Мы можем установить прожиточный минимум в 2 копейки, и тогда у нас все будут богатыми...

Нужно не уговаривать сверхбогатых делиться, а заставить! Куда они сбегут? Во Францию, где до 70% прогрессивный налог? Им некуда бежать! А будут обманывать – тюрьма, банкротство, конфискация имущества...

Алексей Александров: Категорически не приемлю смертную казнь по той причине, что очень высока степень судебной ошибки

15.10.2019 00:33

Алексей Александров

Член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству (Калужская обл). Доктор юридических наук. Член ЕР

Комментарий к статье Смертная казнь для педофилов, наркодиллеров и коррупционеров. Парламентарии о высшей мере и возможности судебной ошибки

Я прежде всего считаю, что всем, что касается уголовного права, нужно заниматься в первую очередь ученым-юристам, специалистам в области уголовного права. Предлагать обсуждать такие серьезные вещи в рамках обычного общественного спора – это примерно то же самое, как предлагать обсуждать на улице, как делать операцию по шунтированию – слева направо или справа налево.

Не улица эти вопросы решает, эти вопросы должны обсуждать ученые-юристы. А политики должны слушать ученых, иначе будет хаос. У нас сегодня в уголовно-правовом блоке хаос: одна статья противоречит другой, принимаются порой необоснованные законы, и возникают очень серьезные проблемы в области уголовной юстиции и в области уголовного законодательства.

Теперь что касается вопроса по существу. Я против смертной казни только по одной причине, связанной с тем, что очень высока степень судебной ошибки. У нас даже при советской власти, когда была более строгая уголовная юстиция, и когда было меньше судебных ошибок, чем сегодня, и то было очень много необоснованно расстреляно невиновных людей. Взять хотя бы известные «питерское дело», «ростовское дело», другие процессы. И это только те дела, где были потом установлены подлинные убийцы, где процессуальным путем стало известно, что расстрелянные люди к преступлениям никакого отношения не имели. А если в процессуальном плане не были выявлены такие случаи, то они так и ушли в историю, став следствием т.н. латентных, тяжких судебных ошибок. Поэтому я принципиально против смертной казни. Есть пожизненное лишение свободы, есть каторжные работы, другие виды наказания, которые сами по себе очень тяжелые.

А в случае с убийством девочки в Саратове, по моему глубокому убеждению, по-своему виновато общество, которое разрушило судебно-психиатрическую помощь в стране. У нас сегодня фактически разрушена работа психдиспансеров и участковых инспекторов. Они должны заниматься профилактикой преступлений и выявлять лица, подобные тем, кто убил эту девочку. Вот сегодня толпа кричит «Казни его!» в отношении лица, которое было арестовано. Но мы не знаем, он ли совершил преступление, потому что пока идет следствие. Сначала следствие, потом суд, а потом уже реакция общества, т.н. резонанс. Этот резонанс не должен разрушать уголовный процесс и уголовную юстицию. Мы не должны выносить приговор до предварительного следствия. Мы раз и навсегда отказались от этого еще в 60-е годы, после анализа сталинских репрессивных уголовных процессов. Это уже тысячу раз обсуждалось, и это очевидные вещи.

Вот почему я против смертной казни, и кстати, независимо от того, что смертная казнь не поддерживается Советом Европы. Я просто против смертной казни как человек, который много лет и в практике, и в науке, и в политике занимается вопросами уголовной юстиции. Так что, я хорошо понимаю, о чем идет речь, и я категорически против.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

"Вообще-то по Конституции принудительный труд у нас запрещен, а сенатор предлагает привлекать к принудительным работам граждан, получающих пособие по безработице, хоть знает, что это за пособие, и стоит ли из-за него, как говорится, «жилы рвать»? Да это крошечные деньги, и он еще предлагает наказывать! Наказывать надо того, кто придумал такое пособие по безработице, которое у нас ниже прожиточного минимума..."

Парламентарии комментируют

"С прошлого года изменен способ расчета бедности. Теперь прожиточный минимум считается не по потребительской корзине, а от медианной зарплаты. Медианная зарплата – это та, меньше которой у нас получает половина граждан. Так вот, в реальных деньгах медианная заработная плата снизилась, поэтому и прожиточный минимум в реальных деньгах тоже снизился. Неудивительно, что при таком расчете бедность у нас тоже сократилась. Мы можем установить прожиточный минимум в 2 копейки, и тогда у нас все будут богатыми..."

Парламентарии и бизнес

Наша страна – это страна тротуарной плитки, торговых центров и видеокамер. Те люди, которые формируют у нас институты власти, финансовые потоки, - им нужно, чтобы в стране было как можно больше видеокамер, потому что это очень хорошие деньги. Какая-то фирма получит теперь право заниматься и цифровизацией судов. Возможно, уже есть какой-то приближенный олигарх, который будет этим заниматься. А как мы будем предъявлять бумаги и документальные свидетельства тех или иных слов, которые озвучивает адвокат?

"Результаты работы парламента будут зависеть прежде всего от того, собирается ли правительство существенным образом изменять экономический курс. Судя по бюджету, этого делать не предполагается. При такое политике практически невозможно существенно улучшить материальное и социальное положение людей. Поэтому по-прежнему российская экономика будет развиваться относительно медленно, и не будет выполнен указ президента № 204, согласно которому мы должны обеспечить экономический прорыв. не будут ...

Видимо, когда власть не может сделать жизнь людей лучше, - не важно, по причине нежелания, или неумения, - власти нужно министерство, которое будет вбивать людям в голову то, что они стали жить лучше. И, наверное, первое, что будет делать министерство – это раздавать нашим гражданам бесплатно телевизоры, с комплектом федеральных каналов. Для такого министерства это будет самым эффективным способом воздействия на умы людей. Раньше это делалось посредством радио и газет, теперь добавилось тел ...

"Этот законопроект предусматривает прямую цензуру в интернете - если, например, появляется информация о коррупции чиновника, то ему можно будет написать заявление в прокуратуру, и будет примерно так же, как в сталинские времена, когда т.н. «тройки» тут же принимали решения и приводили их в исполнение. По сути, это будет тот же внесудебный приговор к высшей мере, только по отношению к сайту. И потом человеку придется ходить по судам и доказывать, что его сайт должны восстановить..."