Система партсписков позволяет контролировать депутата, который теряет самостоятельность. А одномандатник – он в любой момент может откреститься от партии, и послать ее к едрене фене

Когда дует сильный ветер, бесполезно пытаться его остановить. Поэтому мне кажется, что все-таки бог с ней, с инфляцией - экономика гораздо важнее...

Европейских слабаков больше заботит цвет стрингов, чем защита женщин: парламентарии о событиях в Кельне

08.02.2016 10:27


Немецкий журналист польского происхождения Адам Собачиньский опубликовал в газете «Цайт» статью «Мужественность: О человек!» (перевод на сайте «ИноСМИ») , в которой задается вопросом: почему немецкие мужчины во время известных событий в Кельне не встали на защиту своих женщин? Он, в частности, пишет:

«Эти вопросы возникли после печально известной новогодней ночи в Кельне, и были они довольно деликатными: почему на Вокзальной площади не случилось массовой драки? Почему мужья и друзья женщин, подвергшихся нападению, не постарались защитить их? По крайней мере, о немецких участниках беспорядков в СМИ не говорилось ничего. Одна моя коллега сказала, что видела в какой-то телепередаче интервью с другом одной из женщин, подвергшихся насилию. Он, по ее словам, все еще пребывал в шоке, и его трясло. Он сказал, что к ней приставали, даже несмотря на то, что он был рядом и держал ее за руку. «Держал за руку!» - воскликнула коллега, всем своим видом выражая непонимание, как такая ситуация могла возникнуть.

Можно ли считать победой феминистского движения тот факт, что женщины теперь сами отвечают за все, в том числе и за защиту от насильников? В России «кельнский сценарий» был бы невозможен. Там не обошлось бы без жертв среди нападавших.

Патриархальное общество, до сих пор процветающее в других странах мира, никогда не предполагало такого, чтобы женщин унижали просто так, забавы ради. Сегодня принято считать, что патриархат автоматически подразумевает полное подчинение и подавление женщин. Однако слово «патриарх», по крайней мере, в идеале, вовсе не было синонимом слова «тиран» — патриарх считался защитником своих жены и детей. Для него совершенно естественно было отправиться на войну, набить морду похотливому соседу, позарившемуся на его жену (в лучших домах в таких случаях было принято вызвать противника на дуэль), и всегда было понятно, что в таких случаях он ставил на кон собственную жизнь. Но мужчине при патриархате жилось вовсе не легко! Платой за собственное привилегированное положение для него была готовность умереть.

В Германии защитников больше не осталось. Конечно, нет. Ведь защитник, с женской точки зрения, бывает смешон (по крайней мере, так говорят женщины). С тех пор, как в Германии больше нет воинской службы по призыву, я не знаю ни одного человека, которых хотел бы пойти в армию с целью закалить собственный характер. Если мальчишка подрался в школе, то его скорее поведут к психологу и досыта накормят риталином, нежели его похвалит отец за умение постоять за себя. При этом я, родившийся в 1975 году, должен честно признаться, что во времена моего детства любой отец был бы только рад такому поведению сына.

Литератор Барбара Финкен как-то рассказала мне, как она недовольна новым типом мужчин. Мужчины, по ее словам, стали самовлюбленными «нарциссами», слишком увлекающимися уходом за собственными телом. Они спрашивают у женщин, как они выглядят, идет ли им «этот свитер» — и это, по ее мнению, просто ужасно. Понятно, что женщине хочется быть желанной, чтобы самой желать кого-то. Но мужчина? Когда мужчина специально стремится стать объектом чужого желания, это выходит за рамки традиционного стереотипа и полностью запутывает ситуацию.

