Мы можем установить прожиточный минимум в 2 копейки, и тогда у нас все будут богатыми...

Нужно не уговаривать сверхбогатых делиться, а заставить! Куда они сбегут? Во Францию, где до 70% прогрессивный налог? Им некуда бежать! А будут обманывать – тюрьма, банкротство, конфискация имущества...

Сайт уполномоченного по правам человека

Врачи и палачи: Парламентарии об эвтаназии

05.09.2016 17:22


Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова в ходе встречи со студентами юридического факультета МГУ назвала эвтаназию "гуманной мерой":
"Мне кажется, это очень гуманно, если сам человек хочет уйти из жизни и его жизнь не имеет шансов на проживание, если он страдает и если его близкие и родственники вот в единой гармонии пришли к тому, чтобы прекратить эти страдания… Я просто здесь уже не как уполномоченный, а как просто человек, Москалькова Татьяна Николаевна, поддержала бы идею предоставления такого права".

Это заявление вызвало шквал комментариев.

Бывший главный санитарный врач России Геннадий Онищенко заявил: "Если наш уважаемый омбудсмен создаст специальные службы палачей, которые будут убивать, то пусть это будет на её совести, но только, пожалуйста, отгородите врачей от этого. Врач — это человек, который лечит, а не убивает".

"Эвтаназия нарушает заповедь "не убий", а те, кто выступают в поддержку эвтаназии, спорят с Богом и со вселенной, - заявил протоиерей Дмитрий Смирнов. – Эвтаназия — самоубийство для того, кто просит об этом. Кто будет давать яд, тот будет убийцей и никем другим. Это не моя точка зрения, а Господа Бога".

В то же время журналист, как передает "Коммерсант", член Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Николай Сванидзе поддерживает позицию Татьяны Москальковой: "Человек имеет право на эвтаназию, я согласен с госпожой Москальковой, и она, кстати, это выразила, на мой взгляд, предельно корректно: человек имеет право на эвтаназию в случае, если других вариантов решения этой трагической ситуации нет. В случае, если жизнь, продолжение биологического существования мучительно для него, мучительно для близких, и он хочет облегчить существование близким и проститься с жизнью без мучений сам. Ситуации такие бывают. Могут быть мучения физические, могут быть мучения морально-нравственные. Я понимаю, медицина прогрессирует, но не настолько быстро, и есть огромное количество болезней, которые не лечатся сейчас и не будут излечены завтра утром. А человек действительно взвешивает свою жизнь или свою смерть сегодня, и он не думает о прогрессе медицины, который будет достигнут через 20 лет. Понятно, что есть ситуации, когда другого выбора у человека, кроме как облегчить страдания себе и близким, просто нет. Я думаю, что это право не юридически, а морально, за человеком надо сохранить".

Корреспондент Regions.ru обратился к парламентариям с вопросами: Как Вы относитесь к эвтаназии? Имеет ли право человек на такой шаг в случае тяжелых смертельных заболеваний, например, терминальной стадии рака?


Читайте также:
Это дверь, за которой будет разрешено все, это хуже любого фашизма: Священнослужители об эвтаназии

Алексей Александров

Член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству (Калужская обл). Доктор юридических наук. Член ЕР

05.09.2016 17:27

Эвтаназия возможна и гуманна, и право на нее можно было бы ввести. Но сейчас это делать нельзя, потому что мы не готовы к введению такой практики организационно. Начнутся разного рода злоупотребления, чтобы избавиться от того или иного человека. В частности, может быть подкуп врачей, которые подтверждали бы, что, да, этот человек неизлечим, страдания его невыносимы, потому ему можно и нужно помочь прекратить его муки.

То есть получается, мы врачам дали бы право быть судьями, которые могут выносить решения о смертной казни.

Александр Борисов

Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике (Псковская область)

05.09.2016 17:27

Человек должен иметь моральное право на эвтаназию. Если он испытывает нестерпимые боли и медицина бессильна что-то сделать, зачем заставлять его мучиться? Кстати, есть ряд стран, где эта процедура узаконена.

