Москва точно может позволить себе многостороннюю социальную поддержку. Достаточно плитку перекладывать не два раза в год, а один, и сэкономленные деньги направлять на заботу о пожилых людях

Хотелось бы спросить у Мишустина, что бы он взял из опыта Китая и Вьетнама, чтобы и мы начали развиваться, а не деградировать

Сергей Лисовский: Минсельхоз давно предлагал различные варианты решения проблемы с ростом цен, но его никто не хотел слушать

14.12.2020 12:05

Сергей Лисовский

Профессор, член Совета по вопросам агропромышленного комплекса и природопользования при Совете Федерации, сенатор от Курганской области (2004-2020). Член ЕР

Комментарий к статье Если в магазине стоимость продуктов выше уровня инфляции, то его нужно штрафовать и закрывать: парламентарии о методах борьбы с ростом цен

Главную причину роста цен на продукты питания я вижу в том, что у нас нет единого оператора и регулятора цен на продовольствие и качества продовольствия. Все говорят про ответственность Минсельхоза, но Минсельхоз сегодня не может регулировать ни цены, ни даже рынки продовольствия. По своим полномочиям он отвечает только за производство. Поэтому я уже лет 10 говорю о том, что необходимо дать Минсельхозу полномочия по регулированию продовольственного рынка и ценообразования.

Еще летом этого года Минсельхоз предупреждал, что в связи с падением курса рубля и беспрецедентным ростом мировой цены на зерно, у нас будет расти стоимость зерна на внутреннем рынке, и соответственно это приведет к росту цен на все продовольствие. Мы же понимаем, что крестьяне, глядя на эту ситуацию, тоже хотят получать стоимость с учетом мировой цены. Поэтому у нас на внутреннем рынке растет стоимость зерна, которая тут же бьет напрямую по хлебу и по макаронным изделиям, и также бьет по животноводам, у которых зерно является основной составляющей комбикормов.

Причем, Минсельхоз предлагал различные варианты регулирования цен на зерно, однако с Минэкономразвития их согласовать не удалось. Вот и получается, что Минсельхоз как раз предупреждал, предлагал конкретные решения, только никто его не хотел слушать.

Поэтому и нужно дать Минсельхозу все необходимые полномочия, чтобы он не просил, чтобы его услышали, а мог самостоятельно вводить те или иные регулирующие меры, без согласования с различными другими министерствами. И должна действовать постоянная рабочая группа, которую бы возглавлял Минсельхоз, и куда входили бы представители разных министерств на уровне первых замов, которая собиралась бы достаточно регулярно, обсуждала соответствующие вопросы и принимала решения. Примерно так поступают в Евросоюзе. Я помню, как-то у них тоже была проблема с зерном, и когда надо было принимать решение, то несмотря на то, что ЕС объединяет почти 30 стран, министры этих стран собрались, всю ночь заседали, а утром уже выдали решение. У нас, к сожалению, такой оперативности невозможно даже предположить.

Ну и нельзя забывать про еще одну проблему. Наши монополии продолжают увеличивать тарифы, поскольку стремятся подвязывать свою тарифную политику под валютную составляющую. Поэтому растут в цене топливо, электроэнергия, постоянно растут в цене удобрения, - от 20 до 30% ежегодно. А это сразу ложится дополнительной нагрузкой на все растениеводство, и соответственно, на все продовольствие. И вот, про этих монополистов, которые тоже постоянно вносят свою лепту в рост стоимости продовольствия, у нас почему-то забывают. А если когда и говорится о необходимости регулирования цен монополий, то на деле этого не происходит.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

"Вообще-то по Конституции принудительный труд у нас запрещен, а сенатор предлагает привлекать к принудительным работам граждан, получающих пособие по безработице, хоть знает, что это за пособие, и стоит ли из-за него, как говорится, «жилы рвать»? Да это крошечные деньги, и он еще предлагает наказывать! Наказывать надо того, кто придумал такое пособие по безработице, которое у нас ниже прожиточного минимума..."

Парламентарии комментируют

"Есть некоторые управленцы, которые на своем губернаторском месте приносят максимальную пользу, и жалко их терять. Но сама по себе практика слишком частого изменения законодательства, регулирующего порядок формирования региональной власти неправильна. Другое дело, что таланты и организаторские способности эффективных губернаторов должны быть востребованы в государстве. И это как раз задача и правящей партии сделать так, чтобы эти люди не потерялись, и правительства..."

Парламентарии и бизнес

Наша страна – это страна тротуарной плитки, торговых центров и видеокамер. Те люди, которые формируют у нас институты власти, финансовые потоки, - им нужно, чтобы в стране было как можно больше видеокамер, потому что это очень хорошие деньги. Какая-то фирма получит теперь право заниматься и цифровизацией судов. Возможно, уже есть какой-то приближенный олигарх, который будет этим заниматься. А как мы будем предъявлять бумаги и документальные свидетельства тех или иных слов, которые озвучивает адвокат?

"Новое политическое объединение не будет представлять особой трудности для «Единой России» в борьбе за депутатские мандаты. Но у них есть реальный шанс занять второе место, и именно благодаря вот этой новой конструкции, а также с учетом личных качеств и авторитета Миронова, Семигина и Прилепина..."

Видимо, когда власть не может сделать жизнь людей лучше, - не важно, по причине нежелания, или неумения, - власти нужно министерство, которое будет вбивать людям в голову то, что они стали жить лучше. И, наверное, первое, что будет делать министерство – это раздавать нашим гражданам бесплатно телевизоры, с комплектом федеральных каналов. Для такого министерства это будет самым эффективным способом воздействия на умы людей. Раньше это делалось посредством радио и газет, теперь добавилось тел ...

"Этот законопроект предусматривает прямую цензуру в интернете - если, например, появляется информация о коррупции чиновника, то ему можно будет написать заявление в прокуратуру, и будет примерно так же, как в сталинские времена, когда т.н. «тройки» тут же принимали решения и приводили их в исполнение. По сути, это будет тот же внесудебный приговор к высшей мере, только по отношению к сайту. И потом человеку придется ходить по судам и доказывать, что его сайт должны восстановить..."