В этой связи появилось новое, модное слово «гендер». Когда кто-то заговаривает на тему «гендера», он имеет в виду культурную конструкцию полов — все это является вопросом воспитания и культуры. Мужчина вполне может вести себя классически по-женски (что многие и делают), а женщина — классически по-мужски (некоторые тоже так и делают, но реже — и это окончательно все запутывает). В наши дни этот «хаос» считается очень желательным. В этом смысле почти забавно звучат слова ведущего теленовостей о том, что при каком-нибудь теракте среди жертв оказались «женщины и дети». Возникает вопрос: и что? Ведь в наши дни, когда женщины во всех отношениях сравнялись в правах с мужчинами, это совершенно неважно!

От немецкого мужчины не приходится ожидать, что он будет защищать свою женщину. Это просто не соответствует той роли, которую он играет в наше время, тем более что это вполне может быть воспринято как афронт по отношению к равноправию полов. Большинство мужчин (впрочем, не все!), хотя и по чисто биологическим причинам сильнее женщин, но при этом не хотят (а некоторые и не могут) нанести удар. А женщинам, которые хотели бы и того, и другого — чтобы их мужчина был и «гендерным», и сильным защитником — к сожалению, придется смириться с тем, что и то, и другое одновременно невозможно».

При этом автор не дает однозначной оценки новому образу мужчины, лишенному функции защитника и полностью передоверившего ее государству. Он даже прямо пишет, что «на Восток» - т.е. туда, где феминизм еще не победил полностью, – он не хочет.

Как Вы оцениваете поведение кельнских мужчин? Как бы, по-Вашему, наши мужчины повели себя на месте немцев в такой ситуации, как в Кельне? Автор пишет, что у нас «кельнский сценарий» невозможен, хорошо это или плохо? – с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к парламентариям.

Читайте также
Возможны ли в России кельнские события: Мнения священнослужителей

Александр Сидякин

руководитель администрации главы Башкирии, депутат Госдумы 2011-2018, член «ЕР»

08.02.2016 10:47

Я разделяю мнение, что такая ситуация во многом является следствием определенных либеральных «завоеваний» Европы.

Я много раз бывал в Европе, где мне удавалось участвовать в политических дебатах, видеть, что представляют собой депутаты самых разных стран, входящих в Евросоюз, и понять те ценности, которыми руководствуется европейское общество. Людей там больше заботят, условно говоря, такие вопросы как цвет стрингов своих партнеров, допустимые размеры спаржи, безопасность при открывании консервных банок и т.д.

Неолиберальная идеология, активно подкрепляемая разными политическими группами, говорит и о том, что мужчины и женщины имеют абсолютно равные права и возможности и что женщина столь же сильна, как и мужчина. В рамках той же идеологии позволяется создание однополых браков, постоянно звучат призывы отказаться от половой идентификации в удостоверениях личности, в отношении детей в школах использовать обращение не «мальчик» и «девочка», а «ребенок» и т.д. Именно все это и ведет к тому, что общество, его мужская половина, становится не готовым брать на себя ответственность по защите женщин.

В России та ситуация, которую описывает журналист, была бы в десятки раз менее вероятна. Хотя, конечно, и у нас все люди разные, и у нас можно встретить трусливых мужчин.

Сам бы я не прошел мимо подобных ситуаций, и мои друзья тоже не прошли бы мимо, и те люди, которые являются для меня идеалом. Но абсолютно во всех я уверенным быть не могу.

Татьяна Москалькова

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, депутат Госдумы V и VI созывов. Заслуженный юрист РФ, генерал-майор милиции в отставке

08.02.2016 10:47

Ну что можно сказать в данной ситуации о кельнских мужчинах? – слабаки! Другого слова мне тут и не подобрать.

Думаю, не позавидуешь тем мигрантам, которые бы подняли руку на наших женщин и которым бы противостояли наши мужчины. В России любые негодяи, - и не важно, мигранты они или нет, - решившиеся обидеть женщин, получили бы от их защитников жесткий отпор.

