Москва точно может позволить себе многостороннюю социальную поддержку. Достаточно плитку перекладывать не два раза в год, а один, и сэкономленные деньги направлять на заботу о пожилых людях

Хотелось бы спросить у Мишустина, что бы он взял из опыта Китая и Вьетнама, чтобы и мы начали развиваться, а не деградировать

Александр Шерин : Если где-то закрывают глаза на незаконную свалку, значит есть команда не трогать устроивших ее «уважаемых людей»

24.02.2021 12:08

Александр Шерин

1-й зампред комитета ГД по обороне, фракция ЛДПР

Комментарий к статье Скоро половина России будет в незаконных свалках: парламентарии о рекультивации токсичных свалок за счет бюджета

Причина этой проблемы заключается в следующем. Существует строгая иерархия, в соответствии с которой тех, кто работает, имея очень хорошие связи на федеральном уровне, т.н. «московскую крышу», не трогают местные проверяющие органы, и их не может тронуть даже губернатор. Поэтому если в каком-либо регионе образуется незаконная свалка, и на это закрывают глаза, значит есть команда из Москвы не трогать «уважаемых людей», по вине которых эта свалка появилась.

Ну а когда проблема доходит уже до определенной критической массы, до народного недовольства, тут же появятся люди, которые будут с удовольствием ее решать и параллельно осваивать бюджетные денежные средства. Естественно, какая-нибудь организация «с улицы», не имеющая хороших связей в структурах, где принимаются решения о выделении этих средств, никогда не будет допущена к соответствующим работам в качестве исполнителя. Появятся именно те организации, которые будут активно заниматься осваиванием бюджетных средств, которых, конечно же, как потом выяснится, будет не хватать, будет выбиваться дополнительное бюджетное финансирование, и т.д.

Все это становится возможным по той очевидной причине, что в стране отсутствует сменяемость власти, и нет честных, конкурентных выборов. У нас практически все губернаторы от «Единой России», региональные депутаты в большинстве своем от «Единой России», в Госдуме единороссы имеют две трети. А контрольные и надзорные органы, включая ревизионные комиссии, счетные палаты муниципалитетов и субъектов РФ, по сути дела зависят от монополии одной политической силы. Руководители этих органов фактически назначаются теми же людьми, которых они должны контролировать, т.е. главами регионов и муниципальных образований. А утверждаются они депутатами, которые в большинстве своем принадлежат к той же самой партии, что и представители исполнительной власти. Поэтому круг замыкается: сами себя контролируют, сами себе выделяют деньги, сами их осваивают и сами проверяют эффективность и прозрачность их использования.

А если бы главы регионов менялись, и на смену губернаторам от правящей партии приходили бы губернаторы от ЛДПР или от КПРФ, то они бы, соответственно, проверяли результаты деятельности своих предшественников. Вы знаете, в Советском Союзе была такая примета: если начальник склада не уходит в отпуск, значит на складе недостача, потому что, чтобы уйти в отпуск, ему бы пришлось на месяц склад кому-то передать. А когда к руководству регионом приходят чиновники от одной и той же партии, и в одном и том же кабинете их назначают, то они стараются не дискредитировать друг друга, не поднимать какие-то проблемы, которые накопились, закрывают глаза на различные нарушения и злоупотребления. Жезл правления регионом друг другу передают, а все проблемы региона как были, так и остаются.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

Вне зависимости от того, как выглядят те или иные пикетчики, народ у нас вообще живет бедновато, и не все носят, как Людмила Борисовна, соболиные шубы и бриллианты. Поэтому и выглядят они, может быть, как-то немножко «не очень» с точки зрения богатых людей. Но это народ России, который высказывает свою позицию. А выдвигают они в том числе лозунги о привлечении Горбачева к ответственности за незаконные решения, и о решении проблем страны через восстановление суверенитета, законности и порядка

Парламентарии комментируют

К сожалению, человек предпенсионного возраста сегодня постоянно сталкивается у нас с проблемами, связанными с трудоустройством. Допустим, если по каким-то причинам ликвидировали предприятие или организацию, новую работу ему найти очень сложно, поскольку крайне неохотно берут на работу пожилых людей, и это действительно проблема. А на той же бирже труда ему могут предложить какую-то копеечную работу, которая тоже не дает достаточных средств к существованию. И это уже вопрос общего состояния экономики...

Парламентарии и бизнес

Наша страна – это страна тротуарной плитки, торговых центров и видеокамер. Те люди, которые формируют у нас институты власти, финансовые потоки, - им нужно, чтобы в стране было как можно больше видеокамер, потому что это очень хорошие деньги. Какая-то фирма получит теперь право заниматься и цифровизацией судов. Возможно, уже есть какой-то приближенный олигарх, который будет этим заниматься. А как мы будем предъявлять бумаги и документальные свидетельства тех или иных слов, которые озвучивает адвокат?

"Новое политическое объединение не будет представлять особой трудности для «Единой России» в борьбе за депутатские мандаты. Но у них есть реальный шанс занять второе место, и именно благодаря вот этой новой конструкции, а также с учетом личных качеств и авторитета Миронова, Семигина и Прилепина..."

Видимо, когда власть не может сделать жизнь людей лучше, - не важно, по причине нежелания, или неумения, - власти нужно министерство, которое будет вбивать людям в голову то, что они стали жить лучше. И, наверное, первое, что будет делать министерство – это раздавать нашим гражданам бесплатно телевизоры, с комплектом федеральных каналов. Для такого министерства это будет самым эффективным способом воздействия на умы людей. Раньше это делалось посредством радио и газет, теперь добавилось тел ...

"Этот законопроект предусматривает прямую цензуру в интернете - если, например, появляется информация о коррупции чиновника, то ему можно будет написать заявление в прокуратуру, и будет примерно так же, как в сталинские времена, когда т.н. «тройки» тут же принимали решения и приводили их в исполнение. По сути, это будет тот же внесудебный приговор к высшей мере, только по отношению к сайту. И потом человеку придется ходить по судам и доказывать, что его сайт должны восстановить..."