Мы можем установить прожиточный минимум в 2 копейки, и тогда у нас все будут богатыми...

Нужно не уговаривать сверхбогатых делиться, а заставить! Куда они сбегут? Во Францию, где до 70% прогрессивный налог? Им некуда бежать! А будут обманывать – тюрьма, банкротство, конфискация имущества...

"Дело врачей": Парламентарии о приговоре гематологу Елене Мисюриной

31.01.2018 10:45


22 января главу гематологической службы Городской клинической больницы №52 Елену Мисюрину осудили на два года колонии общего режима за то, что она якобы оказала услуги, повлекшие смерть человека.

Мисюрина — известный гематолог 52-й больницы, которая провела достаточно сложную манипуляцию тяжелобольному пациенту. Он умер спустя несколько дней в частной клинике "МЕДСИ" и после другой операции. Почему за решеткой оказалась Елена Мисюрина?

Об операции, которую сделали пациенту в "МЕДСИ", Елена Мисюрина не знала, о смерти ей сообщили уже следователи, которые завели уголовное дело по 109-й статье "причинение смерти по неосторожности", а затем переквалифицировали по 238-й "оказание услуг, повлекшее по неосторожности смерть человека". Но почему в деле не фигурировали хирурги частной клиники "МЕДСИ", где умер пациент?

Все умершие в стационарах негосударственных лечебных учреждений направляются на судебно-медицинскую экспертизу. Вскрытие должно производиться в патанатомическом отделении №6 Бюро СМЭ Департамента здравоохранения Москвы.

Но, как показало расследование "МК", в данном случае правила были нарушены. Вскрытие производил прямо в "МЕДСИ" патологоанатом Мартынович А.И., несмотря на то, что у клиники не было лицензии на такие мероприятия и в ней вообще не имели права проводить вскрытия.

Российские медики вступились за гематолога Елену Мисюрину. Петицию с требованием пересмотреть ее дело подписали уже десятки тысяч человек.

"Медицинское сообщество российских врачей и медработников, сообщество пациентов считает приговор, вынесенный доктору Мисюриной Е.Н., неправовым и обусловленным политическими пропагандистскими целями в ходе объявленной Следственным комитетом РФ кампанией по массовому обвинению медработников во врачебных ошибках, нанесении вреда пациентам", — говорится в онлайн-петиции.

Напомним, что в октябре 2017 года глава СКР Александр Бастрыкин предложил ввести уголовную ответственность за врачебные ошибки. Его подчиненные предложение приняли. Например, 25 января СКР заявил еще о трех уголовных делах в отношении врачей. Все они связаны с гибелью пациентов.

Врачебное сообщество выразило опасение, что при такой ситуации любой медик оказывается не застрахован от тюрьмы только из-за того, что исполнял свою профессиональную обязанность. По мнению директора Центра медико-страхового права, медицинского юриста компании "Стибикина и партнеры" Юлии Стибикиной, налицо "недооценка, недоработка экспертов, там абсолютно не учтена патология". "Почему не врач "МЕДСИ"? Ну, наверное, так сработали. Для меня это 53-й год, "дело врачей", - приводит ее слова BFM.


Как Вы прокомментируете ситуацию с осуждением врача на два года колонии общего режима? Что Вы думаете о предложении главы СКР Александра Бастрыкина ввести уголовную ответственность за врачебные ошибки? – с такими вопросами Regions.ru обратилось к парламентариям.

Федот Тумусов

1-й зампред Комитета ГД по охране здоровья, фракция «Справедливая Россия»

31.01.2018 10:51

Через этот, вроде бы частный, случай как через лакмусовую бумагу просматриваются две крупные проблемы современной России. Первая связана с ситуацией в нашей правоохранительной системе, а вторая – с состоянием здравоохранения в нашей стране.

Сегодня действия нашей правоохранительной системы направлены в основном на то, чтобы засудить человека. И это подтверждается статистикой, в соответствии с которой только 2% судебных дел завершаются оправдательными приговорами. Даже в 1937 году оправдательные судебные решения составляли 20%!