На Западе, в том числе и во многих европейских странах, давно уже не принято уступать женщине место, пропускать ее вперед, дарить ей цветы, делать ей комплименты и т.д. Видимо, это сказывается и на том, что готовность чем-то жертвовать, идти на определенный риск ради спокойствия и безопасности женщин, у мужчин в этих странах исчезает сама собой. Женщины с их многочисленными заботами и проблемами уже давно не находятся там на вершине шкалы человеческих ценностей и поэтому вынуждены решать все свои проблемы самостоятельно. А мужчины, соответственно, давно себе внушили, что защита женщин от любых посягательств и оскорблений – это дело сугубо правоохранительных органов. Настоящих мужчин, сильных и отважных, готовых на все ради защиты своих женщин и детей, на Западе можно увидеть разве что на экранах их боевиков.

Так что остается лишь сочувствовать женщинам западных государств, которым приходится рассчитывать только на собственные силы.

Алексей Диденко

Председатель Комитета ГД по региональной политике и местному самоуправлению, фракция ЛДПР

08.02.2016 10:47

Ситуация, о которой рассказывает автор статьи – это, безусловно, результат гендерного равенства и сверхтерпимости, сверхтолерантности, сложившихся в большинстве европейских государств. Политика в этом направлении проводилась там десятилетия, и теперь она проявляется в таких вот, довольно уродливых формах.

Об этой ситуации еще можно было бы дискутировать, если бы речь в данном конфликте шла о самих европейцах. Но здесь фактически люди из другой цивилизации приехали в одну из самых культурных стран и решили устанавливать тут свои порядки. Конечно, им следовало дать жесточайший отпор.

Естественно, я не представляю, чтобы в России мужчины, вне зависимости от их национальности, сквозь пальцы смотрели на подобные выходки мигрантов. Для нас европейская квазитерпимость невозможна в принципе.

Другое дело, что проявления феминизма и стремления к гендерному равенству в последнее время стали встречаться и в России. И в этом плане можно наблюдать определенные различия между столицей и регионами. Как правило, в регионах считается бескультурьем и всячески порицается, если вы проявляете неуважение к женщине, не уступаете ей место, не пропускаете вперед. В столице же теперь, напротив, несколько раз подумаешь, прежде чем решиться на такие элементарные знаки внимания и уважения к женщине.

Я вполне допускаю, что такие вот отвратительные моменты, о которых пишет автор статьи, могут со временем привести Европу к серьезному культурному откату и отказу от псевдолиберальных ценностей. Это будет естественной реакцией на обозначившуюся сегодня угрозу исчезновения европейской цивилизации. В пользу этого свидетельствует и возрастающая в ряде европейских стран поддержка ультраправых сил.

Валентина Петренко

Член Комитета СФ по социальной политике (Республика Хакасия). Председатель общероссийского движения «Матери России»

08.02.2016 10:47

Полностью согласна с автором в том, что в России «кельнский сценарий» действительно невозможен. Хотя и у нас далеко не все мужчины идеальны – есть те, кто женщин бьет, насилует, но в той ситуации российские мужчины обязательно ответили бы напавшим на российских женщин. А если бы дело было на Северном Кавказе, ответ был бы еще жестче, так что не советую потенциальным приставалам к женщинам там оказаться.

Почему их мужчины такие? Наверное, в целом в спокойной Германии они привыкли к спокойствию и на улицах: ничего подобного они раньше не видели, произошедшее стало для них шоком. Но реакция на шок тоже должна быть, хотя бы запоздалая, здесь же – какая-то массовая растерянность. Хотя, скорее, не растерянность, а уже давно проводимая на Западе политика равноправия полов, причем стопроцентного равноправия во всем, сыграла здесь свою роль.

У нас мужчина – это априори защитник женщины, родины. У нас и мальчиков растят как защитников, повторяя им с детства, что девочек трогать нельзя, за них надо заступаться. Девочек же настраивают на то, что они должны быть женственными, трепетными, где-то показывать свою слабость, тогда мужчина будет чувствовать себя сильнее и у него будет потребность защищать такую женщину. У них же получается: раз ты мне равная, вот сама и защищайся! То есть, если ты женщина - это не дает тебе никаких привилегий.

