митинги

На борьбу с оппозицией можно бросить любые правильные слова и ресурсы. Так как огромное количество детей привлекают через соцсети, работа их оплачивается и они основные забойщики в этих "белоленточных" митингах и стычках с правоохранительными органами, какие-то шаги надо предпринимать. И я понимаю посыл этого предложения.

Но при всем при этом: вот я пошел на митинг, представляя фракцию ЛДПР, и рядом идет мой ребенок. Это является привлечением несовершеннолетнего или нет? И что является митингом? В сентябре прошли избирательные кампании в огромном количестве регионов. И даже сотрудники с большими звездами на погонах называли митингами то, что ими не являлось. То есть контрольно-надзорная практика хромает на обе ноги. Например, стоит стол, табличка о том, что принимаются обращения граждан, рядом стою я – депутат Госдумы, и мне представители правоохранительных органов говорят, что мы митингуем. Мне пришлось деликатно объяснять трем офицерам полиции, каковы признаки митинга и что наше мероприятие под эти признаки не подходит.

Недавно был принят закон, который даже депутатов связывает по рукам и ногам. Мы теперь должны в определенные сроки уведомить инстанции о встречах с населением. То есть я раз в месяц в рамках региональной недели приезжаю в регион. Точные даты знать не могу, люди просят организовать встречу с населением. А я не могу это сделать, потому что за три дня должен об этом уведомить. То есть в итоге я, приходя на встречу, являюсь нарушителем.

Так что здесь очень тонкая грань. Где можно и нельзя проводить митинги и агитировать? Где покушения на права и свободы? У меня самого нет ответа на многие вопросы. У ряда пунктов есть обратная сторона медали. Особенно больной вопрос правоприменительной практики: что считать санкционированным и несанкционированным митингом, пикетом. Мы с этим сталкиваемся постоянно, ЛДПР – опытная парламентская партия, которая имеет самый большой опыт проведения протестных акций. Кстати, федеральный центр никаких команд не дает, а мы в регионах видим идиотизм на местах, когда местные царьки пытаются кому-то что-то доказать, мол, посмотрите, как мы можем "загнуть" оппозицию.

Так что боюсь, что в случае принятия этого закона правоприменительная практика будет крайне тяжелой, и попадут под статью не только те, кто занимается агитацией через соцсети и заманивает молодых ребят, но и те, кто совершенно не имеет к этому отношения.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter
Парламентарии комментируют

Идея, которую высказал сейчас Жириновской, возникает уже не первый раз, но если мы сегодня эту идею подхватим, мы публично распишемся в своем бессилии, в невозможности воплотить в жизнь идею о социальной справедливости. Мы самая богатая страна по природным ресурсам, но эти ресурсы до сих пор не служат у нас большинству населения. Мы умудрились довести страну до такого состояния, когда всего 3% сверхбогатых обладают 90% национального достояния, а 19 миллионов за чертой бедности!

Полная потеря доверия граждан к уходящему руководству Украины волею случая и спонсоров привела к власти неопытного в политике человека, которого знают в основном по его ролям в кино и сериалах

Отсутствие четко обозначенной государственной правовой политики не способствует улучшению качества законодательной работы в России, а в ряде случаев прямо ведет к его ухудшению. Проблема касается самых разных отраслей права, включая уголовное законодательство, которое можно отнести к наиболее активно меняемым и дополняемым в последние годы