Если в течение восьми лет Запад не смог посадить Киев за стол переговоров с Донецком и Луганском, то сегодня это сделает Россия

Если сложить уровень жизни какой-нибудь Марьи Ивановны, уборщицы и того же Абрамовича, то, конечно, в среднем получится выше, чем в СССР

Олег Нилов: Освобождение особо жестоких преступников тоже можно считать преступлением, когда преступается не закон, но многие моральные и общечеловеческие нормы

12.08.2021 00:53

Олег Нилов

1-й зампред Комитета ГД по аграрным вопросам, фракция «СРЗП»

Комментарий к статье Казнить нельзя помиловать: парламентарии о выходе на свободу убийц, отсидевших 25-летний срок вместо смертной казни

Я абсолютно согласен с мнением, что освобождение таких нелюдей, по которым высшая мера плачет и до сих пор, по нескольким причинам приведет к увеличению тягчайших, чудовищных преступлений.

И дело даже не только в том, что 11 извергов выйдут на свободу и таким образом могут вновь угрожать совершением каких-то преступлений. Это станет еще и вопиющим проявлением несправедливости по отношению к жертвам преступлений, их родным и близким. И здесь как раз нельзя исключать, что родные и близкие жертв преступлений этих нелюдей могут сами пойти на преступление, на самосуд.
Но самое страшное в подобной ситуации – это когда преступники будут видеть, что даже совершив зверские злодеяния, можно рассчитывать на освобождение! А значит, и не будет конца, не будет просвета в этом жутком тоннеле преступности.

Поэтому я считаю, что решения об освобождении таких злодеев тоже являются своего рода преступлениями. Да, это не преступление закона, но это преступление многих норм моральных, этических, норм справедливости, общечеловеческих норм, попирать которые точно недопустимо.

Теперь самое главное. Я считаю, что если вот такие страшные преступники, - педофилы, маньяки, террористы, и т.д., - были приговорены в свое время к смертной казни, которая стала потом невозможной по причине введения моратория, то смертная казнь должна заменяться им исключительно на пожизненный срок заключения. И уже никакой теоретической возможности когда-либо выйти на свободу у них появляться не должно. Здесь крайне важно понимать, что из-за действия моратория высшая мера у нас не отменяется, а просто не приводится в исполнение. И значит, высшей мерой становится отбывание срока заключения до конца жизни.
При этом я убежден, что мораторий на смертную казнь должен быть отменен в отношении тех, кто совершает особо тяжкие преступления. Безусловно, в этих случаях необходимы особо тщательные проверки-перепроверки всех предьявленных доказательств вины, необходимы суды присяжных, подтверждение их решений со стороны Верховного суда, но  отменять мораторий необходимо.

Ну а если в силу каких-то обстоятельств принимается решение об освобождении через 25 лет преступников, изначально приговоренных к пожизненному сроку, тогда персональная ответственность за такое решение должна лежать на судье. Ошибся – ну значит, в случае нового преступления со стороны того, кто был отпущен на свободу, человека надо лишать статуса судьи, чтобы не ошибался впредь. Точно так же нужно поступать и с полицейскими, которые были обязаны обеспечить, но не обеспечили такой контроль за освобожденным преступником, чтобы он больше и не пытался совершать новое преступление. Пусть следят за ним с помощью видеокамер, регистраторов, электронных ошейников, каких-то намордников. Пусть делают все от них зависящее и гарантируют, чтобы не происходило новых трагедий, подобных той, которая произошла совсем недавно в Хакасии, где от рук убийцы-рецидивиста погибла семья из пяти человек, включая ребенка.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter

"Вообще-то по Конституции принудительный труд у нас запрещен, а сенатор предлагает привлекать к принудительным работам граждан, получающих пособие по безработице, хоть знает, что это за пособие, и стоит ли из-за него, как говорится, «жилы рвать»? Да это крошечные деньги, и он еще предлагает наказывать! Наказывать надо того, кто придумал такое пособие по безработице, которое у нас ниже прожиточного минимума..."

Парламентарии комментируют

"Цены должны быть не просто сохранены, или балансировать на уровне прошлого года плюс инфляция. Нет, цены должны быть снижены, и в первую очередь на всю отечественную сельхозпродукцию. А для этого вообще не следует никому ее продавать, и прежде всего начиная, естественно, с тех стран, которые объявляют нам санкции, бойкот, гибридную войну..."

Парламентарии и бизнес

Наша страна – это страна тротуарной плитки, торговых центров и видеокамер. Те люди, которые формируют у нас институты власти, финансовые потоки, - им нужно, чтобы в стране было как можно больше видеокамер, потому что это очень хорошие деньги. Какая-то фирма получит теперь право заниматься и цифровизацией судов. Возможно, уже есть какой-то приближенный олигарх, который будет этим заниматься. А как мы будем предъявлять бумаги и документальные свидетельства тех или иных слов, которые озвучивает адвокат?

"Результаты работы парламента будут зависеть прежде всего от того, собирается ли правительство существенным образом изменять экономический курс. Судя по бюджету, этого делать не предполагается. При такое политике практически невозможно существенно улучшить материальное и социальное положение людей. Поэтому по-прежнему российская экономика будет развиваться относительно медленно, и не будет выполнен указ президента № 204, согласно которому мы должны обеспечить экономический прорыв. не будут ...

Видимо, когда власть не может сделать жизнь людей лучше, - не важно, по причине нежелания, или неумения, - власти нужно министерство, которое будет вбивать людям в голову то, что они стали жить лучше. И, наверное, первое, что будет делать министерство – это раздавать нашим гражданам бесплатно телевизоры, с комплектом федеральных каналов. Для такого министерства это будет самым эффективным способом воздействия на умы людей. Раньше это делалось посредством радио и газет, теперь добавилось тел ...

"В отдельных ситуациях, где граница между регионами исторически проходит по очень плотно населенному участку, возможно, действительно стоит принимать какие-то решения по уточнению границ. Но это должны решить уже сами соседствующие друг с другом субъекты, там, где этого сделано не было, и возникали какие-то споры. Но это вопросы, которые должны регулироваться, скажем так, в субсидиарном порядке между самими субъектами. А в тотальном определении границ субъектов просто нет необходимости..."