Не секрет, что у следственных и судебных органов существуют негласные планы, которые определяют, сколько дел они должны завести и до каких результатов их довести. От этого зависят материальное положение работающих там людей, их карьерный рост, повышение в должности. Естественно, такую порочную систему надо коренным образом менять. Тем более что она формирует еще и благоприятную среду для коррупции.

Что же касается системы здравоохранения, то сегодня у нас очень низко пал авторитет врачей. Наверное, так низко он еще не падал за всю историю нашей медицины, и это очень плохо. На самом же деле у нас прекрасные врачи, ангелы в белых халатах, как я все время говорю. Но из-за того, что идет переформатирование, болезненное реформирование системы здравоохранения, врачи часто оказываются "крайними".

Вот совпадение этих двух факторов и привело к вопиющему, на мой взгляд, случаю с врачем-гематологом Еленой Мисюриной. По всем фактам, по всем показателям очевидно, что суд принял в отношении врача неправосудное решение. Приводились экспертные заключения очень авторитетных людей, академиков, но они, как следует из сообщений СМИ, были судом отвергнуты.

Во всей этой истории я вижу своего рода поворотный момент: или мы и дальше будем катиться к полицейскому государству, или вектор развития нашего общества, нашей правоохранительной системы повернется в сторону правового государства. Естественно, и система здравоохранения должна меняться в сторону защиты интересов граждан РФ, повышения доступности и качества медицинской помощи.

Если говорить об уголовной ответственности за врачебные ошибки, то она оправдана только тогда, когда человек действительно совершил уголовно наказуемое деяние и когда вина его доказана. Ошибки ведь тоже бывают разные. Умышленные действия, приводящие к гибели пациента, – это одно. А ошибки неумышленные, совершаемые в силу стечения обстоятельств – это уже другое. Поэтому предусматривать за любую врачебную ошибку одинаково высокую степень ответственности, естественно, неправильно.

Юрий Напсо

1-й зампред комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству, фракция ЛДПР

31.01.2018 10:51

Врачи ежедневно спасают тысячи жизней. Но, к сожалению, в таком огромном потоке операций, в том числе очень сложных, который через них проходит, временами возникают и ошибки, и какие-то непредвиденные обстоятельства. Если мы врачей за все подобные случаи будем отправлять на 2-3 года в колонии, не разобравшись до конца в ситуации, не изучив всесторонне причины того, что произошло, мы придем к тому, что вскоре нам будет крайне не хватать специалистов для проведения серьезных операций. Врачи будут просто отказываться от участия в этих операциях, опасаясь попасть на тюремные нары.

Я не могу судить о том, что произошло в конкретном случае с московским врачом-гематологом. Но мне представляется, что необходимо отличать ситуации с явной преступной халатностью или небрежностью от случаев, когда ситуация по объективным причинам выходит из-под контроля и от врачей уже мало что зависит. Нам известны действительно возмутительные примеры, когда врачи после операции забывали в теле пациента тампон или даже хирургический инструмент или когда лечили человека, поставив ему совершенно неправильный диагноз. Или бывают случаи, когда человека привезли в больницу уже в критическом состоянии, долго продержали в приемном отделении, из-за чего он умер. Вот за такие вещи виновные в них медработники, конечно, должны нести серьезную ответственность, вплоть до уголовной.

А если наказывать врачей просто за неудачные, не зависящие от них последствия операций или курсов лечения, то так мы сможем загнобить всех врачей, лишиться профессионалов и подорвать престиж самой профессии врача. А бывают ведь самые разные ситуации, связанные с индивидуальными особенностями организма, с аллергическими реакциями, о которых пациент не рассказал врачу, и т.д.

Мне самому не раз делали какие-то мелкие операции. Так вот, даже при незначительных операциях никто никогда не дает гарантий, что все обязательно пройдет хорошо, без рисков. И не зря на проведение любой операции, в том числе связанной с обследованием, требуется согласие самого пациента.

Поэтому я считаю, что надо быть все-таки немножко гуманнее к случаям, когда речь идет о непредвиденных врачебных ошибках. Надо учитывать все нюансы, связанные с этой профессией, и, что называется, не рубить с плеча.