А вообще, конечно, тема очень сложная, сродни теме самоубийства. Помню в школе после прочтения "Страдания юного Вертера" мы все обсуждали самоубийство Вертера с точки зрения силы или слабости такого поступка. Нам для нашего понимания было очень важно понять, насколько Вертер был силен или слаб.

Так и с эвтаназией. Если человек видит, понимает, что, мучительно страдая от смертельного заболевания сам, он к тому же заставляет страдать своих близких, потому что они ни в силах ему помочь, а могут только наблюдать его страдания, его решение об эвтаназии будет сильным поступком. С другой стороны, есть замечательная заповедь, которой, насколько я знаю, следуют хосписы: "Если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь". В этой связи возникает вопрос: "Будет ли эвтаназия такой помощью больному со всех точек зрения?"

Еще раз: крайне непросто говорить по этой проблеме. Думаю, пока человека все это не коснулось, он будет рассуждать в одном направлении, если же не дай бог что-то подобное случиться, рассуждения, мысли станут иными.

Олег Куликов

Депутат Госдумы 4-го, 5-го и 6-го созывов, КПРФ

05.09.2016 17:27

Я считаю, что эвтаназия несовместима с профессией врача. Извините за грубую аналогию, но, наверное, мало кто из врачей захочет оказаться в положении ветеринаров, вынужденных усыплять живых существ. Врач не может переступать через порог своей совести и своего жизненного выбора, чтобы ему, лечащему и спасающему от смерти, приходилось умертвлять человека. Врач обязан бороться до конца за жизнь пациента, а не идти на поводу больных или родственников.

А потом, с учетом нашей реальности под предлогом эвтаназии могут происходить и какие-то криминальные случаи, связанные с попытками незаконно получить наследство или сведением счетов или иными преступными мотивами. Не исключаю, что институт эвтаназии могут использовать в своих преступных целях и "черные" трансплантологи.

На мой взгляд, эти высказывания Москальковой – большая ее ошибка. В данном случае она подрывает свой статус уполномоченного по правам человека. Эвтаназия невозможна в России и в силу религиозных факторов, и в силу того, что категорически отвергается в нашем медицинском сообществе. Ведь сколько было случаев, когда при самых страшных диагнозах за жизнь людей не переставали бороться, и они вылечивались.

Я тоже являюсь категорическим противником эвтаназии и считаю, что распространение такой практики может привести к разложению морали и нравственности нашего общества. Вся медицина должна быть нацелена на то, чтобы помогать человеку до последнего. А если человек страдает, испытывает боли, то у нас есть паллиативная помощь, которую необходимо предоставлять. Мы же не зря принимали закон, который серьезно расширяет доступность для тяжелобольных психотропных и наркотических веществ, способных облегчить их страдания.

Борис Резник

Член президиума Национального антикоррупционного комитета РФ, секретарь Союза журналистов России, депутат Госдумы 3-го, 4-го, 5-го и 6-го созывов

05.09.2016 17:27

Я бы согласился с Онищенко, если бы у нас в стране врачи по-настоящему, высококвалифицированно и ответственно лечили людей. Как известно, у нас даже обезболивающими при заболеваниях раком больных не могут обеспечить. Сколько было случаев, когда люди заканчивали жизнь самоубийством, не в силах переносить адские боли!

На мой взгляд, такая "драматургия" куда более подлая и жестокая, нежели когда человек тихо уходит из жизни по своему желанию, в окружении родственников и при их понимании.

Исходя из этого, я склонен согласиться больше с Москальковой, чем с Онищенко. Если бы у нас была совсем другая медицина, если бы мы обеспечивали тяжелобольных людей высокоэффективными лекарствами, чтобы их страдания не были такими ужасными, возможно, тема эвтаназии была бы неактуальна. Но когда мы ничего не делаем, чтобы совершенствовать свою медицину, добиваться, чтобы она приблизилась к мировому уровню, то для некоторых людей эвтаназия, как бы печально это ни звучало, будет выходом.

Виктор Шудегов

Депутат Госдумы 5-го и 6-го созывов, член партии «Справедливая Россия»

05.09.2016 17:27

Я с большим уважением отношусь к Татьяне Николаевне Москальковой, но в данном вопросе поддержать ее не могу.

