У нас влияние общества на формирование бюджета минимально, а недоверие к тратам бюджета, наоборот, максимальное. Нужно ставить вопрос о том, чтобы в формировании бюджета парламент принимал реальное участие

НАТО использует в отношении России тактику варанов: когда они не могут сразу уничтожить огромного буйвола, они его кусают, пускают в его тело ядовитую слюну и начинают преследовать до тех пор, пока он не упадет и не умрет

Анатолий Лысков: Вводить институт непреодолимой силы в уголовное право нет никакой необходимости, поскольку в уголовном праве уже существует институт крайней необходимости

28.01.2019 23:40

Анатолий Лысков

Заслуженный юрист РФ. Сенатор от Липецкой области (2002-2014). Генерал-лейтенант. Беспартийный

Комментарий к статье Антикоррупционые законы – это не те законы, которые могут требовать либерализации. Парламентарии о поправках Минюста к закону о коррупции

 Отвечая на вопросы вашего информационного агентства, полагаю, что предварительную оценку разрабатываемому Минюстом законопроекту трудно дать, исходя из общей инфолрмации. И вот почему.

Понятие коррупции ближе к уголовному праву. Коррупция в переводе с латинского языка - подкуп, вознаграждение. А по Уголовному кодексу это называется взяткой должностному лицу государственных органов или подкупом должностного лица коммерческих организаций.

Понятие непреодолимой силы является понятием в гражданском праве, позволяющем освободить от исполнения обязательств, предусмотренных гражданско-правовым договором. Так, например, в соответствии с частью 3 статьи 401 Гражданского кодекса РФ "...Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств".

Для меня представляется интересной, с точки зрения правовой определенности, идея о применении понятия непреодолимой силы в федеральном законе о противодействии коррупции N 273 от 25 декабря 2008 г. (с последующими изменениями). Здесь есть большой риск довести исполнение норм данного закона до правового абсурда.

Поясню на примере. В соответствии со статьей 7.1 данного закона, именуемой "Запрет отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами" (введена Федеральным законом от 07.05.2013 N 102-ФЗ) предусмотрено:

"...В случаях, предусмотренных Федеральным законом от 7 мая 2013 года N 79-ФЗ "О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами", запрещается открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами лицам, замещающим (занимающим): 

    а) государственные должности Российской Федерации; 
    б) должности первого заместителя и заместителей Генерального прокурора Российской Федерации; 
    в) должности членов Совета директоров Центрального банка Российской Федерации;
    г) государственные должности субъектов Российской Федерации... (далее список других должностей)".

Закон действует много лет. Возникает обоснованный вопрос, что до настоящего времени некоторые должностные лица не сумели закрыть счета в иностранных банках вследствие так называемой "непреодолимой силы"? А не станет ли понятие "непреодолимой силы" официальным сокрытием умышленного уклонения от исполнения антикоррупционного закона? Как поступят разработчики в дальнейшем, увидим в ближайшее время. Затем можно будет вернуться к конкретному обсуждению готового законопроекта.

И в заключение. В уголовном праве уже существует институт крайней необходимости (без всякой непреодолимой силы), когда лицо совершает действия, формально характеризующиеся преступлением, но оно освобождается от уголовной ответственности. К таким случаям относятся, например, действия взяткодателя, когда у него взяткополучатель вымогал взятку. Все это устанавливается в ходе всестороннего расследования уголовного дела.  Иными словами, вводить институт непреодолимой силы в уголовное право нет никакой необходимости.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter
Парламентарии комментируют

Идея, которую высказал сейчас Жириновской, возникает уже не первый раз, но если мы сегодня эту идею подхватим, мы публично распишемся в своем бессилии, в невозможности воплотить в жизнь идею о социальной справедливости. Мы самая богатая страна по природным ресурсам, но эти ресурсы до сих пор не служат у нас большинству населения. Мы умудрились довести страну до такого состояния, когда всего 3% сверхбогатых обладают 90% национального достояния, а 19 миллионов за чертой бедности!

Полная потеря доверия граждан к уходящему руководству Украины волею случая и спонсоров привела к власти неопытного в политике человека, которого знают в основном по его ролям в кино и сериалах

Отсутствие четко обозначенной государственной правовой политики не способствует улучшению качества законодательной работы в России, а в ряде случаев прямо ведет к его ухудшению. Проблема касается самых разных отраслей права, включая уголовное законодательство, которое можно отнести к наиболее активно меняемым и дополняемым в последние годы