У нас влияние общества на формирование бюджета минимально, а недоверие к тратам бюджета, наоборот, максимальное. Нужно ставить вопрос о том, чтобы в формировании бюджета парламент принимал реальное участие

Есть такая поговорка: замах на рубль, удар на копейку. Так и с заявлением Матвиенко о поддержке многодетных семей - уже столько громких заявлений сделано, что кажется, пора уже хотя бы частично их исполнять

Олег Шеин: Когда парламент является фактически придатком исполнительной власти, резко снижается качество принятия стратегических решений

22.01.2019 14:03

Олег Шеин

член комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов, фракция «Справедливая Россия»

Комментарий к статье Необходим переход России к парламентской республике. Парламентарии о предложении Володина расширить полномочия Федерального Собрания

Начнем с того, что я вообще сторонник парламентской республики.

Конституция, которая существует у нас сегодня, принималась по сути на пепелище Верховного Совета, в декабре 1993 года. После того, как здание Верховного Совета было расстреляно, был принят Основной закон, написанный под Бориса Николаевича Ельцина и под всю президентскую вертикаль.

Поначалу это работало, может быть, в условиях некоего сдерживания, поскольку парламент какое-то время был неподконтролен исполнительной власти. Но с 2003 года парламент стал фактически придатком исполнительной власти со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Чем эта модель плоха? В первую очередь тем, что резко снижается качество принятия стратегических решений в нашей стране. Ведь если нет диалога, нет дискуссии, то в этом случае нет и просчитывания рисков, их учета.
Напомню, что когда шла работа над подготовкой нашей Конституции, за образец была взята Конституция США. Но дело в том, что сама политическая модель предполагает у них реальную двухпартийную систему, причем партии и внутри себя имеют очень глубокую политическую конкуренцию. Предусмотрены там и общенародные выборы сената, и соответственно, раз в два года меняется треть Сената. Раз в два года происходят выборы нижней палаты парламента, а полномочий у американского президента меньше, чем у главы российского государства. Вот поэтому политическая система в США, при всех сложностях, которые есть в любой стране мира, более сбалансирована.

Понятно, что в начале «нулевых» у нас был период мобилизации. Но мобилизация не может идти десятилетиями, это некий промежуточный период – достаточно короткий, емкий, предполагающий очень высокую энергетику, но довольно скоро переходящий в обычную, нормальную работу. Да, бывают периоды аврала, но нельзя жить в аврале! Жить в аврале означает ломать производство. То же самое и со страной.

Поэтому, возвращаясь к теме заявления Володина, могу сказать, что Володин озвучил тенденцию, направление, в котором, очевидно, все будет двигаться. Но тенденция – это всего лишь элемент, эпизод. А мы-то говорим все-таки про более масштабные вещи, про общую модель управления. И я считаю, что общая модель должна предполагать переход России к парламентской республике. Отдельные решения по расширению полномочий парламента ничего не изменят: ключевые решения все равно будут приниматься в других кабинетах. Формально – парламентом, а по факту, конечно, нет. Я уверен, кстати, что приближение вопроса об очередных президентских выборах в 2024 году будет мотивировать и исполнительную власть к определенному демонтажу существующей системы.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter
Парламентарии комментируют

Президент поставил задачу увеличить рост экономики выше уровня мирового, что на сегодня составляет 3,7%. А они говорят об 1,7%, и это свидетельствует о том, что они не собираются выполнять никаких майских указов президента. И указы, и национальные проекты – все это будет заброшено. Повышение НДС на 2% делает свое дело, и если в первом квартале последствия этого решения мы ощутили не полностью, то к концу года это выразится в полном провале социального развития нашей страны

Отсутствие четко обозначенной государственной правовой политики не способствует улучшению качества законодательной работы в России, а в ряде случаев прямо ведет к его ухудшению. Проблема касается самых разных отраслей права, включая уголовное законодательство, которое можно отнести к наиболее активно меняемым и дополняемым в последние годы