В парламенте я уже 16-й год, и, насколько я помню, все это время вопрос эвтаназии постоянно обсуждался, продолжает обсуждаться, но решения до сих пор не найдено. Да, нам известно, к сожалению, немало случаев, когда нестерпимые боли при разного рода онкологических заболеваниях доводили людей до самоубийства. Тем не менее я считаю, что как только мы законодательно разрешим эвтаназию, мы тут же столкнемся с другой большой проблемой, а именно – в нашу медицину проникнет криминальная составляющая.

Именно по этой же причине у нас не принимается закон о трансплантации органов. Как только мы такой закон примем, моментально в эту сферу вмешается криминальная среда. А в совокупности с эвтаназией преступлений, связанных с использованием здоровых органов тяжело больных людей, может стать еще больше.

Поэтому я категорически против эвтаназии. Вместо обсуждения этой темы я бы предложил общественности и специалистам активней решать вопрос о мерах, позволяющих максимально облегчать страдания онкобольных.

В целом же я убежден, что врачи обязаны до последней минуты бороться за жизнь человека. Бывает ведь, что и чудо случается, люди выкарабкиваются из тяжелейших недугов, из ситуаций, кажущихся безнадежными.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

"Вообще-то по Конституции принудительный труд у нас запрещен, а сенатор предлагает привлекать к принудительным работам граждан, получающих пособие по безработице, хоть знает, что это за пособие, и стоит ли из-за него, как говорится, «жилы рвать»? Да это крошечные деньги, и он еще предлагает наказывать! Наказывать надо того, кто придумал такое пособие по безработице, которое у нас ниже прожиточного минимума..."

Парламентарии комментируют

"Уже многие годы Минтруд занимается одним: придумыванием обоснования нищенских зарплат, нищенских социальных пособий и пенсий. Используются для этого разные хитрые приемы, схемы. Мы хорошо помним, что раньше они все старались компилировать нам потребительскую корзину, где оказывались взятые с потолка набор и количество продуктов, товаров и услуг. Мы не раз предлагали взять эту корзину чиновникам или депутатам, которые за нее голосовали и говорили, что это нормально, и попробовать на нее прожить..."

Парламентарии и бизнес

Наша страна – это страна тротуарной плитки, торговых центров и видеокамер. Те люди, которые формируют у нас институты власти, финансовые потоки, - им нужно, чтобы в стране было как можно больше видеокамер, потому что это очень хорошие деньги. Какая-то фирма получит теперь право заниматься и цифровизацией судов. Возможно, уже есть какой-то приближенный олигарх, который будет этим заниматься. А как мы будем предъявлять бумаги и документальные свидетельства тех или иных слов, которые озвучивает адвокат?

"Результаты работы парламента будут зависеть прежде всего от того, собирается ли правительство существенным образом изменять экономический курс. Судя по бюджету, этого делать не предполагается. При такое политике практически невозможно существенно улучшить материальное и социальное положение людей. Поэтому по-прежнему российская экономика будет развиваться относительно медленно, и не будет выполнен указ президента № 204, согласно которому мы должны обеспечить экономический прорыв. не будут ...

Видимо, когда власть не может сделать жизнь людей лучше, - не важно, по причине нежелания, или неумения, - власти нужно министерство, которое будет вбивать людям в голову то, что они стали жить лучше. И, наверное, первое, что будет делать министерство – это раздавать нашим гражданам бесплатно телевизоры, с комплектом федеральных каналов. Для такого министерства это будет самым эффективным способом воздействия на умы людей. Раньше это делалось посредством радио и газет, теперь добавилось тел ...

"Этот законопроект предусматривает прямую цензуру в интернете - если, например, появляется информация о коррупции чиновника, то ему можно будет написать заявление в прокуратуру, и будет примерно так же, как в сталинские времена, когда т.н. «тройки» тут же принимали решения и приводили их в исполнение. По сути, это будет тот же внесудебный приговор к высшей мере, только по отношению к сайту. И потом человеку придется ходить по судам и доказывать, что его сайт должны восстановить..."