Не стоит забывать и про институт толерантности, который очень силен во многих странах Европы. Но его направление «ко всем и всякому подходи толерантно» - искусственно, оно постоянно навязывается, вот толерантность и «дала осечку» в Кельне, потому что зло, насилие не должны оставаться безнаказанными, они должны встречать отпор, получать серьезный ответ. Конечно, сказанное мной не касается всех кельнских и в целом немецких мужчин, но тенденция такая прослеживается все сильнее.

Анатолий Лысков

Заслуженный юрист РФ. Сенатор от Липецкой области (2002-2014). Генерал-лейтенант. Беспартийный

08.02.2016 10:46

Кельнское происшествие с участием въехавших в Германию беженцев-мужчин из стран Ближнего Востока, демонстративно и с особым цинизмом нападавших группами на немецких женщин в новогоднюю ночь, показало множество проблем, существующих в немецком обществе и государстве. И здесь, как мне представляется, причины тяжких последствий не столько во внешней характеристике немецких мужчин, о которых пишет автор статьи Адам Собачиньский, ссылаясь на близких ему женщин и делая выводы на собственных наблюдениях. Предполагаю, автор и его собеседницы нашли в уничижительной характеристике немецких мужчин форму влияния на их правосознание за недостойное поведение в новогоднюю ночь и форму влияния на государственную власть страны в целом и ее конкретного субъекта - земли Северный Рейн-Вестфалия, где расположен Кельн.

Не думаю, что в этом миллионном городе (а с пригородами - многомиллионном) и восьмидесятимиллионной Германии все мужчины вдруг стали хлюпиками, не способными противостоять зарвавшимся иностранцам. Достаточно вспомнить, каких успехов регулярно добиваются германские спортсмены на мировых и европейских соревнованиях. По-моему мнению, к такой насильственной и антиконституционной выходке иностранных граждан не было готово ни само общество, ни соответствующие государственные институты, ни государственная власть. Кстати, именно в Кельне размещена штаб-квартира федерального Ведомства по защите конституции. А в нем служат физически подготовленные мужчины (во время командировок сам убеждался в этом).

Полагаю, что в новогоднюю ночь и накануне в период празднования Рождества имела место быть привычная всеобщая расслабленность рядовых граждан и просчет руководителей всех силовых органов и служб государства. Психологически были не готовы к разнузданным действиям со стороны только что въехавших иностранцев. И в Германии имеется собственный опыт по защите граждан при проведении крупных общественных мероприятий - и отрицательный, и положительный. Один случай терроризма на Олимпиаде в Мюнхене с захватом заложников чего стоит, чтобы впредь не допускать подобного. Видимо, рождественская обстановка с притягивающими обильными столами расслабила волю и самосознание руководителей силовых структур и власти. Отсюда - запоздалые команды полицейским и запоздалая реакция против толпы. Здесь уместно привести относительно недавний случай в Москве, когда спортивные болельщики, объединившись в огромную толпу разъяренных молодых людей, пришли с северо-запада столицы в центр и готовы были громить все и вся. Навстречу толпе вышел наш президент В.В.Путин в сопровождении генерала Колокольцева (тогда начальника главка МВД и ныне министра) и, открыто выступив перед ними, остановили насильственное движение, грозившее массовыми беспорядками. Это - поступок!

Поступков в Кельне со стороны власти не было. Хотя, насколько помню, в Конституции Германии, прямо в статье 1 четко сказано, что достоинство человека неприкосновенно и что уважать и защищать его - обязанность всей государственной власти. Иными словами, кельнские события можно квалифицировать как антиконституционное бездействие власти. Какой - земли ли, федеральной ли - выбор сделают сами немецкие избиратели без нашего вмешательства со стороны - из города на семи холмах Москвы.

