Москва точно может позволить себе многостороннюю социальную поддержку. Достаточно плитку перекладывать не два раза в год, а один, и сэкономленные деньги направлять на заботу о пожилых людях

Хотелось бы спросить у Мишустина, что бы он взял из опыта Китая и Вьетнама, чтобы и мы начали развиваться, а не деградировать

Олег Смолин: Не знаю, можно ли в Тыве установить буквально такой же уровень жизни, как в Москве, но очевидно, что разрыв должен быть уменьшен

22.07.2021 10:49

Олег Смолин

1-й зампред комитета Госдумы по образованию и науке, фракция «КПРФ»

Комментарий к статье Национальный стандарт благополучия - это прожиточный минимум в 34-37 тысяч рублей: мнения парламентариев

Я начну с того, что мы многократно пытались продвинуть федеральный закон о минимальных социальных стандартах. Это примерно то же самое, что и стандарт благополучия, только пожалуй даже поскромнее. Стандарт благополучия предполагает практически все измерители качества жизни. Мы же предлагали ввести хотя бы несколько наиболее важных  измерителей качества жизни, которые были бы обязательно обеспечены в отношении каждого человека. Но каждый раз наши попытки принять закон о минимальных социальных стандартах, соответственно, топились правительством и верным ему большинством в Государственной Думе.

Второе. Разумеется, я поддерживаю предложение Евгения Попова про стандарт благополучия. Я абсолютно уверен, что право человека на жизнь, на охрану здоровья, на образование не должно зависеть от того, в каком месте нашей большой страны и при каких приоритетах того или иного губернатора ему повезло или не повезло родиться и жить. Но реальность заключается в том, что в современной России нет единого социального пространства. Москва живет примерно как Чехия, Тыва примерно как Монголия, моя родная Омская область – где-то посерединке. Например, неравенство в оплате труда учителей, по данным Министерства просвещения, составляет по регионам 7 раз. Причем, все это -следствие прямой политики Минфина и правительства России. Они пытаются собрать деньги в кубышку, которая называется Фондом национального благосостояния, а социальные обязательства сбросить в регионы. Такой курс имеет политическую составляющую, в том смысле, что если вы чем-то недовольны, вы должны идти не в Москву, а к своему губернатору, мэру, главе сельского самоуправления. Хотя деньги находятся как раз в руках Минфина, напоминаю – 14 трлн рублей составляет сегодня Фонд национального благосостояния.

Третье. Поскольку единого социального пространства нет, российские власти пытаются скреплять страну административным насилием, в том числе де-факто назначением, за редким исключением, губернаторов с помощью муниципальных фильтров, назначением прокуроров президентом, развитием Национальной гвардии вместо местных правоохранительных структур, и т.д.

Выступая в Государственной Думе, я не раз напоминал известную полемику между Бисмарком и Тютчевым. Как известно, Бисмарк предлагал скреплять единство Германии железом и кровью. А Тютчев ему отвечал: «Единство, - возвестил оракул наших дней, - быть может спаяно железом лишь и кровью. Но мы попробуем спаять его любовью, - а там увидим, что прочней». Вот я считаю, что единство страны надо скреплять социальной любовью. Для этого действительно должны быть единые и очень близкие стандарты качества жизни. Хотя бы уменьшить разрыв в качестве жизни между регионами – это вполне реально. Не знаю, можно ли в Тыве установить буквально такой же уровень жизни, как в Москве, но очевидно, что разрыв должен быть уменьшен.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

"Вообще-то по Конституции принудительный труд у нас запрещен, а сенатор предлагает привлекать к принудительным работам граждан, получающих пособие по безработице, хоть знает, что это за пособие, и стоит ли из-за него, как говорится, «жилы рвать»? Да это крошечные деньги, и он еще предлагает наказывать! Наказывать надо того, кто придумал такое пособие по безработице, которое у нас ниже прожиточного минимума..."

Парламентарии комментируют

"Построение в России «нового социализма», - вот что может объединять нас с скандинавскими странами в дальнейшем, и будет только упрочивать наши отношения. Уверен, что другой альтернативы для нас нет. И хотелось бы, чтобы мы как можно скорее вышли на этот путь и начали строить общество, прежде всего по своим социальным приоритетам похожее на то, которое уже построено в Швеции, Норвегии и Финляндии. И вот тогда у России появится возможность стать не то что маяком, а опорой, защитой для этих стран..."

Парламентарии и бизнес

Наша страна – это страна тротуарной плитки, торговых центров и видеокамер. Те люди, которые формируют у нас институты власти, финансовые потоки, - им нужно, чтобы в стране было как можно больше видеокамер, потому что это очень хорошие деньги. Какая-то фирма получит теперь право заниматься и цифровизацией судов. Возможно, уже есть какой-то приближенный олигарх, который будет этим заниматься. А как мы будем предъявлять бумаги и документальные свидетельства тех или иных слов, которые озвучивает адвокат?

"Новое политическое объединение не будет представлять особой трудности для «Единой России» в борьбе за депутатские мандаты. Но у них есть реальный шанс занять второе место, и именно благодаря вот этой новой конструкции, а также с учетом личных качеств и авторитета Миронова, Семигина и Прилепина..."

Видимо, когда власть не может сделать жизнь людей лучше, - не важно, по причине нежелания, или неумения, - власти нужно министерство, которое будет вбивать людям в голову то, что они стали жить лучше. И, наверное, первое, что будет делать министерство – это раздавать нашим гражданам бесплатно телевизоры, с комплектом федеральных каналов. Для такого министерства это будет самым эффективным способом воздействия на умы людей. Раньше это делалось посредством радио и газет, теперь добавилось тел ...

"Этот законопроект предусматривает прямую цензуру в интернете - если, например, появляется информация о коррупции чиновника, то ему можно будет написать заявление в прокуратуру, и будет примерно так же, как в сталинские времена, когда т.н. «тройки» тут же принимали решения и приводили их в исполнение. По сути, это будет тот же внесудебный приговор к высшей мере, только по отношению к сайту. И потом человеку придется ходить по судам и доказывать, что его сайт должны восстановить..."