Екатерина Лахова

Член Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера (Брянская область). Член ЕР

31.01.2018 10:51

У частной клиники возможностей больше "отмазаться". И если после лечения Мисюриной пациент был в другой клинике, надо разбираться в первую очередь с клиникой. Что там за операция была, что за врачи ее проводили? Почему вскрытие проведено непонятно как и непонятно кем? Очень странная история. Есть ли у Елены хороший адвокат? Даже если потом выяснят, что она невиновна, прецедент уже есть, приговор вынесен, человека отправили на два года в колонию!

Уголовная ответственность за врачебные ошибки нужна, наверное. Только в каких случаях? Если заводят дело, то должно быть очень серьезное разбирательство. Потому что чаще всего ошибка связана со смертью, а у родственников умершего возможности могут быть разные. И иногда, бывает, судебные решения принимают не в пользу истины. У народа есть недоверие к судебной системе, поэтому врачи так обеспокоены. Бывает, что правда на стороне сильного, того, кто имеет большие финансовые возможности.

Конечно, должна быть справедливость, и наказывать надо виновных. Кроме того, это подстегнет врачей, будет способствовать повышению уровня квалификации. Потому что врачи всю жизнь должны учиться, чтобы как раз не совершать ошибки.
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

"Вообще-то по Конституции принудительный труд у нас запрещен, а сенатор предлагает привлекать к принудительным работам граждан, получающих пособие по безработице, хоть знает, что это за пособие, и стоит ли из-за него, как говорится, «жилы рвать»? Да это крошечные деньги, и он еще предлагает наказывать! Наказывать надо того, кто придумал такое пособие по безработице, которое у нас ниже прожиточного минимума..."

Парламентарии комментируют

"Уже многие годы Минтруд занимается одним: придумыванием обоснования нищенских зарплат, нищенских социальных пособий и пенсий. Используются для этого разные хитрые приемы, схемы. Мы хорошо помним, что раньше они все старались компилировать нам потребительскую корзину, где оказывались взятые с потолка набор и количество продуктов, товаров и услуг. Мы не раз предлагали взять эту корзину чиновникам или депутатам, которые за нее голосовали и говорили, что это нормально, и попробовать на нее прожить..."

Парламентарии и бизнес

Наша страна – это страна тротуарной плитки, торговых центров и видеокамер. Те люди, которые формируют у нас институты власти, финансовые потоки, - им нужно, чтобы в стране было как можно больше видеокамер, потому что это очень хорошие деньги. Какая-то фирма получит теперь право заниматься и цифровизацией судов. Возможно, уже есть какой-то приближенный олигарх, который будет этим заниматься. А как мы будем предъявлять бумаги и документальные свидетельства тех или иных слов, которые озвучивает адвокат?

"Результаты работы парламента будут зависеть прежде всего от того, собирается ли правительство существенным образом изменять экономический курс. Судя по бюджету, этого делать не предполагается. При такое политике практически невозможно существенно улучшить материальное и социальное положение людей. Поэтому по-прежнему российская экономика будет развиваться относительно медленно, и не будет выполнен указ президента № 204, согласно которому мы должны обеспечить экономический прорыв. не будут ...

Видимо, когда власть не может сделать жизнь людей лучше, - не важно, по причине нежелания, или неумения, - власти нужно министерство, которое будет вбивать людям в голову то, что они стали жить лучше. И, наверное, первое, что будет делать министерство – это раздавать нашим гражданам бесплатно телевизоры, с комплектом федеральных каналов. Для такого министерства это будет самым эффективным способом воздействия на умы людей. Раньше это делалось посредством радио и газет, теперь добавилось тел ...

"Этот законопроект предусматривает прямую цензуру в интернете - если, например, появляется информация о коррупции чиновника, то ему можно будет написать заявление в прокуратуру, и будет примерно так же, как в сталинские времена, когда т.н. «тройки» тут же принимали решения и приводили их в исполнение. По сути, это будет тот же внесудебный приговор к высшей мере, только по отношению к сайту. И потом человеку придется ходить по судам и доказывать, что его сайт должны восстановить..."