Здесь не призываю к тому, чтобы Ангела Меркель повторила поступок нашего лидера, прилетев вертолетом из Берлина в Кельн, и тем самым дала бы дополнительный довод Собачиньскому и иже с ним единомышленникам против немецких мужчин. Но точно знаю, что при проведении массовых мероприятий ответственные за безопасность должностные лица (способные принимать решения Колокольцевы) должны в любые праздники (и в новогодние ночи тоже) обеспечивать правопорядок и быть готовы к пресечению любых насильственных действий.

Возвращаюсь к Кельну. В одном только университете обучается более 40 тысяч студентов. Почему бы властям города не организовать впредь общественное патрулирование?! Показать общественную силу «приехавшим без приглашения гостям», ибо что такое сила, они знают хорошо еще с детских лет. Ну а поглощение праздничных блюд в виде индейки или фаршированного гуся руководителями силовых структур Кельна и их подчиненными надо откладывать на более поздний срок.

Что касается версии автора статьи относительно русских мужчин (имею в виду все национальности в России) по защите наших женщин, то в данном случае он прав. Примеров тому - несть числа!
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

"Вообще-то по Конституции принудительный труд у нас запрещен, а сенатор предлагает привлекать к принудительным работам граждан, получающих пособие по безработице, хоть знает, что это за пособие, и стоит ли из-за него, как говорится, «жилы рвать»? Да это крошечные деньги, и он еще предлагает наказывать! Наказывать надо того, кто придумал такое пособие по безработице, которое у нас ниже прожиточного минимума..."

Парламентарии комментируют

"По показателям потребительской инфляции необходимо основные продукты и товары народного потребления считать отдельно, потому что у нас пенсионерам все равно, как меняются в цене «майбахи» или «мерседесы». Зато им не все равно, сколько стоят хлеб, молоко, подсолнечное масло, сахар. У нас золото подешевело, а сахар подорожал в три раза, а инфляцию потребительскую считают, сложив все факторы в одну кучу..."

Парламентарии и бизнес

Наша страна – это страна тротуарной плитки, торговых центров и видеокамер. Те люди, которые формируют у нас институты власти, финансовые потоки, - им нужно, чтобы в стране было как можно больше видеокамер, потому что это очень хорошие деньги. Какая-то фирма получит теперь право заниматься и цифровизацией судов. Возможно, уже есть какой-то приближенный олигарх, который будет этим заниматься. А как мы будем предъявлять бумаги и документальные свидетельства тех или иных слов, которые озвучивает адвокат?

"Результаты работы парламента будут зависеть прежде всего от того, собирается ли правительство существенным образом изменять экономический курс. Судя по бюджету, этого делать не предполагается. При такое политике практически невозможно существенно улучшить материальное и социальное положение людей. Поэтому по-прежнему российская экономика будет развиваться относительно медленно, и не будет выполнен указ президента № 204, согласно которому мы должны обеспечить экономический прорыв. не будут ...

Видимо, когда власть не может сделать жизнь людей лучше, - не важно, по причине нежелания, или неумения, - власти нужно министерство, которое будет вбивать людям в голову то, что они стали жить лучше. И, наверное, первое, что будет делать министерство – это раздавать нашим гражданам бесплатно телевизоры, с комплектом федеральных каналов. Для такого министерства это будет самым эффективным способом воздействия на умы людей. Раньше это делалось посредством радио и газет, теперь добавилось тел ...

"В отдельных ситуациях, где граница между регионами исторически проходит по очень плотно населенному участку, возможно, действительно стоит принимать какие-то решения по уточнению границ. Но это должны решить уже сами соседствующие друг с другом субъекты, там, где этого сделано не было, и возникали какие-то споры. Но это вопросы, которые должны регулироваться, скажем так, в субсидиарном порядке между самими субъектами. А в тотальном определении границ субъектов просто нет необходимости..."