Реального импортозамещения не будет до тех пор, пока страной руководят спекулянты, которые привыкли фарцевать нефтью, газом, перепродавать, перепокупать, но производить ничего не могут

Изменения в избирательном законодательстве возможны только после проведения парламентского расследования о события, происшедших в Москве 27 июля и 3 августа

Олег Смолин: Для России, мягко говоря, странно иметь прожиточный минимум, составленный по нормативам для развивающихся стран Азии и Африки

13.07.2019 12:47

Олег Смолин

1-й зампред комитета Госдумы по образованию и науке, фракция «КПРФ»

Комментарий к статье «Прожиточный мизер». Парламентарии о планах Минтруда повысить прожиточный минимум на четыре процента

Я начну с того, что в последнее время мы переживали экономические чудеса. Периодически Росстат объявлял, что цены растут, а прожиточный минимум снижался. Напомню, что даже минимальная заработная плата в России составляет 11 тысяч 280 рублей, т.е. чуть-чуть выше того прожиточного минимума, который нам теперь предлагают установить.

Второе. Российский прожиточный минимум составлен, как известно, по нормативам, которые ООН разработала для развивающихся стран Азии и Африки. Но мы все-таки претендуем на то, что мы – одна из великих держав, страна «большой двадцатки». Поэтому иметь такой прожиточный минимум для нашей страны, мягко говоря, странно. Большинство людей справедливо называют его «непрожиточный минимум». Мы знаем истории, когда депутаты и журналисты пытались на него прожить, и насколько я помню, никому это особо не удалось. Кто-то прожил неделю, а один депутат сказал, что в первый же вечер в ресторане проел больше, чем было положено по прожиточному минимуму.

Федерация независимых профсоюзов России ориентируется на т.н. минимальный потребительский бюджет. Это не то, что нужно, чтобы не умереть, а то, что нужно для более-менее нормальной жизни. Так вот, по данным ФНПР минимальный потребительский бюджет в стране должен составлять не менее 36 тысяч рублей, а вовсе не 11 тысяч.
Кстати, недавно мне довелось общаться с академиком Аганбегяном, крупнейшим российским экономистом. Он считает, что минимальная зарплата в стране должна составлять 25 тысяч рублей, и что это необходимо не только по социальным причинам, но во многом по причинам экономическим. До тех пор, пока люди не будут получать нормальную заработную плату, они не смогут покупать товары. А если они не смогут покупать товары, в стране не будет экономического роста.

Поэтому иметь прожиточный минимум в 11200 рублей и при этом иметь в ФНБ 7 трлн рублей в запасе – это социальный и экономический абсурд.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter
Парламентарии комментируют

Вместо того, чтобы мазать одной черной краской наше советское прошлое, было бы лучше дать объективную оценку тому волчьему капитализму, который установился у нас сегодня. В то время как советский опыт стал ориентиром для того, чтобы социал-демократические преобразования в Европе и Америке были реализованы быстрым, прорывным путем. И именно благодаря этому им удалось избежать опасности быть поглощенными какими-то революционными процессами

Нелепо требовать декларации о доходах от сельских депутатов, которые не получают никакой зарплаты. Люди резонно говорят, что они не имеют никаких преимуществ от этой своей деятельности, а их еще заставляют мучиться и собирать какие-то бумажки, справки. И не случайно сельские депутаты, в том числе довольно активные, нередко складывают свои полномочия, поскольку предпочитают избавиться от лишней суеты

Трудно сказать, как можно относиться к инициативе Венедиктова, потому что только реальные события могут показать, как будет работать система наблюдателей на митингах от ОП. То ли она будет одобрять любые действия властей, если учесть, что состав Общественной палаты определяется как раз органами местной власти. То ли это действительно будут люди, которые смогут выручать горожан в случаях недобросовестных действий полиции. Поэтому единственное решение - восстановить право граждан на свободу ...

Российское законодательство о митингах и без того очень жесткое. И нам надо было бы идти в противоположном направлении. Нужно облегчать возможности проведения санкционированных митингов, - для того, чтобы не возникали несанкционированные. Чем больше у нас будет разрешенных митингов, тем меньше будет митингов несанкционированных, и соответственно, меньше разгонов, и меньше озлобления части общества против тех, кто эти митинги разгоняет