Москва точно может позволить себе многостороннюю социальную поддержку. Достаточно плитку перекладывать не два раза в год, а один, и сэкономленные деньги направлять на заботу о пожилых людях

Хотелось бы спросить у Мишустина, что бы он взял из опыта Китая и Вьетнама, чтобы и мы начали развиваться, а не деградировать

Олег Куликов: В борьбе с коррупцией общественники не могут заменить собой профессионалов

15.08.2016 17:55

Олег Куликов

Депутат Госдумы 4-го, 5-го и 6-го созывов, КПРФ

Комментарий к статье Коррупцию не победить ни экспертизой, ни всем народом - мнения парламентариев

Ну во-первых, чтобы контролировать выполнение различными госструктурами, - как федеральными, так и местными, - российских законов, любая общественность должна обладать определенными знаниями, иметь определенное образование, а не просто желание бороться с коррупцией. Одного желания мало: крайне необходимо еще и наличие знаний, и прежде всего юридических, профессионального опыта.


Хочу обратить внимание вот на какой момент. Мы, парламентарии, обладаем правом законодательной инициативы – высшим в государстве правом для разработки законов. Помимо депутатов Госдумы и членов СФ, таким правом обладают заксобрания субъектов РФ, правительство, президент и высшие органы судебной власти. Это право не случайно дано очень ограниченному кругу инстанций.


Так вот, если мы сейчас всем общественникам предоставим право проведения антикоррупционных экспертиз, мы просто запутаемся в вопросах о том, где у нас есть коррупция, а где ее нет. Я считаю даже вредным наделять общественность правом проверять действия различных государственных структур. Одно дело, когда этим занимаются профессионалы, которым это поручено, а другое дело – общественность. Некоторые почему-то полагают, что общественность будет более беспристрастно за всем наблюдать, изучать признаки коррупции. Лично я в это не верю, и убежден, что везде должны действовать профессионалы.


В советское время я доверял определенным институтам общественности. Но со временем они себя во многом дискредитировали. Они не могут заменить собой профессиональные структуры. Мы же не обращаемся за помощью к каким-то общественным врачам, или общественным учителям!


Поэтому я не поддерживают инициативу, исходящую в данном случае от правозащитников. В нормальном, правовом государстве нельзя допускать конкуренции систем контроля различного вида и различной подотчетности. А в области борьбы с коррупцией такая конкуренция вообще может привести к противоположным результатам. Общественный контроль должен присутствовать на каком-то низовом уровне. Но возлагать на общественность функции контроля за деятельностью государственных структур, я думаю, не нужно и даже опасно.


Когда правительство докладывало нам проект закона «Об общественном контроле», видно было, что оно само теряется в обосновании его концепции. В конечном итоге все сводилось к идее, что где-то профессионалы должны быть заменены общественниками. Но нужно понимать хотя бы, что общественник просто не в состоянии работать в том же режиме, что и профессионал. Нам надо добиваться того, чтобы профессионалы хорошо занимались контролем. Они подготовлены для такой деятельности, у них есть опыт в правоприменительной практике – негативный и позитивный.
Кстати, я ни разу не видел, чтобы хорошо и эффективно работали общественные советы, созданные при наших министерствах. Люди пытаются в них попасть, но в основном, как я понимаю, для реализации каких-то собственных лоббистских интересов.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

"Вообще-то по Конституции принудительный труд у нас запрещен, а сенатор предлагает привлекать к принудительным работам граждан, получающих пособие по безработице, хоть знает, что это за пособие, и стоит ли из-за него, как говорится, «жилы рвать»? Да это крошечные деньги, и он еще предлагает наказывать! Наказывать надо того, кто придумал такое пособие по безработице, которое у нас ниже прожиточного минимума..."

Парламентарии комментируют

"Забота государства о пенсионерах должна выражаться прежде всего в снижении пенсионного возраста, который был необоснованно поднят. У нас, как только что сказал Мишустин, 4,3 трлн рублей выводится из страны в офшоры магазинными сетями, владельцы которых находятся в Нидерландах, Швеции, и т.д. У нас денег-то куча, некуда девать, только они уходят, они разворовываются, и т.д. Вот вам один из источников для того, чтобы отказаться и от повышения пенсионного отказаться, и пенсии увеличить в 2-3 раза..."

Парламентарии и бизнес

Наша страна – это страна тротуарной плитки, торговых центров и видеокамер. Те люди, которые формируют у нас институты власти, финансовые потоки, - им нужно, чтобы в стране было как можно больше видеокамер, потому что это очень хорошие деньги. Какая-то фирма получит теперь право заниматься и цифровизацией судов. Возможно, уже есть какой-то приближенный олигарх, который будет этим заниматься. А как мы будем предъявлять бумаги и документальные свидетельства тех или иных слов, которые озвучивает адвокат?

"Новое политическое объединение не будет представлять особой трудности для «Единой России» в борьбе за депутатские мандаты. Но у них есть реальный шанс занять второе место, и именно благодаря вот этой новой конструкции, а также с учетом личных качеств и авторитета Миронова, Семигина и Прилепина..."

Видимо, когда власть не может сделать жизнь людей лучше, - не важно, по причине нежелания, или неумения, - власти нужно министерство, которое будет вбивать людям в голову то, что они стали жить лучше. И, наверное, первое, что будет делать министерство – это раздавать нашим гражданам бесплатно телевизоры, с комплектом федеральных каналов. Для такого министерства это будет самым эффективным способом воздействия на умы людей. Раньше это делалось посредством радио и газет, теперь добавилось тел ...

"Этот законопроект предусматривает прямую цензуру в интернете - если, например, появляется информация о коррупции чиновника, то ему можно будет написать заявление в прокуратуру, и будет примерно так же, как в сталинские времена, когда т.н. «тройки» тут же принимали решения и приводили их в исполнение. По сути, это будет тот же внесудебный приговор к высшей мере, только по отношению к сайту. И потом человеку придется ходить по судам и доказывать, что его сайт должны восстановить..."